"Разве у Украины есть армия?" Что говорят украинские военные в Крыму

Фото: РИА Новости / Михаил Воскресенский
Facebook
ВКонтакте
share_fav

Украинские военные в Крыму, который внезапно превратился в часть России, оказались в крайне неприятной ситуации. Официально им дали возможность выбрать – присоединиться к армии РФ, либо остаться верными Киеву, но покинуть полуостров. Часть солдат и офицеров уже определились, но многих не устраивает ни тот, ни другой вариант.

Вот что говорят сами военнослужащие, в том числе те, что были вынуждены покинуть свои части в Севастополе и других крымских населенных пунктах, когда их взяли под контроль пророссийские силы самообороны.

«Все мои родные из России, но я служу в украинской армии и определенно не могу перейти на российскую сторону, потому что это измена, - рассказал ресурсу Buzzfeed офицер, представившийся как Павел. - Мы не можем предать страну, которой мы служили до последнего. Это неправильно».

По его словам, большинство сослуживцев в его части – уроженцы Крыма, которые считают так же: «Мы хотим жить в Крыму, но хотим жить в украинском Крыму. А теперь мы просто не знаем, что делать».

«Офицеры не отдали никаких приказов»

Служащий украинских ВМС Роман, напротив, решил примкнуть к российским войскам, так как видел, что их победа неизбежна: «Зачем устраивать драку? Наши офицеры даже не отдали нам никаких приказов». А на вопрос, почему он не хочет уехать на материк служить в украинской армии, тот искренне удивился: «В какой армии? Разве у Украины есть армия? Ее планомерно разваливали последние 20 лет».

Многие военные, покинувшие захваченный штаб ВМСУ в Севастополе, избрали третий путь - просто отправились по домам. И хотя по украинским законам они стали обыкновенными дезертирами, как пишет корреспондент Buzzfeed, «после того как в конце февраля российские войска захватили Крым, украинские законы там по сути перестали существовать».

А после того, как президент РФ Владимир Путин подписал соглашение с властями полуострова и Севастополя об их присоединении к России, для украинских военных на этой территории – «дезорганизованных, деморализованных и в сущности побежденных» - уже нет пути назад.

«Благодарны и счастливы»

Про сам штурм расположений штаба ВМСУ в Севастополе очевидцы и участники рассказывают по-разному.

Между украинскими военными и ворвавшимися вооруженными людьми были перепалки и стычки с рукоприкладством, передала Русская служба Би-би-си, ссылаясь на свидетелей.

А местный бизнесмен Александр Панов, например, уверяет «Коммерсант», что украинские военные даже благодарили штурмовавших: «Они говорили, что сами не могли просто разойтись, благодарили нас и были счастливы». Впрочем, спецкор газеты особого счастья на лицах покидавших базу украинцев не заметил. Мимо журналистов и собравшихся жителей те проходили молча, обнимали родных, которые дожидались их тут же, и разъезжались по домам, рассказывает он.

Подполковник Александр Ломака, замначальника другой блокированной части, в Евпатории, сообщил: «От нас требуют сдать оружие и перейти на сторону Крыма, но ничего конкретного не обещают. Что будет, если мы продолжим отказываться, непонятно».

Еще один украинский офицер говорит, что ему и его коллегам предложили несколько вариантов: покинуть Крым, перейти в российские войска или вовсе уволиться из армии.

«Пристыжены и подавлены»

В глазах многих журналистов, как западных, так и российских, исход украинских военных из занятых крымских частей был весьма драматичным.

«Когда украинские офицеры, судя по виду, деморализованные, начали покидать базу в Севастополе, один капитан остановился на минуту, оглядываясь вокруг и как бы прощаясь. Он уносил с собой фотографии кораблей флота, на которых служил», - поведал российский журналист в городе Олег Климов по телефону The Los Angeles Times.

«Украинские военные выглядели так, словно получили психологическую травму» – так показалось корреспонденту Reuters. Агентство цитирует «пристыженного и подавленного» капитана Александра Баланюка: «Все это должны были решить политическим путем. А теперь все что мне остается – это стоять тут у ворот. И больше я ничего не могу поделать».

Бывший военный офицер Василий ожидал у ворот штаба сына, прослужившего в ВМС Украины 15 лет. «Мой сын присягнул Украине, и мы останемся верны этому, - сказал он изданию KyivPost. Присяга – не пара перчаток, которые можно менять. Похоже, теперь, нам придется организовать собственные группы самообороны против местной самообороны».

Еще один украинский военный, находившийся на территории военной части «Перевальное» под Симферополем, когда ее блокировали вооруженные люди, признался по телефону корреспонденту Euronews: «Я себя чувствую униженным. У меня нет будущего. Я не вижу будущего здесь в Крыму. Такое впечатление, что Украине, нашей власти, все равно. Власть решает вопросы в Киеве, а про Крым она забыла, забыла, что здесь тоже украинцы».

Люди в джинсах и свитерах – будущие гвардейцы

Формально украинская армия, конечно, существует, и насчитывает 180 тысяч военнослужащих, напоминает Reuters. Кроме того, формируется Национальная гвардия Украины, на тренировках которой под Киевом побывал корреспондент агентства. Пока это обычные люди в джинсах и свитерах, многие - даже без опыта военной подготовки.

Предполагается, что гвардия будет насчитывать 33 тысячи человек и заменит Внутренние войска МВД Украины, которые с точки зрения победившей украинской оппозиции безвозвратно запятнали свою репутацию во время противостояния на Майдане.

Некоторые из будущих гвардейцев – это так называемые «сотники», бывшие командиры боевых отрядов самообороны Майдана. Один из них, 43-летний бывший телохранитель, представившийся как «просто Жан», заявил журналисту: «Мы сделаем все возможное, чтобы защитить Украину. Важно не количество, а качество. Главное – боевой дух. Главное – патриотизм. Мы уважаем свою страну. В нас полно отваги».

«Я не вижу никакого выхода»

Но слова о патриотизме производят впечатление далеко не на всех.

Украинские военные в Крыму «совсем не нужны» правительству в Киеве, поделился своим ощущением с KyivPost полковник Юлий Мамчур. «Мы на российской территории, Путин подписал соглашение. Правительство должно было как-то ответить. Страшно это говорить, но, похоже, они хотят сделать нас крымской «небесной сотней» (так активисты Евромайдана называют своих соратников, погибших во время противостояния в Киеве, считая их героями и мучениками).

«Обычно есть выход из любой ситуации, - философски заметил полковник. - Но из данной я не вижу никакого выхода».