"Уникальный эксперимент". Что изменилось в образе Владимира Путина?

Reuters
Facebook
ВКонтакте
share_fav

Наблюдая в последние месяцы за Владимиром Путиным, обозреватели в России и на Западе заметили, что кое-что в нем резко изменилось. Мы собрали самые интересные доводы и иллюстрации. Любопытно, что вы на это скажете.

Куда делся «Экшн Мен»?

Кажется, еще совсем недавно российский лидер покорял мировые СМИ в образе дерзкого и отважного героя, который все делает круто.

Круто рыбачит...

Круто спасает телебригаду от дикого тигра, усмирив его транквилизатором...

Круто добывает со дна залива древние амфоры...

Круто укладывает на лопатки спарринг-партнера по дзюдо...

И круто ничего не делает – просто смотрит.

Каких-нибудь три года назад телеканал НТВ отметил 60-летие Путина юбилейным фильмом, где было показано, как президент допоздна работает один в своем кабинете, ест здоровую пищу, плавает и тренируется в спортзале под присмотром любимого черного лабрадора Кони – единственного члена семьи, попавшего в кадр.

Но, если вы заметили, теперь про Владимира Владимировича показывают совсем другое кино. Мартовский фильм «Крым. Путь на Родину» к годовщине воссоединения с Крымом и особенно апрельский «Президент» к 15-летию пребывания Путина у власти уже не тиражируют образ супермачо.

Да и сам герой проявил себя в другом качестве. Выпустил статью, где рассказал о своих родителях на войне, и прошествовал во главе полумиллионного «Бессмертного полка» в Москве 9 мая.

«Мистер Обыкновенный»

Путин показывает себя «обычным человеком из народа», решили обозреватели. Только вот оценили эту перемену по-разному. Некоторые российские комментаторы сочли «выход в народ» гениальным политическим ходом:

  • Алексей Малашенко из Московского Центра Карнеги: «Человек, который додумался до этого простого человеческого жеста – великий стихийный политтехнолог... Не удивлюсь, если президентский рейтинг на тот момент достиг 100%. Да, то был популизм, но популизм искренний».

На Западе многие, скорее по традиции, сочли, что это «демонстрация силы». Либо стремление поднять рейтинг власти среди россиян на фоне экономических трудностей.

Но самые зоркие разглядели во всем этом другое, а именно «личный момент». Обозреватель BBC, например, подметил, что в конце фильма «Президент» Путину задается сакральный вопрос: от чего ему пришлось отказаться ради своей должности. И тот с глубоким вздохом отвечает:

  • «От нормальной в бытовом смысле жизни. Невозможно же жить так, как нормальный человек живет. Нельзя сходить в кино, нельзя пойти просто так в театр, нельзя пройтись по магазинам, что тоже не лишено определенного смысла и удовольствия».

Редкий кадр: Владимир Путин как самый обычный человек пьет кофе в дрезденском магазинчике. Простые посетители из местных не проявляют к нему никакого интереса. (Из фотоархива кремлевской пресс-службы, 2006 год).

«Тоска по интимности»

Еще четче перемену в имидже президента обозначил политолог Глеб Кузнецов в англоязычной Moscow Times. Политическая и финансовая элита, которой постоянно окружен Путин, – это не семья. Это люди, которые ему служат, которые его используют, которые перед ним пресмыкаются или его боятся. Он же «тоскует по искреннему взаимодействию, жаждет того, что обычному человек дает семья».

Путин обращается к простым людям, с которыми можно поделиться своими мыслями и чувствами. Он вовлекает их в свою жизнь, в свою личную историю, хочет, чтобы к нему отнеслись как к человеку, а не как к далекой политической фигуре. И видеть это «трогательно и грустно», потому что при всей своей тоске по «нормальности» президент по-прежнему ограждает себя стенами Кремля и не позволяет себе ни малейших проявлений слабости в любых вопросах.

«Уникальный эксперимент»

Статья Путина, последние фильмы о нем, его идея Общероссийского народного фронта и неформальные визиты в маленькие церкви в российской глубинке – все это искусственная семья, симуляция семейных развлечений, попытка пожить жизнью простого человека, который рассказывает своим детям семейные истории и по выходным ходит в кино.

То есть, это не «демонстрация силы» и тем более не угроза, как подумали на Западе, а попытка самому защититься от мира, делает вывод политолог. Поиск безопасного убежища, способ снять с себя давление, невыносимый груз власти и разделить его с близкими членами семьи.

Если все это так и есть, то это поистине уникальный эксперимент. Еще ни один российский лидер взаправду не относился к своему народу как к членам огромной семьи, как к своему племени, как к родным. Это новая «семейная» модель управления страной, без всяких «политбюро». Только вот понравится ли она той самой элите?

Взгляните теперь на другие метаморфозы Владимира Путина – на этот наз во внешности: Первое лицо. Эволюция Путина за годы у власти.