Лидеры "семерки" против Владимира Путина: битва карт и мнений

Россия и Запад обвиняют друг друга в «агрессивности»: кто прав? Свежие цитаты и карты для сравнения.
Reuters
Facebook
ВКонтакте
share_fav

Ровно накануне саммита «большой семерки» в Баварии, куда «агрессивную» Россию не пригласили, ее президент Владимир Путин косвенно послал коллегам «привет» через итальянскую газету Corriere della Sera:

«Хочу вам сказать – нечего бояться Россию. Мир настолько изменился, что люди в здравом уме не могут себе представить такого крупномасштабного военного конфликта сегодня. Нам есть чем заниматься, уверяю вас. Что касается опасений каких-то стран по поводу возможных агрессивных действий России – думаю, что только нездоровый человек, и то во сне, может себе представить, что Россия вдруг нападет на НАТО».

А еще он сказал: «Мы никуда не двигаемся – это инфраструктура НАТО двигается к нашим границам, в том числе военная инфраструктура. И это проявление нашей агрессивности?»

Кто и в чем был прав или неправ – рассудит лишь история. А пока можно лишь свериться с картами. Взгляните на эти карты Reuters, показывающие, как расширился Североатлантический альянс после развала Советского Союза и как изменилась сфера российского влияния.

Как было:

Как стало:

У Запада тоже находится, что предъявить России и Путину. Например, на взгляд Европы, слова президента о том, что мы, в отличие от НАТО, «никуда не двигаемся», опровергаются вот такой картой расширения территории, подконтрольной пророссийским повстанцам на востоке Украины.

Так что когда стартовал саммит G7, некоторые его участники не поскупились на «комплименты» отсутствующему российскому лидеру. Жестко высказался президент США Барак Обама: как написала Gardian, он разнес Владимира Путина в пух и прах.

«Господину Путину придется решить: продолжит ли он разрушать экономику России и погружать страну в изоляцию в своем фанатичном стремлении возродить мощь советской империи? Или он осознает, что величие России не зависит от нарушения территориальной целостности и суверенитета других стран?»

«Ирония в том, что одной из причин вторжения, согласно Путину, была защита русскоязычного населения. Что ж, именно русскоязычные жители Украины теперь несут на себе все бремя войны».

Но куда резче был премьер Канады Стивен Харпер:

«Большая семерка» – это не ООН и даже не «двадцатка». Это группа стран, имеющих схожие ценности в том, что касается демократии, свободы, прав человека и главенства закона. Господин Путин не соответствует ни одному из этих определений – ни единому. Его присутствие за этим столом непродуктивно».

А вот европейским лидерам, в отличие от «американцев», пришлось по возможности смягчать тон. Сравните осторожные речевые обороты канцлера Германии Ангелы Меркель:

«Мы готовы в случае обострения обстановки (чего мы не хотим) усилить санкции, если ситуация сделает это необходимым. Но мы считаем, что должны сделать все возможное для продвижения Минских договоренностей».

Впрочем, никакая дипломатичность не спасла Меркель от по-настоящему агрессивных нападок... пророссийских интернет-троллей. Во время саммита они запрудили ее Instagram издевательскими, оскорбительными и часто нецензурными комментариями на русском языке, так что пресс-службе канцлера пришлось не только вычищать все вручную, но и вообще запретить комментарии на любых языках, кроме немецкого и английского.

Армию троллей это едва ли остановило. Они находят веселье в том, чтобы продолжать флудить даже односложными словами латиницей, вроде Putin, vodka, matreshka и т.п., либо изображениями российского триколора.

Между тем в СМИ и соцсетях вирусно распространилось вот такое колоритное фото Reuters, сделанное на полях саммита. Оно, конечно, вызвало массу непристойных комментариев, но в целом даже иностранцы, сами мастера непринужденных поз, осудили Обаму за «неуместную развязность».

Обама давал понять европейским коллегам, что готов ввести новые санкции против России немедленно. Но осторожная Европа, выходит, тоже встала в позу. Как заявил французский президент Франсуа Олланд: «Если будет доказано, что Россия продолжает поставлять оружие и военных на восток Украины, если будет также доказано, что восточные регионы не соблюдают этапы Минского соглашения – только тогда будет допустимо ужесточить санкции. Однако пока также нет причин, чтобы их отменить».