"Эрдоган добился чего хотел". Как понимать встречу президентов РФ и Турции

Как будет развиваться ситуация по Сирии после переговоров Владимира Путина и Реджепа Эрдогана? Возможно ли обострение отношений между Россией и Турцией?
Фото "Эрдоган добился чего хотел".  Как понимать встречу президентов РФ и Турции
РИА Новости
Facebook
ВКонтакте
share_fav

О чем говорят договоренности, достигнутые в ходе встречи президентов России и Турции в Кремле? Какими могут быть позитивные и негативные сценарии развития событий по Сирии? Вступит ли Россия в противостояние с Турцией? Ответы на эти вопросы в интервью Anews дала востоковед, арабист, обозреватель издательского дома «Коммерсант» Марианна Беленькая.

Марианна Беленькая

«Эрдоган добился того, зачем ехал в Москву»

- 5 марта президент России Владимир Путин и президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган провели в Кремле переговоры по Сирии, которые длились почти шесть часов. Что можно сказать о результатах встречи? Удалось ли сторонам добиться поставленных целей?

- Стоит разграничивать, что озвучивалось официально и что хотели подспудно стороны. В последние дни перед встречей Эрдоган не говорил ничего о своих пожеланиях, кроме одной вещи - прекращение огня. И прекращение огня он получил. То есть - можно сказать, Эрдоган добился того, зачем ехал в Москву. Но и он, и другие представители турецкой стороны сделали много других заявлений.

В частности, о том, что сирийская армия должна отступить на те позиции, на которых она была до наступления на Идлиб. Можно разные стартовые точки брать, но примерно первая фаза наступления началась в мае прошлого года, вторая фаза - декабрь и третья фаза - середина января. И он это говорил, это звучало как лозунги и было понятно, что этого не произойдет, Россия давала это понять. И цель России как раз была в том, чтобы сирийская армия оставалась на тех позициях, которые она успела взять под свой контроль. И, собственно, Россия это получила. С тех территорий, которые уже заняты, сирийская армия отходить не будет.

РИА Новости/Сергей Гунеев

Дальше есть еще много спорных вопросов. И президент, и министр иностранных дел сказали, что детали договоренностей будут обсуждаться с министром обороны и будут понятны в течение нескольких дней. Тут нужно смотреть на карту. Суть в чем: есть две основные дороги в Сирии, за которые идет борьба, начиная с Сочинских договоренностей 2018 года. Это трассы М4 (Латакия - Алеппо) и М5 (Дамаск - Алеппо). И достаточно большие куски трасс идут через Идлиб.

Трасса М5 Дамаск-Алеппо в районе поселения Маарет-Нуман провинции Идлиб в Сирии, РИА Новости/Михаил Алаеддин

В Сочинских соглашениях речь шла о том, что будет обеспечено для всех свободное передвижение по этим трассам, но этого не произошло. В результате сирийского наступления силы Башара Асада взяли трассу М5 полностью под свой контроль, затем один из кусков вновь заняла оппозиция. И как раз те бои, в которых погибли турецкие военные, шли на кусочке трассы М5. К моменту переговоров Путина и Эрдогана трассу М5 проправительственные силы вновь отбили, и это зафиксировано в новых соглашениях - что они остаются там, М5 остается полностью под контролем Дамаска.

«Новый коридор безопасности - он ненадолго»

По трассе М4 есть вопросы. Сейчас президенты договорились, что вдоль этой трассы будет создан коридор безопасности, который должны инспектировать турецкие и российские военные. Проблема в том, что трасса М4 разрезает территорию, на которой находятся антиправительственные вооруженные группировки. И пока непонятно, что с этими силами будет. Перейдет ли территория к югу от этой трассы в итоге под контроль Асада, либо как-то по-другому будет решаться проблема - это пока осталось под большим вопросом.

