"Мы разгромили врага". Советские ветераны тогда и сейчас

Facebook
ВКонтакте
share_fav

К 70-летию Победы над фашизмом агентство Reuters сделало особую фотогалерею, посвященную советским ветеранам. Это лица молодых бойцов, какими они были в годы войны. Это лица героев, какими они являются сейчас – намного старше Победы, но все такие же молодые душой.

Каждый представляет одну из 15 республик в составе СССР. (Ради истории отметим, что с 1940 по 1956 год была еще 16-я республика – Карело-Финская). Мы решили дополнить галерею яркими воспоминаниями этих необыкновенных людей. Итак, перед вами лица и голоса Победителей.

Аллахверди Алиев. 102 года. Азербайджан

На фронт в 1941-м пошел с институтской скамьи. После короткого курса обучения стал пулеметчиком. Освобождал Крым, участвовал в боях за многие советские города и страны Восточной Европы. Узнал о долгожданной Победе, когда лежал в госпитале в Варшаве.

До сих пор едва сдерживает слезы, вспоминая, как погиб командир роты Александр Попов: «Он закрыл меня собой и умер у меня на руках. Бой продолжался под шквальным пулеметным огнем. Наша рота поднялась в атаку. Тогда мы разгромили врага».

Георгий Гозалишвили. 88 лет. Грузия

Служил в пехоте с апреля 1944 по апрель 1946 года. Конец войны встретил в Германии.

Абла Бегалиев. 91 год. Киргизия

С апреля 1942 года по 1949 год служил в 47-м дважды Краснознаменном Пограничном отряде Туркестанского Пограничного округа. Сражался на Украинском фронте, а в конце войны был переведен на афганскую границу.

Фрицис Цеплис. 98 лет. Латвия

Служил в советской пехоте с марта 1942 по май 1945 года. Победу встретил в родной республике.

Николай Мазаник. 92 года. Белоруссия

Прошедший всю войну командир стрелкового взвода участвовал вместе со своими бойцами в съемках легендарной кинохроники 1944 года: в только что освобожденном Минске с дома правительства сбрасывают свастику. Это было одно из немногих уцелевших в городе зданий.

«Домов целых не было. На самой площади был дом правительства. А справа и слева – разруха полная. Кое-что еще дымилось. Населения не было. Дома были разрушены так сильно, что только кирпичи рассыпанные валялись. И так везде, где мы проезжали. Таких разрушений я мало где встречал, но когда война закончилась и немцы на руинах здесь собирали кирпичи, тогда сердце радовалось, что они разрушили, но им приходится здесь работать».

Карл Раммус. 92 года. Эстония

«Был еще один стимул, чтобы идти в атаку – захватить блиндаж немецкий и погреться. Они там, под Великими Луками, давно окопались, а мы только что пришли – в поле в основном стояли, иногда только удавалось прятаться между стенами разбитых домов. Морозы под 20 градусов, да и костры особо не разожжешь».

Розалия Абгарян. 91 год. Армения

«Самое страшное, что было во время войны – отступление. Страдали не только физически, но и морально, потому что оставляли свою землю... А потом уже не нас преследовали, а преследовали мы. В мае 45-го мы в Праге отметили нашу победу, победу не только пражан, которые наконец смогли освободиться от фашистского ига, но и победу всего нашего советского народа, которой я очень гордилась, потому что то, что сделал наш народ, вряд ли какому-либо другому народу удалось бы сделать».

Георгий Паруль. 89 лет. Молдавия

Первое боевое крещение получил в 17 лет, в феврале 44-го, под Кривым Рогом. Бойцам сказали, что Сталин требует освободить город к Дню Красной Армии.

«В атаку-то мы поднялись, но немецкие снайперы почти сразу выбили всех наших командиров, потому что все они были одеты в белые маскхалаты. И немцы их в нашей цепи из грязных шинелей сразу всех вычислили и перещелкали. Нас в принципе неплохо подготовили и даже учили разным фронтовым хитростям, но тут хоть зубами грызи эту землю, а все равно ничего не сделаешь, даже минимально окопаться мы не могли, потому что земля промерзла до состояния бетона. Эти два часа, на лютом морозе, на земле, были самым ужасным из всего, что мне довелось пережить на войне».

