Загадка года. Что известно о гибели российских солдат "на учениях"

Есть ли среди них жертвы украинского конфликта? Главные факты в вопросах и ответах.
Facebook
ВКонтакте
share_fav

Когда на пресс-конференции Владимира Путина журналист в толстовке с надписью «Укроп» задал вопрос о российских военных на Украине, президент заявил, что если там кто-то и воюет, то это «добровольцы, исполняющие свой долг по зову сердца». И никакие это не наемники, потому что денег за это не получают (точный ответ вы найдете в нашем сборнике ключевых цитат).

Но правозащитники и некоторые СМИ с весны по крупицам собирают сведения о странных случаях гибели российских солдат на Украине в попытке помочь их семьям узнать правду.

В течение года мы знакомили вас с наиболее важными фактами. Например, о российских десантниках (там было и про «случайно попавших» на территорию Украины, и про тайные похороны под Псковом, и про награждение Псковской дивизии Путиным «за успешное выполнение боевых заданий и проявленные при этом мужество и героизм»). Также мы писали про «дикую дивизию» чеченских бойцов, воевавших на востоке Украины.

Давайте выясним, что узнали российские и иностранные журналисты к концу года.

Сколько российских солдат, предположительно, погибли на востоке Украины?

Правозащитники зафиксировали как минимум 40 случаев, но подозревают, что в действительности их намного больше - возможно, сотни. В этом потенциальном списке - военнослужащие, погибшие при неизвестных обстоятельствах, в том числе «во время учений на полигоне в Ростовской области» (официально).

Как чиновники и командование объясняют эти смерти?

На встречах с правозащитниками им приходится признавать участившуюся гибель солдат, но чаще всего они умалчивают о том, где и при каких обстоятельствах это случилось. Либо дают туманные объяснения. Например, что «снаряд залетел с территории Украины и попал в танк» или что-нибудь «случайно взорвалось на полигоне, когда солдаты сидели у костра», рассказал директор правозащитной группы «Гражданин. Армия. Право», член президентского Совета по правам человека Сергей Кривенко.

Какой случай получил наибольшую известность?

Единовременная гибель десятков военнослужащих (вероятно, около 120) в Снежном Донецкой области 13 августа, когда, по словам выживших, украинские силы дали залп из «Градов» по грузовикам с боеприпасами, находившимся на территории местного завода. Погибшие служили в войсковой части 27777 (из состава 18-й отдельной мотострелковой бригады, которая базируется в Чечне, но незадолго до этого была отправлена «на учения» во временный лагерь в Ростовской области у границы с Украиной).

Как это было?

У солдат отобрали телефоны, одели в камуфляж без знаков отличия (только белые повязки на руках и ногах) и выдали каждому по 2 гранаты и 150 патронов. Вплоть до этого момента один из погибших, 20-летний младший сержант Антон Туманов, держал связь с матерью и невестой из родного Козьмодемьянска (приволжская республика Марий Эл), и последним его сообщением стала запись «ВКонтакте» за два дня до гибели: «Телефон сдал. На Украину уехал». О его смерти мать узнала от сослуживца, который сам собрал останки.

Какова официальная версия?

По документам, которые получила семья, младший сержант Туманов погиб «во время исполнения обязанностей воинской службы в пункте временной дислокации войсковой части 27777». А в свидетельстве о смерти, подписанном в центре судебной медицины при Минобороны в Ростове-на-Дону, сказано, что он при «взрыве» получил «множественные осколочные ранения нижних конечностей», что привело к «острой массивной кровопотере». При этом отмечено, что «род смерти не установлен».

А что узнали неофициально?

Майор военчасти в Чечне подтвердил матери по телефону, что ее сын погиб на Украине, но не дал никаких подробностей. По его словам, «сверху пришел устный приказ» отправиться туда. Сам Антон, еще будучи в Чечне, успел рассказать, что командиры стали задавать ему и сослуживцам вопросы, не хотят ли они поехать добровольцами в Донбасс. Те отказались: зачем, если на Россию никто не нападает?

А вскоре их согласие и не понадобилось - их переправили в Ростовскую область, а затем и на Украину. Это было как раз тогда, когдаополченцы уступали под натиском украинских сил, почти что окруживших Донецк.

Расследуются ли подобные случаи?

Официально Россия не находится в состоянии войны и к тому же всячески отрицает отправку своих войск на Украину. Раз так, то закон, по идее, обязывает уголовно расследовать непонятные солдатские смерти. Но несмотря на неоднократные требования правозащитников, следствие отказывается это делать. Семьи погибших тоже не могут ничего добиться - на их запросы просто не отвечают.

Конкретно по поводу Антона Туманова в военкомате Козьмодемьянска сказали, что не располагают информацией. В ростовском медцентре Минобороны, что выдал свидетельство о его смерти, тоже отказались от комментариев.

Почему нет массовых жалоб солдатских семей?

Если российские солдаты «безымянно» гибнут во время тайных операций на территории другого государства, то возникает естественный вопрос - почему их близкие не выдвигают массовых требований, почему все остается «шито-крыто»? Вот несколько фактов.

Попытка расследовать гибель в Снежном обернулась арестом для 73-летней правозащитницы Людмилы Богатенковой, возглавляющей один из комитетов солдатских матерей. Офис организации обыскали, а ей предъявили обвинение в мошенничестве. А ранее организация «Солдатские матери Санкт-Петербурга» была внесена в «черный список» НКО-иностранных агентов после того, как обнародовала сведения о десятках раненых российских солдат в больнице Снежного. А ведь были еще случаи избиений и угроз. Так что докапываться до правды небезопасно для здоровья и жизни, говорят правозащитники.

Так что же в итоге?

Как видите, время пока никого не рассудило. Власти все обвинения отрицают, и это вполне понятно: каково было бы вдруг признать, что мы воюем на Украине без объявления войны? Но отсутствие внятных объяснений гибели военных «на учениях» при отказе их расследовать лишь навевает новые подозрения. Жертв конфликта и их истории ищут по соцсетям, где страницы и фото могут внезапно исчезнуть, как будто их и не было. Да и свидетелей, готовых открыто рассказать о том, что знают, находится немного.

О том, что в этих условиях переживают родные погибших, можно лишь догадываться по словам матери Антона Туманова: «По телевизору погибших на Украине журналистов прославляют как героев, награждают Орденами Мужества, всем известны их имена. А наши дети безымянные, как какие-то бездомные бродяги. Дело, конечно, не в медалях, и Антона не вернешь, но все это слишком бесчеловечно».