Три тяжелых года. Сергей Алексашенко - о грядущем в России кризисе

Бывший зампред Банка России, экономист Сергей Алексашенко в интервью Anews поделился мнением о том, каким будет спад российской экономики, когда страна сможет вернуться к уровню конца 2019 года, что будет происходить с нефтью и что россиянам делать с вкладами в банках.
Фото Три тяжелых года. Сергей Алексашенко - о грядущем в России кризисе
РИА Новости
Facebook
ВКонтакте
share_fav

Почему власти не торопятся расчехлять ФНБ и насколько оправдана эта тактика в сложившихся условиях? Что будет происходить с нефтью и каким будет падение экономики? На эти и другие вопросы в беседе с Anews ответил бывший зампред Банка России Сергей Алексашенко.

Отвечает ли помощь государства реальным запросам

Запросам людей это никак не отвечает. У людей естественное желание - особенно у тех, кто потерял доход, кто потерял зарплату - люди хотят денег, а денег им не дают. Правительство рисует какие-то мифические цифры, которые там уже за два триллиона рублей насчитали. Но на самом деле живых денег, то, что можно назвать бюджетными выплатами, их вообще примерно четверть из того пакета, который рисует правительство. Но, соответственно, населению достается еще меньше.

Населению достаются по большому счету выплаты на детей, единовременные выплаты пенсионерам, ну и пособия по безработице, которые подняли. Вот, собственно, все, что получило население. А все остальное достается предприятиям, ну и есть еще кредиты для малых предприятий, но почему-то они устроены таким образом, что получить их крайне тяжело. Все остальное - кредиты, налоговые отсрочки, все то, что точно не является живыми деньгами и не достается населению.

Что могли бы сделать власти с самого начала

Люди не могут быть довольны, потому что ситуация чрезвычайная, в такой мы никогда не жили. Сталкиваться с такими ограничениями физической свободы, наверно, мало кому приходилось. Поэтому люди вряд ли были бы довольны. Но любая помощь - нужно понимать, кому вы ее оказываете и почему вы ее оказываете.

Представьте, что мы все едем в одной машине, она теряет управление и куда-то летит. И мы сидим в этой машине и не очень понимаем, что с нами. Мы понимаем. что летим куда-то. И вот когда мы долетим до дна, что там внизу, мы не знаем. Состояние нашей экономики, нашего общества примерно такое. У нас все летит вниз, и не очень понятно в каком мы состоянии. Потому что реальную информацию об эпидемии государство по каким-то причинам не хочет нам выдавать. Я не хочу говорить, что вся статистика ложная, но она крайне неполная. На основании той статистики, которую дают, понять, где мы находимся, невозможно.

Проблема не в том, что на оборонном предприятии нет денег, что в течение двух месяцев не будут клепаться танки и ракеты. Проблема в том, что четверть работоспособного населения потеряла зарплату. И если помогать, то нужно помогать не оборонному предприятию, а тем, кто потерял зарплату. Этого государство почему-то не хочет делать.

Это не вертолетные деньги. Это адресная помощь пострадавшим, людям, которые потеряли работу. Мы видим, что министр труда на совещании сказал Путину, что с начала апреля 500 тысяч человек зарегистрировались безработными. Мы хорошо понимаем, что это меньше 1% рабочей силы. Это явно не соответствует тому, что происходит в экономике. По большому счету нужно какое-то социологическое исследование - почему люди не регистрируются. По моей оценке - это не очень просто: дайте мне справку, что вам нужна справка, что нам нужна справка…

Почему не расчехляют ФНБ

Есть ответ министра финансов Антона Силуанова, который говорит, что по закону - не положено. По закону средства ФНБ можно давать в бюджет только если снижаются нефтегазовые доходы и ровно на сумму потерянных нефтегазовых доходов. Он говорит, что вот такой закон, закон мы менять не будем. То есть когда министру Силуанову не хочется менять закон, хочется оставить все, как есть, то он говорит - есть закон. Точно так же Владимир Путин поступает. Если нужно что-то сделать, что не соответствует закону, то закон появляется в течение трех дней… Поэтому ссылка на закон здесь явно не работает.

Мне кажется, есть две причины. Первая. До недавнего времени российские власти не очень хорошо понимали, что происходит с экономикой. Только сейчас стала появляться статистика за апрель, только сейчас Владимир Путин стал проводить отраслевые совещания… То есть в России нет оперативной статистики, которая может что-то рассказать, поэтому нужно ждать итогов месяца. А дальше возникает проблема чисто психологическая. Путин как относится к малому и среднему бизнесу? Собственно, в интервью ТАСС он четко сказал, что малый бизнес - это жулики.

