Работает ли изоляция? Почему мы сидим дома, а заболевших все больше

Как работает карантин и почему кажется, что сейчас он лишь создает людям проблемы? И как с коронавирусом справляются страны, где решили обойтись без карантина? Чем его там заменили?
Фото Работает ли изоляция? Почему мы сидим дома, а заболевших все больше
Reuters
Facebook
ВКонтакте
share_fav

В Москве с начала марта действуют ограничительные меры из-за коронавируса, которые власти называют «режимом повышенной готовности». Сначала это был карантин для вернувшихся из опасных стран, затем – ограничения для людей старше 65. С конца марта – изоляция для всех, а теперь еще и цифровые пропуска. Но заболевают все больше, к утру 28 апреля зафиксирован печальный рекорд - наибольшее число умерших за сутки, 44 человека с подтвержденным диагнозом.

Anews попросил специалистов объяснить, зачем нужен карантин, если по статистике кажется, что меры работают плохо. И как объяснить его необходимость неспециалистам - нам с вами. А также выяснил, удается ли одолеть коронавирус без карантина – в Швеции, Южной Корее и Белоруссии.

Недонаказали

Заведующий кафедрой микробиологии, вирусологии и иммунологии Сеченовского университета академик Виталий Зверев уверен, что россияне соблюдали карантин неважно: «Были случаи, когда индекс изоляции падал ниже трех. Это говорит о том, что очень многие люди выходили – и приносили этот вирус. Кто-то работал, кто-то общался...»

В Китае карантин сработал на отлично, напоминает он: «Там очень жесткая система, и в частности система наказаний. Я не говорю, что у нас так надо, ни в коем случае. Однако в Китае люди боялись нарушить предписания. У нас, к сожалению, нарушают – особенно молодежь. Люди постарше как раз более дисциплинированы – тот, кто вырос в Советском Союзе. Надо так надо. А вот, к сожалению, молодежь относилась к этому легкомысленно, и с этим затянули».

Недообъяснили

Политолог Михаил Виноградов, глава «Центра Петербургская политика», уверен, что «людям недообъяснили масштаб ситуации». Из-за этого нет понимания опасности, а общество разобщено: «Для кого-то сегодня ключевая эмоция – страх перед эпидемией, для кого-то – надежда, для кого-то – пофигизм и ощущение, что принимаемые меры избыточны».

Возможно, стоило не пугать штрафами, а ориентироваться на самую главную ценность – человеческую жизнь. Виноградов напоминает об эпидемии гриппа-испанки, которая унесла миллионы жизней. «В отличие от ситуации столетней давности, поменялась ценность жизни людей старшего возраста, людей более слабых, которые входят в группу риска при этой пандемии. Это та данность, в которой все живут: выросла ценность этих людей, соответственно, принимаются повышенные меры [для изоляции]».

Инфекционист Ирина Ланге также напоминает о других группах риска – прочие опасные болезни никуда не делись из-за коронавируса. «Пока нам хватает, например, аппаратов ИВЛ – но они ведь не только больным коронавирусом нужны. Скажу по своему профилю: есть ВИЧ-инфицированные, которые доводят себя до такого состояния, что им без ИВЛ вообще не обойтись».

Если вы фаталист или «пофигист», о которых упоминает Виноградов, имейте в виду, что в России очень сложно отказаться от реанимационных мероприятий. Эвтаназия запрещена, а закон «Об основах охраны здоровья», кроме того, прямо запрещает отказ от оказания помощи, когда речь идет об опасных для окружающих заболеваниях. Пандемия – как раз такой случай. Так что в случае тяжелого течения болезни вы будете несколько дней занимать аппарат ИВЛ, который мог бы спасти жизни других.

Как на самом деле работает карантин

«Те, кто думают, что смысла в карантине нет – ошибаются», – подчеркивает академик Зверев.

Меры дают эффект с ощутимой задержкой из-за протяженного инкубационного периода COVID-19. «Сейчас болеют те, кто заразился две недели назад. И болезнь может длиться до месяца. Важно понимать, что в статистике – "отсроченные" пациенты». В большом интервью Anews Зверев прогнозировал, что через две недели мы, вероятно, «начнем спускаться с пика пандемии»: к этому времени в режиме изоляции пройдет три инкубационных периода COVID-19, и эффект проявится.

Есть и второй важный фактор, который затуманил статистику: рост числа тестирований. В России производят все больше тестов, объемы программы растут. Всего сделано более 2 млн тестов, и за апрель Россия по показателю проверенных на 1000 населения вышла в тройку лидеров среди стран G20. «Чем больше мы тестируем людей, тем больше будем находить больных, – объясняет Зверев. – У нас ситуация не самая плохая. В последние дни число новых заболевших не увеличивается. Нет этой прогрессии – в два раза больше, в три раза больше».

А как без карантина? Зарубежный опыт

В середине марта глава Всемирной организации здравоохранения Тедрос Гебрейесус назвал массовое тестирование самым эффективным способом прервать цепь заражений. Но позволить себе такие программы и обойтись без карантина осмелились немногие. Вот три примера последствий такого подхода.

Южная Корея. К нынешней пандемии страна подошла подготовленной: в 2015 году больницы стали очагами заражений другой смертельной коронавирусной инфекцией – MERS. Власти сделали выводы. Врачей защищали с первого дня, а с COVID-19 было решено бороться с помощью массового тестирования, выявляя зараженных и изолируя всех, с кем они контактировали. 1 марта стало единственным днем, когда в стране выявили больше 1000 новых случаев, затем эпидемия быстро пошла на спад. В стране не стали отменять выборы, намеченные на 15 апреля. А в последние дни в Корее выявляют в среднем по 10 новых случаев в день. Теперь власти больше боятся не коронавируса, а массовой безработицы из-за спада экономики в регионе.

График: Worldometer

Швеция. Эта страна тоже решила обойтись без карантина: там работают школы, рестораны и фитнес-клубы. Власти надеялись не на массовое тестирование, а на сознательность и дисциплинированность граждан. Поначалу казалось, что стратегия оправдывает себя, но с середины марта начался заметный рост количества зараженных. На 28 апреля в Швеции почти 19 000 заболевших и при этом 12% умирают – зафиксировано 2274 летальных случая. Это на порядок больше, чем у соседей по региону – Норвегии (205) или Финляндии (193). При этом спасти экономику от кризиса тоже не удалось: как указали эксперты Всемирного банка, шведы все равно почувствуют спад, так как все торговые партнеры ввели карантин и «притормозили».

График: Worldometer

Белоруссия. Это пример «противодействия» вирусу и без массового тестирования, и без опоры на сознательность. Главным COVID-отрицателем здесь долгое время был президент Александр Лукашенко. Он объявил пандемию «психозом», рекомендовал в качестве профилактики сауну и водку, а во всех церквях отпраздновали Пасху. Сейчас в стране резкий рост заболеваемости - число выявленных зараженных растет почти каждый день, 27 апреля их было 826. Умерли 75 человек.

График: Worldometer


#изоляция
#карантин
#пандемия covid-19
#коронавируc