Косдаулет Тасыбаев. 90 лет. Казахстан

«Наш отряд двигался в горах вблизи города Маньчжурия. Там есть особенное место, называется «верблюжьи горбы». Вот между двумя горами пролегал наш путь. Другой дороги там нет. И мы попали под обстрел японцев. Страшная схватка была. Бой длился семь или восемь часов. Мы держались из последних сил. На исходе уже были боеприпасы. Я чудом остался жив, благо подоспела наша авиация».

Гуванч Мыратлыев. 89 лет. Туркмения

«На войну меня призвали в 1944 году, как только мне исполнилось 17 лет. И сразу же я попал на передовую – прошел Украину, потом перешли в Беларусь, воевали в Польше. В Берлине я оказался как раз в те дни, когда нам объявили: кончилась война. Мы радовались, хлопали, стреляли из всего оружия – и нашего, и трофейного. После мы воевали в Австрии, Чехословакии, Венгрии, Румынии, и завершилась для меня война в Кёнигсберге. Оттуда меня взяли в морской флот, где я служил в течение пяти лет и вернулся домой только в 1950 году».

Юлюс Декснис. 88 лет. Литва

«Самое яркое, что запомнилось – это 8 мая 1945 года. В Берлине победа. А здесь, в Прибалтике, мы по-прежнему на передовой. Только что в атаке семеро погибло, девять раненых. Нам объявили, что будет повторная атака. Вернулись на исходную. Ждем. Честно говоря, в ту минуту я уже попрощался с жизнью. И вдруг – чудо. Сзади грянуло громогласное «Ура!» Оглянулся – и не поверил глазам. Все стоят в полный рост, плачут и стреляют из автоматов в небо. Перевел взгляд на немецкие позиции – везде вывешены белые флаги. Им, наконец, пришел долгожданный приказ капитулировать».

Валентина Кулинич. 94 года. Украина

Работала медсестрой на передовой, во Втором отдельном танковом батальоне. И всю войну так и прошла мирным воином.

«Кобуру расстегивала и даже пистолетом угрожала, но не стреляла никогда. Случилось это при обороне Сталинграда. Немец злющий был за то, что рушились все его планы. Бил по нам свинцовым дождем, аж земля была устлана металлом. Когда выходили из окружения, мы с офицером (он впереди) несли на носилках тяжело раненного солдата. Но как только вражеский налет – мой помощник бросал его и убегал в канаву. Несчастный солдат кричал, извиваясь от боли. Один налет, второй... После третьего я достала пистолет и сказала: «Еще раз бросишь – пристрелю, как собаку». Одним словом, по-всякому случалось. Война – это большое испытание, которое иногда ломает человека».

Узакбой Ахраев. 90 лет. Узбекистан

«На передовую попал в 42-м. И дошел с боевыми товарищами до самой Германии. Дважды тяжело ранен. Но не жалею ни о чем. В моем сердце безграничная радость! Вся страна помнит о том, как воевало наше поколение, и сегодня чествует ветеранов».

Холик Ходжаев. 91 год. Таджикистан

Служил в советской пехоте с октября 1942 по январь 1946-го. Счастливая весть о Победе застала его в Венгрии.

Борис Рунов. 89 лет. Россия

За несколько дней до Победы едва не погиб, наткнувшись в лесу на подступах к Берлину на группу из 600 немецких солдат, прорвавших линию обороны. Но молодой лейтенант сумел убедить их сдаться в плен, за что получил звание Героя Советского Союза.

«Я говорю: «Хотите сдаваться живыми? Сдавайтесь. Расстрелять? Расстреляйте меня, а мои танки вас расстреляют. Хенде хох, Берлин капут и прочее, так сказать...»

Чтобы сполна ощутить горечь и сладость Победы, совершите виртуальную прогулку по Берлину 1945 года.