"Мы – ученики Богу"

Facebook
ВКонтакте
share_fav

За карикатуры на Ивана Грозного Запад получил асимметричный ответ Независимая политика России снова вызывает переполох в общеевропейском курятнике. С подачи его заокеанского хозяина объявляются санкции и бойкоты, вводятся визовые ограничения, замораживаются активы, предпринимаются попытки обесценить рубль. Все это уже было. Старые, битые молью жупелы зоологической русофобии извлекаются из политических «сундуков» времен Сигизмунда, Карла XII, Наполеона, Чемберлена, Геббельса или Даллеса и пускаются в ход под видом белых риз миротворчества. Но паниковать, тем более пугаться не стоит – надо лишь, оборотясь лицом к истории, к противникам задом, вспомнить, чем закончились эти потуги сто, двести и даже пятьсот лет назад. Желтая пресса Средневековья Итак, вторая половина XVI века, Ливонская война. Россия во главе с креативным, как бы сейчас сказали, царем Иваном IV (Грозным) ведет изнурительную войну с граничащими с ней на северо-востоке европейскими государствами за выход к Балтийскому морю, защищая свои геополитические и экономические интересы. Как бывало не раз, европейцы очень быстро договорились между собой и, заключив союз с крымским ханом, выступили против нас единым фронтом. Те, кто открыто вступить в конфликт побоялся, давили Россию санкциями, бойкотировали наши товары. В ход были пущены не только пушки и деньги на подкуп изменников, но и чернила, рисующие русского царя в устрашающем, отталкивающем виде. Эту реакцию убедительно обрисовал член-корреспондент Петербуржской академии наук Сергей Платонов: «Выступление Грозного в борьбе за балтийское поморье поразило Среднюю Европу. В Германии «московиты» представлялись страшным врагом. Опасность их нашествия описывалась не только в официальных сношениях властей, но и в обширной летучей литературе листовок и брошюрок». К. Брюллов. «Осада Пскова королем Стефаном Баторием в 1581 году». 1843 Да, с началом антироссийской кампании в Европе стали выпускаться так называемые летучие листки. Всего появилось 62 карикатурных издания, направленных против России, страны варваров, и лично Ивана Васильевича. В одном из листков царь изображен в виде страшного медведя. Именно с той поры его образ стали ассоциировать с Россией. Каких только зверств не приписывали русским варварам, вплоть до поедания живьем детей. Прозвище Грозный, данное царю народом за его отношение к врагам Отечества, переводилось не иначе как the terrible – ужасный. Хотя «сама европейская история XVI века подарила миру целую галерею кровожадных правителей: король Генрих VIII, королевы Мария Кровавая и Елизавета I – в Англии, Филипп II – в Испании, Христиан II – в Дании, Эрик XIV – в Швеции, император Священной Римской империи германской нации Карл V, каждый из которых умертвил куда больше людей, порой в десятки раз, чем их коронованный современник из далекой Московии Иван Грозный», пишет доктор исторических наук Александр Боханов. К такой информационно-пропагандистской истерии Россия оказалась не готовой, но ответ на экономические санкции и бойкоты был найден скоро. Поскольку наши товары, вывозимые морем через балтийские порты, в окрестностях которых хозяйничали шведские, немецкие и датские корабли, подвергались разграблению, русский царь выдал датчанину Карстену Роде жалованную грамоту на организацию пиратского флота, который нанес существенный урон морской торговле, регулярно отправляя на дно суда купцов-конкурентов. Европейские державы пеняли Москве на недопустимость таких контрмер, но царь пропускал все «ноты» мимо ушей. Чем закончилось это противостояние? Через 150 лет было прорублено окно в Европу. Через 240 лет состоялся парад русских войск в Париже и границы России раздвинулись до Вислы и Муонийоки. Еще через 100 лет были построены незамерзающий порт Романов-на-Мурмане и самая протяженная в мире Транссибирская магистраль. А затем над поверженным Рейхстагом взвилось Знамя Победы. Сегодня Россию вновь пытаются отодвинуть на восток. Действуют обманом, шантажом, угрозами, провокациями – старыми, испробованными способами, обвиняя нас в проведении агрессивной политики. Как провидчески писал известный общественный деятель и публицист второй половины XIX века Иван Аксаков: «Если поднимается свист и гам по поводу властолюбия и завоевательной похоти России, знайте, что какая-нибудь западноевропейская держава готовит бессовестнейший захват чьей-либо чужой земли». Операция «сберкасса» 27 января 1904 года началась Русско-японская война. На фоне разворачивающихся на Дальнем Востоке событий факт, произошедший в Петербурге, не потряс основ империи, хотя… В тот исторический день в отделение столичной сберегательной кассы обратился вкладчик, который потребовал у кассира немедленно выдать всю находившуюся на хранении сумму. Свой мотив господин объяснил информацией, почерпнутой из листовки, которую нашел накануне в почтовом ящике. В ней говорилось, что правительству срочно нужны деньги на войну с Японией и оно намерено взять их у вкладчиков. Пожав плечами, клерк выдал требуемую сумму, но следом уже выстроилась очередь желавших также получить все свои сбережения. Подобные письма неизвестных «доброжелателей» распространялись повсеместно в крупных городах империи от Владивостока до Варшавы. Смысл затеи был очевиден: как минимум – спровоцировать панику, подорвав доверие вкладчиков в кредитоспособность государства, как максимум – пошатнуть финансовые устои России. Ведь если десятки (если не сотни) тысяч вкладчиков одновременно потребуют вернуть им их кровные, выдача денег ударит по финансовой стабильности страны, а отказ может спровоцировать беспорядки. Накануне неожиданной для России войны такой поворот событий мог повлечь очень серьезные последствия. Очереди у отделений сберегательных касс крупных городов выросли моментально, положение было близко к критическому. Спасли его профессионализм и распорядительность министра финансов того периода Э. Плеске, сменившего по болезни В. Коковцева, управляющего Госбанком С. Тимашева и их подчиненных. Вклады выдавались повсеместно без проволочек всем желающим, что быстро снизило накал страстей, а параллельно на окнах сберкасс, в газетах и на афишных тумбах появилось официальное заявление главы кредитно-финансового ведомства о неуклонном исполнении всех обязанностей государства перед своими клиентами. Паника быстро улеглась. Можно не сомневаться, что этот финансовый трюк был хорошо продуман и планировался заранее. Автор книги «Кто финансирует развал России?» Николай Стариков отмечает, что наши многочисленные «борцы за свободу» при всей их ненависти к «прогнившему царскому режиму» не были способны на махинации в таких масштабах, чтобы завалить накануне войны огромную страну провокационными листовками. Не наблюдалось же такого с их «искрами» и «правдами», редакции и типографии которых жандармы и полиция с завидной регулярностью громили и закрывали. А тут – блестяще проведенная, тщательная спланированная операция. Какая сила в мире была способна на такое? Следуя старому римскому принципу, надо искать заинтересованных в поражении России в той войне. Не секрет, что Японию вооружали и подталкивали к конфликту наши заклятые «союзники» – США и Англия. Вредные советы Поскольку та операция благодаря оперативному вмешательству государства не достигла успеха, через год была проведена повторная атака, направленная на подрыв финансовой стабильности Российской империи. На этот раз организаторы решили играть по-крупному. Был создан специальный орган, направляющий и координирующий действия оппозиционеров, – Петербургский совет, в который вошли такие одиозные личности, как Л. Троцкий (Бронштейн), Л. Красин, А. Парвус (Гельфанд). Цели, помимо чисто политических, ставились и финансово-экономические. В недрах совета был разработан «Финансовый манифест», который открыто призывал ускорить денежный крах царизма. БСЭ без обиняков поясняет, что требовалось делать: «Отказаться от уплаты податей и налогов, забирать свои вклады из Государственного банка и сберегательных касс, требуя при всех финансовых операциях, а также при получении заработной платы выдачи всей суммы золотом». Манифест призывал все страны отказать царизму в новом займе, необходимом ему для подавления революции. Предупреждал, что народ не допустит уплаты долгов по этим займам. Этот подрывной документ напечатали одновременно во всех оппозиционных газетах, которые тогда издавались десятками и выходили большими тиражами. Открыто брошенный вызов хоть и с опозданием, но был принят государством. Членов совета арестовали, газеты, напечатавшие манифест, закрыли. Но резонанс был значительным. В декабре 1905-го выдачи в сберегательных кассах страны превысили поступления – вкладчикам вернули 90 миллионов рублей. Это вкупе с неблагоприятными факторами войны стремительно повлекло экономику вниз. Рубль, реально обеспеченный золотом, теперь этого лишался, заметно слабея, ведь многие кредиторы государства требовали возврата вкладов как раз в золотом эквиваленте. Провокация сработала. Отказать в священном праве собственника? На это «гнилое» царское правительство было не готово даже под угрозой краха. В атаку на рубль включились и зарубежные кредиторы, начавшие выдвигать России политические требования, следом усилилось бегство отечественного капитала за границу. Оно в итоге приобрело такой размах, что правительство вынуждено было принять срочные меры. Госбанк ввел ограничения на свободную продажу валюты. Чтобы купить марки, франки или фунты стерлингов, отныне требовалось предъявлять специальные товарные документы, выдаваемые в государственных учреждениях. Правительство удержало удар. Пусть и ценой весьма непопулярных мер, включая Портсмутский договор о мире с японцами. Сегодня мы являемся очевидцами новых попыток обвалить нашу финансовую систему, дестабилизировать рубль, задавить Россию экономически. Сделать это именно сейчас кому-то кажется проще, но это только на первый взгляд, который очень часто бывает обманчивым, ведь история еще не закончилась, но продолжается. А еще она учит, что все потуги навязать России чуждые ей правила игры рано или поздно оканчиваются неудачей. Как верно заметил выдающийся русский философ Иван Ильин: «Мы Западу не ученики и не учителя! Мы – ученики Богу и учителя себе самим». На том стоим!

посмотреть на Военное обозрение