Мигранты развалили хваленое европейское единство

Facebook
ВКонтакте
share_fav

Автор: Дмитрий Киселёв

В Братиславе прошли масштабные волнения с участием тысяч протестующих против миграционной политики ЕС. В результате арестованы полторы сотни человек. В рядах словацкой полиции есть раненные.
Акцию затеяла молодежь, которая не согласна с тем, что Еврокомиссия сверху устанавливает для стран ЕС квоты по приему мигрантов. Словакии пока достались 700 беженцев с Ближнего Востока.
Протестующие справедливо считают, что они не бомбили Ливию, не входили в Ирак и тем более не поддерживают террористов в Сирии, вот и расплачиваться за чужие игры на Ближнем Востоке приемом беженцев они не хотят. По опросам, которые приводит республиканское телевидение, более 70% граждан страны не согласны с политикой Еврокомиссии по квотам. Тема будет вынесена на ближайшее заседание парламента Словакии.
20 июня многотысячные протесты против политики Еврокомиссии по мигрантам прошли также в Берлине и Париже.
А инфильтрация нелегалов с Ближнего Востока все не прекращается. Ежедневно тысячи голодных, необразованных, ничего не умеющих людей в поисках лучшей жизни приплывают на берега Италии, а затем двигаются дальше, по всему Евросоюзу.
Франция не придумала ничего лучше, как закрыть для мигрантов границу и не пускать их на свою территорию. Италия возмущена. Страна и так практически в одиночку принимает на себя заботу о мигрантах, но больше уже не может.
Автор: Александр Хабаров
Из палаточного лагеря на скалистом берегу Лигурийского моря открывается роскошный вид на фешенебельный французский курорт Ментон. Но обитателям лагеря попасть туда невозможно.
В начале июня правительство Франции закрыло границу для едущих из Италии мигрантов из стран Африки и Ближнего Востока. Беженцев сотнями снимали с поездов и разворачивали на пропускных пунктах. Самым конфликтным оказался КПП с величавым названием Святой Людовик. А ведь о том, что здесь проходит настоящая граница, итальянцы и французы уже и не помнят. На прошедшей неделе исполнилось 30 лет с тех пор, как в Шенгене был подписан Договор о свободном перемещении в рамках Евросоюза.
С тех пор, как эти соглашения начали действовать, любой, кто находится в Европе законно, может практически везде свободно перейти из одной страны в другую. Так было до нынешнего кризиса с мигрантами, когда вдруг оказалось, что эти правила больше не работают, или они не для всех.
Попытки взять штурмом или обойти Святого Людовика были пресечены жесткой рукой. Итальянские карабинеры пришли на помощь французам и предприняли попытку оттащить мигрантов от границы вглубь своей территории. Беженцев затолкали в автобус, но на первой же остановке они бросились в рассыпную. И через час вернулись на прежнее место. С тех пор полицейские их не трогают, но постоянно дежурят — на всякий случай.
"Нам казалось, что в Европе так хорошо, права человека и все остальное, но это не так. Мы сидим на камнях. Но эти камни — теперь наш дом, и мы не собираемся отсюда уходить", — признаются беженцы.
Насреддин приехал из Судана, где жил в раздираемой межэтническим конфликтом провинции Дорфур. Он закончил университет, учился на геолога, но на родине не только опасно, но и нет работы. Насреддин мечтает попасть в Англию.
"Там хорошее образование, — говорит он. — Я буду зарабатывать деньги и помогать моим родителям и братьям, которые остались в Судане, в лагере для беженцев. Тогда они смогут купить себе дом, а может быть, переедут ко мне".
Пока же его дом состоит из куска картона, одеяла и простыни. Это все, с чем Насредин начинает свою новую жизнь в Европе. "Люди, которые перевозят за деньги через море, забирают у нас все. На лодку ничего взять нельзя", — сказал беженец.