И все понимают - когда в прошлом году договаривались о создании зоны безопасности внутри Идлиба, все это закончилось тем, что Асад в итоге взял территорию под свой контроль. Все предыдущие договоренности о прекращении огня долго не держались, нарушались с обеих сторон. И каждая из сторон оставляет за собой право для атак. Одни под предлогом борьбы с террористами, другие - как ответ на атаки проправительственных сил. Так или иначе, окно для боевых действий тут остается.

- Можно предположить, что и нынешние договоренности долго не продержатся, учитывая прошлый опыт?

- Да. Все понимают, что этот новый коридор безопасности - ненадолго. Было много мелких соглашений о прекращении огня. Летом было, в январе договаривались… Это были, так сказать, мелкие соглашения о прекращении огня внутри крупных соглашений. И все они долго не держались. Но сейчас, возможно, период будет чуть более спокойный, чем по предыдущим договоренностям, так как фактически определены новые границы зоны деэскалации. И всем надо понять, как эти договоренности могут работать. Но, как я уже сказала, вопросы остаются вокруг М4.

- Главный вопрос, который волновал россиян в этой истории до встречи президентов - пойдет ли Россия на прямое столкновение с Турцией ради того, чтобы поддержать своего союзника Башара Асада. Какова вероятность такого сценария теперь?

- Ни Россия, ни Турция не были заинтересованы в прямом, открытом противостоянии и, упаси Бог, в войне. В чем была опасность. Вот идут боевые действия, турки наступают, поддерживают так или иначе сирийскую вооруженную оппозицию, а российские военные выступают на стороне Асада и не намеренно, но потери возможны. Как вот турки попали под огонь, точно так же могли и российские военные попасть под огонь - неважно чей. Это была основная опасность и была вероятность, что в очередной раз мог быть сбит российский самолет.

И сейчас важно, что Эрдоган и Путин показали, что они готовы продолжать разговор. Была опасность, что они разорвут политическое сотрудничество по Сирии. С одной стороны, они нуждаются в сотрудничестве, но могло быть так, что не договорились, разорвали, хлопнули дверью - и все. «Астанинский формат» (формат, выработанный в ходе переговоров в Астане в 2017 году, прим. ред.), в котором Турция, Россия и Иран участвуют, он по-прежнему работоспособен, хотя на Западе говорили, что этот формат давно умер.

РИА Новости/Сергей Гунеев

«Асад повторяет, что он хочет вернуть под свой контроль всю территорию Сирии. И его желание понятно»

- Если рассматривать крайности в этой истории. Каким может быть самый позитивный и самый негативный сценарий для трех стран?

- Тут можно говорить только в краткосрочной перспективе. И самый позитивный сценарий в краткосрочной перспективе: соглашение о прекращении огня будут соблюдать все стороны, не будет новых жертв ни среди военного, ни среди гражданского населения в первую очередь, а также не появится новых беженцев - то есть люди смогут вернуться в свои дома, не опасаясь новых ударов.

Сирийские беженцы на границе Турции и Греции РИА Новости/Бурджу Окутан

Но статус-кво не может сохраняться вечно, потому что Асад повторяет вновь и вновь, что он хочет вернуть под свой контроль всю территорию Сирии. И его желание понятно. При этом и Турция, и США говорят, что никуда из Сирии не уйдут, пока не будет найдено политическое решение сирийского конфликта.

Что касается худшего сценария. Может быть так: это соглашение не продержится и несколько дней, и Эрдоган будет вынужден, чтобы не потерять свою внутреннюю аудиторию, предпринять какой-то шаг. Чтобы его избиратели поняли, что он может ответить России. То есть, если Анкара так долго говорит, что Россия не соблюдает соглашения - то зачем с Россией работать? И ему нужно будет предпринять какие-то более резкие шаги, например, разрыв сотрудничества по Сирии, хотя сам Эрдоган этого точно не хочет.

#беженцы
#война
#турция
#владимир путин
#сирия
#россия
#политика
#реджеп тайип эрдоган