В одиночку против всех? Как Россия воюет в ООН

Сумев присоединить Крым без войны и кровопролития, Россия оказалась вовлечена в настоящую войну на дипломатическом фронте. Она вынуждена отбиваться от всесторонних нападок, а если и получает чью-то по
Фото: Организация Объединенных Наций
Facebook
ВКонтакте
share_fav

Сумев присоединить Крым без войны и кровопролития, Россия оказалась вовлечена в настоящую войну на дипломатическом фронте. Она вынуждена отбиваться от всесторонних нападок, а если и получает чью-то поддержку, то это скорее подчеркивает, в какой изоляции оказалась страна.

Исходы баталий в ООН для России малоутешительны, хотя она этого и не признает. Постпред РФ в Организации Виталий Чуркин заявил даже о «моральной и политической победе», которую Москва одержала в Генассамблее 27 марта, когда вместе с ней против резолюции о незаконности крымского референдума выступили 10 государств.

Стоит, однако, всмотреться в список, чтобы понять, что многие из этих стран сами считаются «изгоями» (по алфавиту): Армения, Белоруссия, Боливия, Венесуэла, Куба, КНДР, Зимбабве, Никарагуа, Россия, Сирия, Судан. При этом такой верный союзник России в ООН, как Китай, не стал голосовать «против» и воздержался. Одобрили же документ 100 государств – членов ООН.

Совбез важнее Генассамблеи

По сути, все это не очень-то страшно для России, ведь резолюции Генассамблеи необязательны к исполнению и носят исключительно рекомендательный характер. В отличие от решений Совета Безопасности ООН. Но там Россия как одна из пяти постоянных членов вправе заблокировать любую резолюцию.

Так оно и было 15 марта: РФ наложила вето на проект резолюции Совбеза, в котором предстоявший на следующий день референдум в Крыму был назван не имеющим юридической силы. 13 государств проголосовали «за», Китай воздержался. В мировых СМИ это передали говорящими заголовками вроде «Россия оказалась в одиночестве» и «Россия против всех».

С позиции «нейтралитета»

Всегда ли Россия вела себя в Совбезе столь принципиально? История участия страны в голосованиях по важнейшим вопросам показывает интересный результат.

За 20 лет с 1993 года, после распада СССР, Россия использовала свое право вето всего 10 раз (включая 15 марта 2014-го). Список заблокированных ею резолюций имеется на сайте ООН. А воздерживалась за тот же период в четыре раза чаще – 40 раз, в том числе по резолюциям, которые, так или иначе, повлияли или прямо определили известное развитие событий в Югославии, Косово, Ираке, Судане и Ливии.

Ливийский урок

«Россия сдала Ливию» - именно так многие теперь интерпретируют ее решение воздержаться от голосования по резолюции 17 марта 2011 года, установившей бесполетную зону над Ливией. Что стало затем с африканской страной, все знают: местная оппозиция при разрешенной ООН поддержке НАТО свергла режим Муамара Каддафи, жестоко расправившись с ним самим, но стабильность восстановить не удалось. Россия же лишилась практически всех своих интересов в Ливии.

Тогдашний «нейтралитет» в ООН стал для России крупнейшим внешнеполитическим провалом, а по убеждению многих, «позором» и даже «предательством»: ведь, по сути, страна молчаливо согласилась «сдать Ливию». Масла в огонь подлил в свое время «Коммерсант», чьи источники сообщили, что президент Дмитрий Медведев даже склонялся к тому, чтобы поддержать резолюцию по Ливии, тогда как в МИДе рассуждали о блокировке. В Кремле, впрочем, подобные разногласия отрицали.

Ливийский урок не прошел даром. Когда в Совбезе ООН стала решаться судьба Сирии, Россия трижды последовательно ветировала резолюции, даже содержащие максимально смягченные формулировки. Западным лидерам это напоминало паранойю, в России же не скрывали, что боятся повторения ливийского сценария в Сирии. То, что этот страх был главной причиной блокировки сирийских резолюций, подтверждал сам Медведев.

Запад «предпочел яд лекарству»

Напомним еще два случая, когда Россия воспользовалась правом вето – они особенно интересны в свете нынешней ситуации вокруг Крыма и Украины.

21 апреля 2004 года Россия блокировала британско-американскую резолюцию по разделенному Кипру накануне референдумов на турецком севере и греческом юге о воссоединении этой страны. Документом предусматривалось усиление международных мер по обеспечению стабильности на острове в случае положительного исхода голосования.

Обе кипрские стороны тогда призвали не спешить с принятием резолюции, да и в Совбезе изначально предполагалось обсуждать ее лишь по итогам референдумов. МИД РФ объяснил, что воспользовался правом вето не по политическим, а по техническим причинам — проект был поставлен на голосование без достаточного обсуждения.

Демарш России в Совбезе сразу же вызвал нападки ее оппонентов, увидевших в российском вето желание Москвы предотвратить эмбарго на поставки оружия Кипру. Объективно же позиция РФ сыграла на руку грекам-киприотам. На референдуме они отвергли идею объединения в единое государство (75%). Одобрение, по их мнению, означало бы фактическое признание турецкой оккупации северной части острова. Турки-киприоты, напротив, проголосовали «за». Если бы это сделали обе стороны, Кипр целиком стал бы членом Евросоюза. А так с 1 мая 2004 года к нему присоединилась только греческая Республика Кипр.

15 июня 2009 года Россия ветировала резолюцию семи стран, включая США, Великобританию и Францию, о продлении мандата миссии ООН в Грузии и Абхазии. В тексте содержалась ссылка на предыдущие резолюции по данной теме, в том числе с формулировками, подтверждающими территориальную целостность Грузии. Чуть ранее было отвергнуто компромиссное предложение России убрать эту ссылку из текста. Чуркин тогда прокомментировал это так: «Наши партнеры предпочли яд лекарству. Об этом можно только сожалеть».

Странное вето и ударный протест

Ну и для полноты картины предлагаем еще пару занятных исторических фактов.

Впервые Россия применила вето 11 мая 1993 года, проголосовав против проекта Великобритании о распределении между всеми членами ООН расходов на миротворческие силы на Кипре. Это решение было весьма странным: Москва заявила о неготовности финансировать эту операцию, но уже 27 мая резолюция была принята практически без изменений, Россия проголосовала «за».

В отличие от современной России, СССР ударно «выполнял и перевыполнял» план блокировки западных резолюций. За первые 10 лет работы Совбеза страна применяла вето целых 79 раз – это примерно половина от общего числа таких решений. Тогдашний министр иностранных дел Вячеслав Молотов даже получил среди коллег прозвище «мистер Вето».