Юрий Стоянов: за поведением россиян наблюдаю с горечью и недоумением

Была ли в передаче «Городок» цензура? Зачем Юрий Стоянов стал блогером? Что самое возмутительное в поведении россиян в период режима самоизоляции? Правильно ли власти борются с эпидемией? На эти и другие вопросы в интервью Anews ответил народный артист РФ Юрий Стоянов.
Фото Юрий Стоянов: за поведением россиян наблюдаю с горечью и недоумением
РИА Новости/Виталий Белоусов
Facebook
ВКонтакте
share_fav

Народный артист России Юрий Стоянов в интервью Anews рассказал, как проводит время в самоизоляции под Москвой, была ли цензура в передаче «Городок», а также о том, чем его удивляет и печалит поведение россиян в период эпидемии и верит ли он официальной статистике по коронавирусу.

«Люди просто приносят продукты и кладут их в холодильник. Я в шоке»

На самоизоляции я с 17 марта. А накануне у меня закончились очень тяжелые съемки… Поэтому я вошел в самоизоляцию как на отдых. Страхи и опасения были обыкновенные. Я сын врача, человек гигиенически правильный. Но я не понимаю продуктовых доставок. Когда ты заказываешь одно, а тебе привозят другое, ты не можешь пощупать это и потрогать… И поэтому мне очень неприятны выезды моей жены в гипермаркет. Хотя она проинструктирована мной по полной программе. А я напоминаю представителя войск химзащиты, когда эти продукты обрабатываю.

Когда я спрашиваю моих друзей, оказывается, люди просто приносят продукты и кладут их в холодильник. Я в шоке от этого. Я в маске, в очках, в перчатках, все, каждую баночку йогурта, каждую баночку консервов - все это протираю дезраствором. И советую это делать всем.

Времени тут, на даче, катастрофически не хватает. Пьесу пишу, книжку заканчиваю, начал снимать ролики (скетч-шоу на Youtube - прим. Anews). Если бы мне за это все, как-то это было бы монетизировано, я бы не уходил отсюда.

О поведении россиян в условиях самоизоляции

[Наблюдаю] с горечью и недоумением. Я понимаю, что для многих людей это ад и невероятное испытание - сидеть в четырех стенах. Особенно если большая семья. Но меня удивляет тотальное неверие людей. Я позавчера первый раз выехал с дачи за рулем. И насчитал единицы в масках. И это были в основном наемные рабочие, так называемые гастарбайтеры.

Я зашел в аптеку, куда надо было входить по одному человеку. И вот ввалился туда еще человек и почти прислонился ко мне плечом. Я довольно жестко ему ответил. На что я услышал, что я представитель жидомасонского заговора. Понимаете, лечить ведь его будут и на мои деньги… Пусть он, конечно, не болеет. Но какой заговор? Заговор чей? Обрушить все экономики мира? Настроить десятки больниц?

Это все происходит как: пока женщина с косой в мою дверь не постучала, ко мне это не относится. Это меня бесит, выводит из себя. Хотя мотивы я понимаю, я понимаю желание людей выйти на улицу, прогуляться, пробежаться. Но как-то себя ведь можно элементарно обезопасить. А когда сталкиваешься с тотальным неверием - этого я не понимаю.

Про эффективность того, что делают власти

По чему я могу судить: пресса, интернет, цифры. Цифры показывают, что смертность одна из самых маленьких в мире. Конечно, не израильский вариант, не южнокорейский. Но там и проблемы такой нет, там шашлычников нет. Там скажи человеку, что руки нужно мыть 17 минут 36 секунд. И он будет их мыть 17 минут 36 секунд. У них другой уровень самоорганизации, дисциплины.

Самое простое - сказать, что у нас занижены цифры, что мы их скрываем. Я не придерживаюсь этой точки зрения. У меня очень много знакомых врачей, они говорят, что картина реальная. Невеселая, но абсолютно реальная.

Как можно оценивать действия власти? Здесь же никакого не может быть опыта. Здесь же нет решений, которые можно перенять из собственной истории. Посмотрите «Городок» 2002 года, за который нас назвали провидцами, что мы все предсказали. Просто люди забыли, что так было. Была эпидемия гриппа, и не было масок. И поэтому два персонажа сели и придумали бизнес, что они будут шить маски. И вдруг это сейчас выстрелило.

