Поймают без справки - штраф 135 евро. Парижанки - о карантине во Франции

«Цифры умерших во Франции уже очень высоки. Я очень переживаю за Россию, я думаю, что Россия не готова к такой эпидемии, особенно провинция. Может быть в Москве и Петербурге будет достаточно реанимационных мест, но в других городах это может обернуться трагедией».
Фото Поймают без справки - штраф 135 евро. Парижанки - о карантине во Франции
Фото: Анастасия Трофимова
Facebook
ВКонтакте
share_fav

Во Франции, где количество смертей от коронавируса перевалило за тысячу, больше недели длится карантин. Жителям французских городов запрещено выходить из дома без надобности, и этот запрет контролирует полиция. Что происходит на улицах Парижа, где люди берут продукты и что является уважительным поводом для того, чтобы выйти из дома, Anews рассказали четыре русскоязычные парижанки.

«Мы всей страной сидим на карантине, чтобы защитить их, а они гуляют»

– В каком районе вы живете? Что происходит у вас под окнами после того, как ввели карантин?

Ирина Кёнигс: Мы живем вдвоем с мужем в 16-м районе Парижа, в пяти минутах ходьбы от площади Трокадеро. Этот район очень спокойный и считается буржуазным, зажиточным. Наши окна выходят во внутренний двор, поэтому я вижу только окна соседей. В Париже народ придумал своеобразный флешмоб, каждый день в 20:00 люди выходят на свои балконы и аплодируют врачам, которые работают во время карантина. И даже в моем доме без балконов люди открывают окна и аплодируют. Такая вот солидарность.

Анна Ивко: Я живу в Анген-ле-Бэн. Это очень хороший пригород Парижа, на берегу озера Анген, единственное место в регионе Иль-де-Франс, где есть казино. На улице сейчас непривычная тишина, очень редко можно услышать машину или увидеть пешехода.

Фото: Анастасия Трофимова

Людмила Ведмецкая: Мы живем в 16-м районе Парижа. Сами французы называют его районом дедушек и бабушек. Здесь очень много пожилых людей. У нас рядом с домом больница для пожилых, несколько домов престарелых и кладбище. Но после введения карантина старики не сидят дома. Они пользуются разрешением ходить за продуктами. Казалось бы, мы всей страной сидим на карантине, чтобы защитить их, а они гуляют каждый день.

Анастасия Трофимова: Я живу в элитном пригороде Парижа, в Нёйи – это коммуна, граничащая с Парижем, в которой живут очень состоятельные граждане. После объявления карантина просторные улицы стали совсем пустыми, люди с уважением относятся к мерам, которые установило правительство. Но поскольку короткие вылазки на улицу разрешены, иногда можно видеть людей с детьми или собаками. Каждый, у кого нет собаки, теперь жалеет, потому что это реальный предлог выйти на улицу.

– Как изменилась ваша жизнь и жизнь вашей семьи после введения карантина?

Анастасия Трофимова: Сейчас всем без исключения гражданам (даже врачам узкого профиля) предложена дистанционная работа. Я работаю в школе на «продленке» для начальных классов и преподаю русский язык в институте. Поскольку школьники сейчас дома, я созваниваюсь с ними по телефону и даю задания. Работу по преподаванию я могу продолжать дистанционно – по скайпу. При этом я продолжаю получать зарплату. Мой мужчина, имеющий руководящий пост и не имеющий возможности работать дистанционно, ходит на работу каждый день.

Лувр. Фото: Анастасия Трофимова

Ирина Кёнигс: Я и до карантина работала онлайн, поэтому для меня единственным изменением является то, что теперь и муж работает дома, ну, и что нельзя пойти прогуляться по интересным местам города или сходить по магазинам.

Анна Ивко: С началом карантина я работаю из дома, но мне очень повезло, так как я могу работать дистанционно на полную ставку, такая возможность есть не у всех.