Если человек считает, что малый и средний бизнес - это жулики, то как можно помогать жуликам? Это вот одна часть. А вторая часть, мне кажется, я соглашусь с позицией властей в том, что не надо спешить потратить ФНБ весь сразу. Потому что наша машина летит вниз, и никто не понимает, когда она ударится о дно. Очевидно, что двигаться вниз мы будем 4-5 месяцев, а выбираться наверх - может быть, два года, может, три.

Но речь идет не о том, что потратить деньги из ФНБ или занять на рынке - это вопрос конъюнктурный. Можно так и так. Понятно, что не надо тратить весь ФНБ. Сейчас ситуация на финансовых рынках хорошая. Долг России менее 15% ВВП, она запросто может занять и 5, и 10% ВВП на рынке в течение года-полутора.

Поэтому вопрос состоит не в том, чтобы потратить средства ФНБ, а том, чтобы увеличить бюджетные расходы на те направления, которых раньше не было. Адресная поддержка тех, кто потерял работу. Но этого не будет происходить никогда. Поскольку ключевое решение принимает Владимир Путин, то этого не будет. Такой массовой поддержки четверти населения крупных городов, которые заняты в среднем и малом бизнесе, им бюджет помогать не будет. Пусть сами выкарабкиваются. Будут помогать строителям танков, вертолетов…

Происходящее сейчас - кризис?

Владимир Путин не любит слово «кризис». С моей точки зрения, если сейчас не кризис, то что же тогда кризис? Понятно ведь, то, что сейчас происходит - это серьезный слом всех существовавших тенденций. И неизвестно, в чем будет состоять новая картина России как страны, России как экономики. Конечно, это кризис. Самое четкое проявление кризиса.

Что будет с ценами на нефть?

За бочку будут давать $50, осталось только понять, когда это будет. Я пока не вижу оснований для большого оптимизма, потому что сокращение добычи нефти началось буквально неделю назад, рынки пока находятся в состоянии эйфории.

Те данные, которые приходят о состоянии экономики из США и Еврозоны, говорят о том, что падение будет исчисляться десятками процентов, и спрос на все виды сырья, в том числе на нефть, на нефтепродукты, он будет низким. Запасы нефти в хранилищах, в танкерах, огромные. Мне кажется, нужно немножко подождать, пока пыль уляжется, и через пару месяцев посмотреть, что происходит на рынке нефти.

Что будет при цене $10 за баррель

Скорее всего, при цене $10 за баррель российский федеральный бюджет сможет профинансировать все свои плановые расходы. Что будет с бюджетами российских регионов, что будет с зарплатами россиян, что будет с бюджетом следующего года, как говорится, это выходит за горизонт планирования российского министра финансов. Да, какое-то время проживем при цене $10 за баррель. Но очень недолго.

Каким будет спад экономики и когда ждать восстановления

На мой взгляд, реалистично ожидать 7-8% спада до конца этого года. В следующем году, чисто арифметически, будет подъем, скорее всего, потому что экономика будет постепенно восстанавливаться. Но, как мне кажется, восстановление российской экономики до уровня конца 2019 года займет два, может, быть, три года. Вот три года будет рост, но он мало нас будет радовать, потому что будут восстанавливать то, что потеряли.

Ждать ли новых 90-х

Те 90-е, когда был развал СССР, такого не произойдет. Потому что Союз в экономической части развалился из-за того, что была плановая экономика, которая разбалансировалась. Плановую экономику балансируют бюрократы. Они должны найти такое сочетание цен, производства и выпуска денег, которое, что называется, приведет все в равновесие. А когда страна разваливалась на 15 независимых государств, когда каждая республика печатала столько денег, сколько считала нужным, а союзный бюджет печатал все остальное, там сбалансировать экономику, конечно, никто не был в состоянии.

Сейчас ситуация другая. Экономика все же сбалансирована. И главным регулятором экономики являются свободные цены. Насколько я понимаю, Кремль и Путин не хотят отказываться от свободных цен. Мы можем говорить о том, что инфляция вырастет, но вот такого тотального дефицита, пустых прилавков в магазинах, этого быть не может.

Что делать со вкладами в банках

Если мы говорим о простых людях, то вклады в банках на сегодняшний день в России - это совершенно безопасно. Потому что закон гарантирует вам 1,4 млн, что превышает сумму вклада 95% российских вкладчиков. Поэтому простому рядовому гражданину нужно просто расслабиться и поверить в то, что деньги в банке - это деньги, которые хранятся в надежном месте. И даже если с банком что-то случится, государство вам эти деньги вернет.

Полную версию интервью смотрите ниже.

#кризис
#антон силуанов
#цены на нефть
#владимир путин
#нефть
#бизнес
#россия
#политика
#экономика
#экономист
#сергей алексашенко
#интервью экономиста