Была ли цензура в «Городке»?

Для меня интернет был принципиален изначально. Потому что я придумывал это (скетч-шоу, прим. Anews) как территорию своей свободы, которая не подлежит ОТК, по очень жестким техническим требованиям: уровень белого, уровень черного, шумы… А снимать вообще очень тяжело: у кого-то работает перфоратор, кто-то включил газонокосилку, кто-то кричит «в гробу мы видали этот коронавирус», я становлюсь на стремянку и говорю, что коронавирус просил передать вам то же самое.

Кроме того - что я говорю и как я говорю. А я говорю на языке, на котором говорят люди на самоизоляции, вот здесь у меня за забором говорят и слева за забором.

Сейчас есть продюсеры, никаких цензоров нет. Я не был в эфире несвободным человеком, в «Городке» точно. В «Городке» цензура не могла быть технически. Даже если бы ее хотели применить, ее применить было бы невозможно. Потому что мой монтажер Паша Медведев, с которым я работаю 25 лет уже, когда монтировал «Городок», это каждый раз доходило почти до драки.

В 11 вечера, а на следующий день эфир, стучишь в его комнату, а он говорит «сейчас-сейчас, тут такая склеечка, я тут хочу букву о вырезать». Его перфекционизм доводил меня почти до самоубийства, до невменяемости. Потом он выскакивал с велосипедом, с кассетой подмышкой, летел на Московский вокзал - мы работали на Фонтанке - и забрасывал эту кассету в последний вагон проводнику. И это хороший вариант.

Плохой вариант - это когда кассета самолетом летела. Из Петербурга, с не очень ровным климатом. А в Москве у нас был специально оплаченный человек, мы завели из-за Паши должность - «курьер в Шереметьево». Он дежурил и за два часа до эфира привозил эту кассету. Ее ставили в эфир, а на следующий день, сейчас уже можно об этом говорить, она проходила задним числом ОТК. Какая цензура?

«Люди выучили три слова и стали продюсерами»

Но для меня интернет - это неформатность. Отсутствие вот этих слов: формат, неформат, тренд, контент-шмонтент… А тут что - вот камера, вот мое ощущение страны и того, чем живут люди. И это возможность, а не как я снял «100янов-шоу» полтора года назад, а 16 мая оно выходит в эфир на постоянной основе. О какой актуальности может идти речь?

Я вот смотрю сейчас старую передачу «Куклы» (сатирическая программа, выходила в эфир с 1994 по 2002 год на канале НТВ, прим. Anews). Она блестяще сделана, но я не понимаю ничего, я не помню, кто эти люди! Какой Сосковец, какой Шохин? А когда я смотрю «Городок» старый, я понимаю: вот над этим смеялись, вот это ненавидели, вот это ели, в этом ходили… Нужна сатира? Нужна. Но надо понимать, что в вечность она не плюет.

О хейтерах и ненависти в интернете

Онлайн, конечно, затягивает, эта сиюминутность, этот моментальный отклик в интернете, но это и злая территория. Очень злая. Привожу простой пример: вон у меня лопата воткнута в грядку. Этой лопатой можно дать по голове и убить человека, а можно вспахать огород. Так и интернет - как ты к нему относишься. Я не могу читать комментарии вот эти актрисам: «натянула рожу», «пора уезжать с ярмарки», «пора в гроб ложиться»… Такое количество людей, проживающих чужие жизни!

Интернет ведь социологически вскрыл такое количество беды и невостребованности, которое может выплеснуться в агрессивной форме. Но и доброты в нем хватает тоже - как и в жизни, в общем. На комментарии я стараюсь не реагировать… Это трата нервов, это нужно промахивать. Я же не вызову каждого на дуэль.

Полную версию интервью смотрите ниже.

#youtube
#актер
#артист
#городок
#юрий стоянов
#искусство
#кино
#юмор
#коронавирус
#эпидемия коронавируса
#covid 19
#covid
#интервью артиста
#интервью юрия стоянова