Людмила Ведмецкая: Раньше муж ходил на работу в офис, а ребенка (ему 3,5 года) я водила в школу четыре дня в неделю. Но школы, секции, бассейны закрыты. Так что теперь муж работает дистанционно, а мы все сидим дома и мешаем ему. Если раньше мы после школы и по выходным очень много гуляли, то теперь все, что можно закрыть на замок, – все закрыто. Это и парки, и детские площадки (в Париже детские площадки обнесены забором и обычно закрываются на ночь). Мы выходим гулять недалеко от дома на открытое пространство у стадиона или можем дойти до Булонского леса. Ребенок бегает на беговеле, и мы идем домой. И все. Кстати, один родитель, который теперь должен следить за ребенком из-за того, что все закрыто, может получать пособие, чтобы находиться дома. Это как больничный лист.

Фото: Людмила Ведмецкая

«Без аттестата тебя оштрафуют на 135 евро, а если попадешься второй раз - на 1500 евро»

– Что вообще такое карантин по-парижски? Что в городе работает, а что нет? За чем люди имеют право выйти на улицу?

Анастасия Трофимова: В городе работают продовольственные магазины, больницы, аптеки, табачные киоски, винные магазины, центры приема бездомных людей, метро, наземный транспорт, железные дороги, можно ездить на машине. Открыт военный мобильный лагерь на случай приема новых пациентов с тяжелыми формами заболевания. Мой мужчина каждый вечер, возвращаясь с работы, заходит в магазин. Я же выхожу только чтобы походить или побегать.

Анна Ивко: Сейчас закрыто все, кроме аптек и магазинов. Редко открывают почту для приема посылок. Транспорт работает, но не на 100%, так как многие водители заболели. Железнодорожный транспорт работает на 20%.

Важной причиной для выхода на улицу считается поход в магазин или аптеку, на пробежку (не дальше 1 км от дома), выгул собаки, поход к врачу или ветеринару (только в случае острой необходимости). Также разрешается ездить в супермаркет на машине и на работу, если тебя оставили в офисе. При этом с собой всегда нужно обязательно иметь документ, где ты письменно указываешь причину выхода из дома.

Ирина Кёнигс: Документ, который нужно заполнить при выходе из дома, называется «аттестат». Его форму можно скачать на сайте правительства и распечатать или заполнить от руки. Также на улице нужно соблюдать правило дистанции – минимум один метр. Это контролируют полицейские.

Люди стоят в очереди в супермаркет, соблюдая дистанцию в метр. Фото: Анастасия Трофимова

Людмила Ведмецкая: Магазины работают только продуктовые. Торговые центры закрыты. Коллеги моего мужа попытались попасть в офис, но их выгнала полиция. С врачами тоже не так просто. Я могу через приложение посмотреть, кто еще работает, но большинство врачей уже перешли на онлайн-консультации или их просто отменили. В больницу просят не приезжать, если есть подозрение на коронавирус, а звонить в скорую помощь. Можно также вызвать врача на дом.

– Как полиция контролирует соблюдение карантина? Реально ли штрафуют людей? Насколько все корректно?

Людмила Ведмецкая: К нашим знакомым очень часто подходит полиция и проверяет наличие аттестата. Теперь при выходе из дома в нем нужно указывать время и важно, чтобы на момент проверки оно не превышало один час. К нам еще полиция ни разу не подходила, но, наверное, просто повезло. Но, кстати, я знаю четыре случая, когда к людям подходила полиция и их не штрафовали, а просто отправляли домой.

Ирина Кёнигс: Лично я за свои два выхода (на пробежку и в магазин), ни одного полицейского не встретила.

Вид на Собор Парижской Богоматери. Фото: Анастасия Трофимова

Анна Ивко: Без аттестата тебя оштрафуют на 135 евро, а если попадешься второй раз - на 1500 евро.

Анастасия Трофимова: В первый день полиция имела директиву от государства быть «педагогами» и объяснять людям важность и необходимость данной меры. С конца второго дня штрафы стали повседневными, так как во Франции никто не имеет права не знать и не уважать закон. Но я всегда немного трушу, выходя на улицу, потому что знаю, что нет единого способа интерпретации вышеописанных аттестатов. Полиция всегда может найти предлог: не взял паспорт, слишком далеко от дома, подпись карандашом, а не ручкой - и оштрафовать.

«Никто не наживается на коллективной драме»

– Как обстоит ситуация со снабжением людей продуктами? Есть ли дефицит в магазинах? Поднялись ли цены? Работают ли службы доставки?

