"Все скорые заняты". Под Тверью батюшка-травматолог спас москвичу ногу

«Поехали в поликлинику, там одни пожилые женщины. Говорят, что врачей нет, все в стационаре на ковиде. Но есть… батюшка. Он раньше работал травматологом, а потом принял сан. Сейчас вызовем».
Фото "Все скорые заняты". Под Тверью батюшка-травматолог спас москвичу ногу
Facebook
ВКонтакте
share_fav

В Тверской области иерей Виктор Никитенко спас жителю Москвы сломанную ногу. Инцидент произошел в майские праздники. Фельдшер из Москвы Алексей Воронин с супругой-акушеркой приехал в свой дом в Тверской области. Спилив ветку яблони, Алексей оступился и сломал ногу. Вызвать скорую с первого раза не удалось, а в ближайшей больнице, куда жена все-таки смогла доставить Алексея, из-за коронавируса не оказалась врачей. На помощь пришел местный батюшка, который до принятия сана 34 года работал травматологом.

«Все скорые заняты на коронавирус. Не до вас»

«В тот день, когда случилась беда, мы оба приехали с суточного дежурства, были уставшими. И мужу в срочном порядке потребовалось спилить с яблони ветку. Там и высота-то была небольшая, от силы метр, но при спуске он оступился, нога соскользнула со ступеньки. Почва внизу была мокрая, мужа развернуло на этой ноге, и он рухнул на землю. Я прибежала, смотрю, он замер и даже вздохнуть не может от болевого шока. Стопа в сапоге развернута на 90 градусов... Говорю ему, подожди, не двигайся, а сама кинулась в дом. Мы собаку недавно оперировали, у нас остались обезболивающие уколы. Схватила эти ампулы, вколола мужу двойную дозу, обезболила его на время, - рассказала Наталья Воронина «Московскому комсомольцу».

«Я не травматолог. Как могла, зафиксировала мужу ногу, положила подушечку. На помощь пришли соседи, мы Алексея вытащили, погрузили в машину. Помчались в ближайшую деревню Юрьево - Девичье, где был фельдшерско - акушерский пункт. До нее - 18 километров. А дорога у нас - "гребенка", которую расчищает грейдер. Приехали, а ФАП закрыт. 2 мая, выходной, никого нет».

«Стояла в растерянности перед этим закрытым фельдшерско-акушерским пунктом. Смотрю, муж уже "едет", теряет сознание. У него болевой шок. Набрала 103, меня соединили с ближайшей подстанцией. Я диспетчеру объяснила ситуацию, что мы никакие не туристы, которые приехали жарить шашлыки, что мы здесь живем. Муж - абсолютно трезвый, молодой мужчина. У него сложный перелом, нога болтается в разные стороны. Попросила: "Пришлите нам, ради Бога, машину". На что она заметила: "Машин нет, все скорые заняты на коронавирус. Не до вас"». И предложила нам везти мужа в Тверь. А там надо ехать 90 километров по бездорожью, где сплошные ямы и ухабы».

«В общем, диспетчер меня завела. Я взвилась, стала кричать, что мы оба - фельдшеры, оба - медика, и, если нам сейчас не пришлют скорую, если не на эту сторону Волги, то хотя бы на другую, я оборву все телефоны, дойду до министра».

«Врачей нет, все в стационаре на ковиде. Но есть… батюшка»

В итоге Наталье удалось переправить мужа на пароме на другой берег Волги, а там их забрала скорая и привезла в больницу в Конаково, которая оказалась закрыта, поскольку там принимали только пациентов с коронавирусом.

«Поехали в поликлинику, там одни пожилые женщины. Говорят, что врачей нет, все в стационаре на ковиде. Но есть… батюшка. Он раньше работал травматологом, а потом принял сан. Сейчас вызовем. Думаю, батюшка, так батюшка… Главное, чтобы спасли мужа. Нам дали инвалидную коляску, она вся раздолбанная, еле едет, без рессор, без шин на колесах. Говорят, езжайте на 4 этаж, там рентген».

«Пришел батюшка, очень милый, благообразный, с бородкой. Разрезали мужу штаны, сапог, сделали рентген. Батюшка говорит: "Все сложно, травма тяжелая, суставы вывернуты, перелом в одном месте, в другом, большая деформация голеностопа, нога холодная, пульса на ней нет, надо везти в клинику в Тверь". А кто повезет? Скорой у них нет. Говорю, давайте искать другой вариант».

В результате оперировали на месте, практически в полевых условиях, как на фронте.

«Из-за карантина лечебный блок был закрыт, анестезиолога не было. Батюшка сказал, что может все вправить под местным наркозом и наложить гипс. Такую операцию делают под общей анестезией. Говорю: "Леша, мы с тобой до общей анестезии в Тверь не доедем". Он сказал, хорошо, я потерплю. А потом я сидела под кабинетом и слушала, как он орет не своим голосом… Батюшке я низко кланяюсь до земли. Он провел сложную операцию, вправил вывих, все сложил, совместил под местной блокадой, наложил гипс».

Сейчас муж Натальи находится дома, нога - в гипсе, пока он нетранспортабельный. Наталья рассказала свою историю в социальных сетях.

Батюшка-травматолог

Иерей Виктор Никитенко служит в церкви святых апостолов Петра и Павла в Карачарово. Ему 58 лет. Более 30 лет он проработал в медицине. Последние 14 лет работал заведующим травматологическим отделением больницы.

Виктор окончил духовную семинарию и в 2013 году был рукоположен в сан диакона. А в 2018 году, став священником, ушел из больницы. Но в январе 2020 года был вынужден вернуться к работе врача из-за ситуации с коронавирусом и нехватки кадров.

Фото "КП"

Отец Виктор рассказал «Комсомольской правде», что провести сложную операцию по местной анестезией ему помогла молитва.

«Без Его помощи не обошлось. Пациент сутки не спал, было сильное мышечное напряжение, что для такого вмешательства очень плохо. Но блаженная Матронушка помогла. Я и им на прощание сказал, чтоб помолились, поблагодарили ее. Ведь она московская святая и охраняет жителей этого города», - поделился священник.

#медицина
#коронавирус