Во все тяжкие. Как "киевский патриарх" Филарет за властью гонялся

Facebook
ВКонтакте
share_fav

«Нет, братья и сестры, это не убийство!»

Глава самопровозглашенной Украинской Православной Церкви Киевского Патриархата Филарет во время воскресной проповеди 22 марта заявил, что убийство не подчиняющихся Киеву жителей Донбасса не является грехом.

«Где правда, за украинцами или за сепаратистами, которые хотят продать Украину вместо того, чтобы быть благодарными за то, что украинская земля дала им приют, дала им жизнь. Жили, ели украинский хлеб, получали жизнь, а теперь хотят землю, которая им не принадлежит, отдать России», – заявил Филарет, – «Можно ли, защищая свою землю, убивать и лишать жизни? Убийство ли это? Нет, братья и сестры, это не убийство! И не нарушение заповеди Божьей!»

Подобные высказывания церковного иерарха, который, казалось бы, должен призывать к миру, могли бы удивить, если не знать, что самозваный патриарх Филарет поддерживает карательную операцию в Донбассе фактически с самого первого дня.

Во время недавнего визита в США киевский патриарх призвал американские власти начать поставки оружия на Украину, попутно наградив церковным орденом Святого князя Владимира I одного из самых известных вашингтонских «ястребов» Джона Маккейна.

В феврале 2015 года Филарет объявил грехом уклонение от мобилизации в украинскую армию, тем самым помогая киевским властям пополнять запасы «пушечного мяса».

Обвиняемую в причастности к убийству российских журналистов украинскую наводчицу карательного батальона Надежду Савченко, находящуюся в российской тюрьме, Филарет 1 марта 2015 года наградил церковным орденом святого великомученика Георгия Победоносца «за борьбу со злом».

Паренек из Донбасса

Людям, не посвященным глубоко в новейшую историю и современный день православной церкви, на постсоветском пространстве подобные поступки киевского иерарха могут показаться кощунственными и недопустимыми.

Но дело в том, что служители церкви – такие же люди, как и все остальные, и количество негодяев, клятвопреступников и откровенных подонков в среде священников не отличается принципиально от количества подобных лиц в других сферах деятельности.

Самозванный киевский патриарх Филарет является самым ярким тому примером.

Филарет, в миру Михаил Антонович Денисенко, родился там, где сегодня, в том числе и сего благословения, льется кровь – на земле Донбасса. Сын шахтера Миша Денисенко появился на свет 23 января 1929 года в селе Благодатное Амвросиевского района Донецкой области.

Окончив школу, набожный юноша решил связать свою жизнь со служением церкви. Для этого как раз наступило удачное время, благодаря смягчению официальной позиции советской власти по отношению к религии.

В 1946 году Денисенко поступил в третий класс Одесской духовной семинарии, на что, строго говоря, не имел права – поступать на учебу в подобные заведения в СССР можно было только с 18 лет. Однако и здесь ему повезло – на недостаток лет власти закрыли глаза.

Спустя два года Михаила Денисенко принимают на учебу в Московскую духовную академию.

На втором курсе академии педагоги отмечают его и сулят большую карьеру. Началом ее стало пострижение в монашество под именем Филарет. После этого новоявленный монах Филарет получает свою первую должность исполняющий обязанности смотрителя Патриарших покоев в Троице-Сергиевой Лавре.

«Утверждать, что я не был связан с кгБ, было бы неправдой»

В 1952 году, 23 лет от роду, Филарет по окончании академии со степенью кандидата богословия, был назначен преподавателем Священного Писания Нового Завета в Московской духовной семинарии.

Его дальнейшая карьера сопоставима со взлетом Стива Джобса – в консервативной церковной среде он за 14 лет прошел путь от выпускника академии до архиепископа Киевского и Галицкий, Экзарха Украины и постоянного члена Священного Синода Русской Православной Церкви. Тех высот, каких Филарет достиг к 37 годам, многие священники не достигают за долгую жизнь.

Выделяло Филарета то, что он практически не имел проблем со светскими властями. Подобное выглядело невероятным в условиях, когда жизнь церкви находилась под жестким контролем государства.

Сам Филарет в 2012 году в одном из интервью намекнул на то, почему так происходило, заметив, «в советские времена никто не мог стать архиереем, если на это не давал согласие кгБ, поэтому утверждать, что я не был связан с кгБ, было бы неправдой, был связан».

Намек оказался настолько прозрачным, что подчиненным Филарета пришлось срочно оправдываться за шефа. «Нигде и никогда патриарх Филарет не говорил, что он был агентом кгБ. Он говорил и продолжает говорить о том, что в СССР было невозможно заниматься церковной деятельностью без контактов с государственной властью, в том числе с кгБ», – заявил глава информационного управления УПЦ КП архиепископ Евстратий.

