В 1917 году Российскую империю разрушили либералы и масоны, а большевики спасли русскую цивилизацию

Facebook
ВКонтакте
share_fav

В современной России, с подачи «перестройщиков» и реформаторов», являющихся идейными наследниками февралистов-масонов 1917 года, господствует мнение, что большевистская революция 25 октября (7 ноября) привела к уничтожению исторического Русского государства. Мол, большевики устроили переворот, который разрушил Российскую империю и привёл к многообразным тяжелейшим последствиям, включая потерю ряда территорий. Однако это заведомая неправда, хотя о ней вещали и вещают многие влиятельные идеологи и политики. Гибель Русского государства стала необратимой после двух важнейших актов предательства, которые совершили влиятельные политики, думские деятели, великие князья, аристократы, генералы и банкиры (многие бывшие «братьями» по различным ложам, подчиненным концептуальным центрам Запада). Во-первых, прогнившая верхушка Российской империи ликвидировала самодержавие. Русское самодержавие было основой всей Российской империи. Оно давало возможность России быть концептуально независимой державой от западной цивилизации. Одна воля русского императора могла сломать многолетние махинации внешних и внутренних врагов русского народа. Хороший пример – правление Александра III Миротворца, который не давал втянуть Россию в ненужные ей войны, превратить Россию в фигуру в чужой Большой Игре. Самодержавие олицетворяло священную преемственность русской власти от киевских и московских великих князей, царей. Царь в России был священной фигурой. «Плохие бояре» («элита») могли совершать ошибки, воровать, но царская фигура сохраняла единство державы, не давала начаться смуте. Царь олицетворял порядок и закон. При всех недостатках царской власти она позволяла России поступательно развиваться и сохранять независимость, давать отпор внешним врагам. Царь был символом единства земной власти и власти небесной. Лишив Россию этого стержня либерал-масоны впустили в страну смуту. Для крестьянской России, а крестьяне были подавляющей частью населения страны, власть просто исчезла. Для них власть был царь и его представители на местах. Временное правительство, всевозможные временные комиссары и комитеты не были настоящей властью, «властью от Бога». Наступило время для «русского бунта – бессмысленного и беспощадного». Во-вторых, февралисты сокрушили главный оплот самодержавия и империи - армию. Царская власть и Российская держава стояли на штыках мощной миллионной армии, которая могла отразить удар внешнего врага, подавить попытку дворцового переворота иили вспышки бунта рабочих и крестьян, как во время революции 1905-1907 гг. Разрушив самодержавие либерал-масоны лишили армию Верховного Главнокомандующего. Это был первый важнейший шаг по разрушению русской армии. Вторым шагом стал т. н. приказ № 1 от 2 (15) марта 1917 г. о «демократизации армии», который выпустил Центральный исполнительный комитет (ЦИК) Петроградского совета рабочих и солдатских депутатов. С принятием Приказа № 1 в армии был нарушен основополагающий для любой армии принцип единоначалия, что привело резкому падению дисциплины и боеспособности русской армии, и в конечном итоге способствовало её развалу. Стоит отметить, что до сентября 1917 года, большевики не играли ведущей роли в Петроградском совете. Непосредственным составителем приказа был секретарь ЦИК, знаменитый тогда адвокат Николай Дмитриевич Соколов (1870 — 1928). По происхождению из духовенства, Соколов участвовал в подрывном движении народников, был в ссылке, в 1900-е годы сделал блистательную карьеру на многочисленных политических процессах, связанных с защитой различных террористов-революционеров. С 1910 года член Верховного совета «Великого востока народов России», и некоторых других масонских лож. Стоит отметить, что будущий глава Временного правительства Керенский также был членом «Великого востока народов России». Соколов же положил начало политической карьере Керенского, устроив ему в 1906 году приглашение на громкий процесс над прибалтийскими террористами, после которого ранее безвестный адвокат сразу стал знаменитостью. В сфере политики Соколов выступал как внефракционный социал-демократ, в партиях не состоял. Выпуская приказ № 1, Соколов, разумеется, не предвидел, что его детище чуть его не убьёт. В июне Соколов возглавит делегацию ЦИК на фронт и когда делегаты начнут убеждать солдат не нарушать дисциплину, солдаты набросятся на них и зверски изобьют. Соколов без сознания несколько дней пролежит в больнице, и долго будет лечиться. Приказ № 1 вёл к полному уничтожению созданной в течение столетий русской армии – станового хребта Русского государства. Одно уже демагогическое положение о том, что «свобода» солдата не может быть ограничена «ни в чем», означало ликвидацию самого института армии. При этом стоит помнить, что этот приказ издавался не в мирное время, когда подобные эксперименты, хоть и губительны, но не смертельны, а в условиях грандиозной мировой войны, когда Россия несла на себе тяжесть противостояния с Германской, Австро-Венгерской и Османской империями. Под ружьем в России было около 11 млн. человек. Надо сказать, что октябрист Гучков, бывший военным министром, немедленно заявил, что приказ «немыслим». Глава кадетов Милюков, бывший министром иностранных дел Временного правительства, стал убеждать Соколова в невозможности публикации этого приказа (хотя газету с его текстом уже стали распространять). Гучков и Милюков, хоть и были среди разрушителей самодержавия, все же понимали, что без армии страну не удержать. Став 5 мая военным и морским министром, Александр Керенский всего через несколько дней издал свой «Приказ по армии и флоту», который близок по своему содержанию к приказу № 1. Его называли «декларацией прав солдата». Как впоследствии отмечал генерал Деникин, эта декларация прав «окончательно подорвала все устои армии». Таким образом, Русское государство и армию разрушили отнюдь не большевики. Это понимали и их открытые враги. 