Ирина Кёнигс: Доставка некоторых ресторанов работает. В приложении по доставке видела, что можно заказать продукты из супермаркета. Продукты и товары первой необходимости в магазинах есть, даже работает магазин русских товаров, что неподалеку от меня. До недавнего времени в аптеках не было ни масок, ни антисептических гелей, ни перчаток. Вчера смогла купить гель 200 мл и упаковку перчаток (100 шт) за что заплатила около 25 евро. А вот продажа масок теперь в аптеках запрещена (причин не знаю).

Анна Ивко: В моем ближайшем магазине почти все есть. Конечно, некоторые полки почти пусты. В основном это касается макарон и туалетной бумаги. Очереди в супермаркет нет и людей очень мало.

Фото: Людмила Ведмецкая

Анастасия Трофимова: Доставка существует, а пенсионерам помогает мэрия. Им достаточно обратиться с просьбой в госинстанцию, и такая просьба будет удовлетворена. Соседи выручают друг друга. Цены не поднялись, и люди даже не могут вообразить себе такой гипотетический поворот. Снабжение магазинов продуктами происходит ранним утром. Если я правильно понимаю, несмотря на закрытие границ, грузовики с провизией имеют право свободного выезда и въезда в страны назначения.

Людмила Ведмецкая: Во время последнего похода моего мужа в магазин на полках все было. Может, чуть меньше, чем обычно, макарон и муки, а вот туалетная бумага была. Паника была небольшая в начале прошлой недели. Я заходила в магазин и заметила, что там смели все консервы, крупы, мясо и овощи. Но на следующий день все тут же появились. В магазинах висят объявления, призывающие не закупать продукты впрок, чтобы не создавать ажиотаж. В некоторые магазины можно заходить только по подсчету охранника, который регулирует количество людей в магазине.

– С какими бытовыми проблемами вы столкнулись (например, не вывозят мусор, упало качество интернета, нет воды, света и т.д.)?

Людмила Ведмецкая: У нас никаких проблем с этим не возникает. Все, как всегда, ничего не поменялось. Меня напрягает лишь то, что невозможно обратиться к некоторым врачам. У меня была запись на апрель к нескольким специалистам, но ее отменили.

Анна Ивко: Пока бытовых проблем не ощущаю, все коммунальные службы работают.

Ирина Кёнигс: Никаких изменений нет, все так же регулярно вывозят мусор, обеспечение воды, электричества, отопления проходит без перебоев, и – о счастье! – стабильно работает интернет.

Анастасия Трофимова: Провайдеры делают интересные маркетинговые предложения пользователям, часто бесплатные. Никто не наживается на коллективной драме.

Фото: Анастасия Трофимова

«Я думаю, что Россия не готова к такой эпидемии»

– Считаете ли вы принятые меры обоснованными?

Анна Ивко: Я считаю, что эти меры нужно было принять раньше. Цифры умерших во Франции уже очень высоки. Я очень переживаю за Россию, я думаю, что Россия не готова к такой эпидемии, особенно провинция. Может быть в Москве и Петербурге будет достаточно реанимационных мест, но в других городах это может обернуться трагедией.

Людмила Ведмецкая: Я считаю, что такие меры обоснованы, чтобы разгрузить систему здравоохранения. Мы на пятом месте по количеству больных в мире и, конечно, пожилые люди нуждаются во внимании врачей. Без таких жестких мер ничего не получилось бы.

Анастасия Трофимова: Я считаю меры чрезвычайными, тяжелейшими для экономики страны, но оправданными, поскольку государство заботится о человеческих жизнях и жертвует экономикой. В Париже не развита самодисциплина, французскому народу близок бунт и возмущение. Все, что ограничивает свободу, – не принимается средним французом. В ситуации с коронавирусом, мятежа не было и не планируется.

Слоганы Франции сегодня таковы: «Останьтесь дома, спасите жизни» и «Мы остались на работе ради вас. Пожалуйста, останьтесь дома ради нас». Я часто критикую французское государство, но сегодня, живя на карантине, я знаю, что государство уважает меня, обеспечивая мою безопасность, при этом оплачивая каждый рабочий день.

#париж
#пандемия
#франция
#интервью
#коронавирус