За то, чтобы добраться до берегов Италии, он заплатил 2 тысячи долларов. Сначала их почти месяц везли через пустыню до ливийского побережья. Потом посадили на ржавую посудину, которая наверняка бы утонула, если бы не встреча с немецким торговым судном. История типична для большинства из тех, кто теперь сидит на французской границе и ждет очередного чуда.
"Мы думаем, что здесь сейчас где-то 150-160 человек. Мы попросили 10 молодых девушек уехать на вокзал в город Вентимилья, где для них оборудован лагерь. Там сейчас примерно 600 беженцев. Мы открываем там мобильные кухни, чтобы помочь им. Особенно заботимся о женщинах и детях, для нас важно, чтобы они не ночевали на улицах", — подчеркнула Фианметта Кольоло, представительница Красного Креста.
Мигрантами сейчас занимается Красный Крест, причем как итальянский, так и французский. Есть вода, продукты питания. Одежду приносят волонтеры. Все это помогает беженцам выжить, но дороги на север Европы для них по-прежнему нет. А ведь 15 июня, чтобы решить эту проблему, специально собирались министры внутренних дел Евросоюза.
Британцы не хотят принимать у себя беженцев. Хваленое европейское единство распадается на глазах. Беженцев в очень ограниченном количестве готовы взять Германия и Австрия, остальные пока думают. А ведь речь идет о том, чтобы распределить по квотам всего лишь 60 тысяч мигрантов — треть от, что уже скопилось на юге Европы, прежде всего в Италии и Греции. По оценкам итальянской полиции, потенциал Африки — это еще 600 тысяч беженцев, которые прибудут сюда в ближайшие годы.
Если на юге Италии к постоянно прибывающим африканцам уже привыкли, то на севере страны от происходящего в шоке. У жителей провинциального городка Вентимилья, который впервые видит такое количество мигрантов, это зрелище вызывает противоречивые чувства.
"Первая реакция — хочется помочь этим несчастным людям. Они столько вытерпели, среди них много детей. Но у Италии сейчас не таких возможностей, чтобы поддержать всех. Ее оставили с этой проблемой один на один. С беженцами надо что-то делать не только нам, но и всей Европе, а решения Евросоюза все нет и нет, — говорят жители Вентимильи. — Все, что зависит от добровольцев, мы сделаем. Но сколько еще будет мигрантов? Наступает лето, когда беженцев особенно много. Судя по тому, что происходит в Сирии и Африке меньше, их точно не станет".
Как и мигранты, европейские политики продолжают верить в чудо. Их мечта — остановить беженцев в Африке. Но сегодня это — утопия. Основной поток идет из Ливии, а там после свержения Каддафи, чему активно помогали Великобритания и Франция, сейчас нет ни власти, ни закона.
"В Ливии очень опасно, любой может подойти, приставить тебе пистолет к голове и сказать: отдай мне все свои деньги и все, что у тебя есть. Никакого контроля там сейчас нет. Мы хотим жить в мире. А в Ливии сейчас в каждом доме оружие, поэтому люди оттуда бегут", — рассказывают беженцы.
Но европейские деятели видеть плоды своей политики на собственных улицах совершенно не готовы. А беженцы возвращаться обратно в Ливию, Сирию и другие государства Африки и Ближнего Востока не хотят ни в какую.
"Европа сегодня неуправляема. В 80-90 годы она функционировала прекрасно, потому что каждая страна тогда была сама по себе. Но решили сделать союз. А единого правительства нет. Его никто не хочет. Так что идея не жизнеспособна, она совсем не работает", — отметил Андрэ Домэрг, представитель Национального народного фронта Франции в департаменте Приморские Альпы.
Уже и так дошло до того, что каждый сам за себя. Итальянский премьер-министр Маттео Ренци угрожает: его правительство готово выдать мигрантам визы, и тогда они поедут, куда захотят. Эти слова напугали соседей по Европе, но беженцы, безусловно, только "за" — для них проблема была бы решена, а сложности европейского партнерства их совершенно не интересуют.

посмотреть на Вести