16 июля 1917 года, выступая в присутствии главы Временного правительства Александра Керенского, Деникин прямо говорил: «Когда повторяют на каждом шагу, что причиной развала армии стали большевики, я протестую. Это не верно. Армию развалили другие…». Видимо, из-за «тактичности» генерал не стал прямо называть имена виновников. Деникин продолжил: «Развалило армию военное законодательство последних месяцев». А «военными законодателями» последних месяцев были масоны Соколов и Керенский. Российское масонство XX столетия стало решающей силой Февраля 1917 года в силу того, что оно смогло объединить различные элитарные группировки в верхушке российского общества, которые ненавидели русское самодержавие и хотели «модернизировать» Россию на западный лад. В разных ложах собирались как великие князья и аристократы, так и «разночинцы» - юристы, разного рода авантюристы. Влиятельные деятели различных партий и движений, провластных группировок выступали на политической сцене более или менее разрозненно. А масонские ложи (и иностранные посольства) сливали их разрушительную энергию воедино. Скрепленные масонской дисциплиной, клятвой перед своим и одновременно высокоразвитым западным масонством, различные, порой, явно враждебные друг другу деятели – от октябристов до меньшевиков, - стали дисциплинированно и целеустремленно осуществлять единую миссию. Миссию разрушения Российской империи. Не удивительно, что большая часть Временного правительства первого состава (9 из 11, а по другим данным все) и большая часть министров Временного правительства последующих составов были «братья» по ложам. Либералы и масоны смогли быстро разрушить самодержавие и армию, по сути, государство, его главные институты, но оказались совершенно бездарными и бессильными управленцами, которые не смогли предложить народу новый проект и создать новую государственность. Поэтому так легко потеряли власть, не сумев оказать сопротивление новому, Октябрьскому перевороту. После поражения февралистов в России, эту версию в своих интересах приняла и советская историография, был создан миф, что переворот в феврале 1917 года в Петрограде был якобы делом рабочих и солдат столичного гарнизона, которых возглавили социалисты, главным образом большевики. Однако исторические факты опровергают эту версию. Во время Февральского переворота в Петрограде почти не было сколько-нибудь влиятельных большевиков. С начала войны они выступили с пораженческих позиций, что вызвало всеобщее осуждение. Поэтому партийный актив пребывал или в далекой эмиграции в Европе и США, без серьёзных связей с Россией, а также в постоянной междоусобной грызне и склоках, или в далекой ссылке за свою подрывную деятельность, не имея прочных связей с Петроградом. Из 29 членов и кандидатов в члены большевистского ЦК, избранного на VI съезде (в августе 1917 г.), ни один не находился в феврале в российской столице. Сам Ленин, как это хорошо известно, не только ничего не знал о готовящемся перевороте, но и не предполагал, что в ближайшей перспективе он вообще возможен, отодвигая возможность революции в России на очень далекое будущее. А волнения рабочих в феврале 1917 года были связаны с недостатком и невиданной дороговизной продовольствия, особенно хлеба, бывшего основной пищей людей, в столице. Такие стихийные волнения ничего не значили. В истории России было много различных рабочих забастовок и стачек, но без организующей политической воли, способной надавить на власть, они не имели политического значения. Однако такая сила тогда была и именно она и организовала дефицит в Петрограде. Подобным же образом организуют дефицит в Москве во время «перестройки», чтобы подогреть народное недовольство и создать соответствующий фон контрреволюции 1991 года. Так в исследовании Таисии Китаниной «Война, хлеб и революция: Продовольственный вопрос в России. 1914 - октябрь 1917 г.» показано, что дефицит в Петрограде был искусственно организован. Излишек хлеба (с вычетом объема потребления и союзных поставок) в 1916 году составил 197 млн. пудов хлеба. В результате Европейская Россия вместе с армией могла снабжаться собственным хлебом до нового урожая 1917 года. При этом остатки от урожаев прошлых лет не были бы полностью исчерпаны. Этот же факт отмечает советский историк Николай Яковлев в работе «1 августа 1914». Яковлев отмечал продуманность заговора, заправил ы Февральского переворота «способствовали созданию к началу 1917 года серьезного продовольственного кризиса … с начала ноября резкие нападки в Думе и тут же крах продовольственного снабжения!» Прозападные круги в России, желающие сместить царя и установить «конституционную монархию» или республику, организовали «хлебный бунт» в столице, вызвали недовольство населения. При этом другие деятели заговора, которые занимали ключевые посты в вооруженных силах, сделали всё, чтобы бунт не подавили в самом начале, чтобы он разросся. Важен и тот факт, что во время войны участники заговора вносили сумятицу в процесс снабжения армии, дезорганизовывали работу железных дорог. Всё это привело к резкому росту недовольства в армии. Фактически руководивший армией начальник штаба Верховного Главнокомандующего генерал Михаил Алексеев саботировал усиление Петроградского гарнизона верными частями, гвардейцами, выделил в январе 1917 года Петроградский регион в особый округ с назначением его командующим никому не известного и никак себя не зарекомендовавшего генерала Сергея Хабалова, чья халатность и бездеятельность (вне зависимости от того, был Хабалов сознательным участником заговора или же безвольным орудием) сослужила службу революционным силам, лишив власть вооруженной силы в центре восстания. Алексеев не только ничего не сделал для отправления 23-27 февраля войск в Петроград для установления порядка, но и сам оказал жесткое давление на царя, заставив его поверить, что вся армия на стороне переворота, хотя это был обман. Большая часть не входившего в заговор генералитета и высшего офицерства, видимо, выполнила бы долг. Николай II верил Алексееву и уступил психологическому давлению. Продолжение следует…

посмотреть на Военное обозрение