Церковный хозяин Украины

Как бы то ни было, карьера Филарета была совершенно безоблачной. Он ездил в зарубежные командировки, представляя РПЦ на различных религиозных форумах, а в 1979 году был удостоен советского Ордена Дружбы народов с формулировкой «за патриотическую деятельность в защиту мира».

Верующей Украиной Филарет правил железной рукой, подавляя всех недовольных и несогласных с его политикой при полной поддержке государства.

Украине, в которой советская власть после войны собрала в лоно единой православной церкви все разношерстные течения, включая даже греко-католиков, нужен церковный диктатор, который сможет удержать ситуацию под контролем – по всей видимости, так рассуждали представители партийных органов, поддерживая Филарета.

Его же самого контролировать было достаточно просто – церковный иерарх любил жизнь несколько больше, чем положено монаху. «Несколько больше», в частности, заключалось в том, что Филарет практически открыто жил с женщиной, о чем было хорошо известно в церковных кругах.

Во второй половине 1980-х спокойная жизнь Филарета на Украине кончилась. Затеянная Михаилом Горбачевым перестройка сказалась и на церкви. Греко-католики начали требовать возвращения им храмов и полной независимости, оживились и представители других течений православия.

Сам Филарет, однако, в этой каше вариться уже не хотел. Его амбиции достигли высшей отметки – он мечтал занять место Патриарха Московского и Всея Руси.

«Как решит Собор, так и будет»

Здоровье Патриарха Пимена к тому времени серьезно пошатнулось, и вопрос о преемнике вышел на первый план.

Если бы Пимен ушел бы в мир иной лет на пять раньше, или перестройка задержалась бы на этот же срок, Филарет, скорей всего, добился бы желаемого. Его деятельность на Украине вполне устраивала светские власти, он великолепно умел выполнять указания, и вполне подходил для роли Патриарха в реалиях эпохи застоя.

На беду Филарета, Пимен умер в 1990 году, когда советский режим окончательно ослабил хватку, и вопрос о новом Патриархе был полностью отдан на откуп самим представителям церкви.

Влияния Филарета хватило на то, чтобы получить пост патриаршего местоблюстителя, то есть, говоря светским языком, и.о. Патриарха до выборов.

Но дальше начались проблемы. Недовольство его методами управления и дурная репутация в плане моральной устойчивости привели к тому, что имя Филарета его сторонникам только с огромным трудом удалось включить в списки кандидатов.

Как утверждал свидетель тех событий, ныне покойный митрополит Харьковский и Богодуховский Никодим, накануне Поместного Собора РПЦ, где должно было состояться решающее голосование, Филарет отправился на прием к главе Верховного Совета СССР Анатолию Лукьянову, сказав тому, что ЦК КПСС утвердило его кандидатуру на пост Патриарха. В ответ Лукьянов развел руками: «Михаил Антонович, теперь мы вам не можем помочь: как решит Собор, так и будет».

7 июня 1990 года Поместный Собор «прокатил» Филарета самым жестким образом – он даже не попал в финальный тур голосования, с 66 голосами уступив митрополиту Ростовскому и Новочеркасскому Владимиру (107 голосов) и митрополиту Ленинградскому и Новгородскому Алексию, будущему Патриарху (139 голосов).

Для Филарета это поражение стало сильнейшим ударом. Но он достаточно быстро оправился, оценил обстановку и понял, что имеет шанс взять реванш.

«Богом данный Украине»

Для начала он подал прошение о предоставлении Украинской Православной Церкви широкой автономии под эгидой Московского Патриархата, объясняя это необходимостью реагировать на вызовы времени.

Филарету пошли навстречу: в октябре 1990 года Архиерейский собор РПЦ преобразовал Украинский Экзархат в Украинскую Православную Церковь и даровал ей независимость и самостоятельность в управлении. Предстоятель Украинской православной церкви получал титул «Митрополит Киевский и всея Украины»; в пределах этой Церкви ему усваивался титул «Блаженнейший». В текст Патриаршей грамоты от 27 октября 1990 года включено благословение Филарету быть Предстоятелем Украинской Православной Церкви.

Таким образом, Филарет утвердился в качестве церковного первоиерарха Украины, и стал ожидать развития политических событий.

После распада Советского Союза Филарет решил, что его звездный час настал: если ему не удалось стать главой Московского Патриархата, значит, нужно создать новый, Киевский патриархат.

Горячую поддержку Филарет обрел в лице первого украинского президента Леонида Кравчука, спешившего отделиться от России везде, где только можно. Силовую поддержку Филарету, когда дело дошло до отъема храмов и другой собственности у тех, кто остался верен Московскому Патриархату, оказывали боевики украинских националистических организаций.

Осенью 1991 года Филарет пытался добиться автокефалии, то есть полной независимости от РПЦ, обращениями к патриарху Алексию II. Без «визы» московского патриарха церковную независимость Киева не признает никто в православном мире.

В Москве после долгих споров пришли к выводу, что автокефалия УПЦ на данном этапе к церковному миру не приведет. Самого же Филарета обвинили в том, что он не соответствует требованиям, предъявляемым к личности, способной объединить вокруг себя всех православных клириков и мирян на Украине.

Филарет признал ошибки, покаялся, и дал крестную клятву по возвращении в Киев подать в отставку. Покаяние произвело впечатление на участников собора: предполагалось, что после отставки Филарет сможет продолжить архипастырское служение на одной из кафедр Украины.

Клятву перед крестом Филарет принес по требованию украинских иерархов, хорошо знавших истинную цену словам своего «шефа».

Сомневавшиеся иерархи не ошиблись. Вернувшись в Киев, Филарет объявил пастве, что не признаёт обвинений, выдвинутых якобы за его просьбу даровать Украинской церкви независимость, и что он будет возглавлять Украинскую Православную Церковь до конца своих дней, поскольку он «дан Богом украинскому Православию».

Анафема

11 июня 1992 года Архиерейский Собор Русской православной церкви постановил «извергнуть митрополита Филарета (Денисенко) из сущего сана, лишив его всех степеней священства и всех прав, связанных с пребыванием в клире», за «жестокое и высокомерное отношение к подведомственному духовенству, диктат и шантаж, внесение своим поведением и личной жизнью соблазна в среду верующих, клятвопреступление , публичную клевету и хулу на Архиерейский Собор, совершение священнодействий, включая рукоположения в состоянии запрещения, учинение раскола в Церкви».

Но Филарета уже было не остановить. 25 июня 1992 года в Киеве было объявлено о создании Украинской Православной Церкви Киевского Патриархата, в которую вошли иерархи, поддержавшие Филарета, а также Украинской Автокефальной Православной Церкви, после войны действовавшей за границей. Первым Патриархом новой церкви стал не Филарет, а 94-летний Патриарх УАПЦ Мстислав, племянник Симона Петлюры, до церковной карьеры успевший послужить адъютантом у дяди.

Впрочем, в реальности лидером УПЦ КП оставался Филарет, формально ставший Патриархом новой структуры только в 1995 году.

На Украине произошел полноценный церковный раскол, когда в стране оказалось две православных церкви – филаретовская УПЦ КП и УПЦ МП, оставшаяся в лоне Русской Православной Церкви.

Опираясь на поддержку официального Киева, Филарет активно наступал на оппонентов, отбирая у них храмы и имущество, взамен «божьим словом» благословляя все начинания украинских властей.

21 февраля 1997 года Архиерейский Собор РПЦ отлучил Филарета от церкви и предал анафеме. Впрочем, Михаила Денисенко никакой анафемой не смутишь. Он добился того, чего хотел – стал Патриархом, а цена вопроса его никогда не интересовала.

На пороге высшего суда

Единственное, чего ему так и не удалось добиться – это признания Киевского Патриархата другими поместными православными церквями. Признают Филарета Патриархом исключительно такие же церковные раскольники, как и он сам.

Президент Украины Виктор Ющенко в свое время потратил немало усилий на то, чтобы добиться «легализации» Филарета, который служит украинским властям также преданно, как ранее служил Политбюро ЦК КПСС. В канун 1020-летия Крещения Руси Ющенко активно обхаживал Константинопольского Патриарха Варфоломея I, добиваясь от него нужно решения. Но, судя по всему, Варфоломей оказался не столь падок на земные блага и радости, как Филарет – в итоге Киевский Патриархат так и не был признан.

В августе 2009 года во время визита на Украину Патриарха Московского и Всея Руси Кирилла Ющенко обратился к нему со следующими словами: «Самое большое желание украинского народа – жить в единой поместной православной церкви».

«Эта церковь, господин президент, существует», – парировал Кирилл, имея ввиду УПЦ МП, – «Есть поместная церковь в Украине. Если бы ее не было, не было бы сегодня Украины».

Михаилу Антоновичу Денисенко в январе 2015 года исполнилось 86 лет. В погоне за удовлетворением властных амбиций он не останавливался не перед чем. К сегодняшнему благословлению кровавых убийств жителей Донбасса он шел, шаг за шагом, всю свою долгую жизнь.

Судить его за все будет уже другой судья, на которого не подействуют ни авторитет президент Украины, ни автоматы украинских нацистов.

Наверное, только этого суда монах Филарет и страшится. Если, конечно, верит в Бога.

посмотреть на Аргументы и Факты