Метод Матвеева из сериала "Триггер": что такое провокативная терапия

В феврале 2020 года на Первом канале состоялась премьера остросюжетного сериала «Триггер», в котором психолог Артём Стрелецкий, воплощённый на экране Максимом Матвеевым, применяет к своим пациентам (а порой и к людям, его о помощи не просившим) методы провокативной терапии: оскорбляет их, выводит из себя и тем самым заставляет взглянуть проблемам в лицо. Работает ли это в реальной жизни?
Фото Метод Матвеева из сериала "Триггер": что такое провокативная терапия
Facebook
ВКонтакте
share_fav

Сериал «Триггер» познакомил многих телезрителей с идеей «провокативной терапии». Психолог Артём Стрелецкий (Максим Матвеев) не выслушивает своих клиентов с сочувственным видом, а начинает их оскорблять, сыпать соль на рану и всячески вытаскивать из зоны комфорта. Работает ли такой метод в реальной жизни и существуют ли специалисты, которые его практикуют?

Максим Матвеев в сериале «Триггер». Кадр из сериала

Истоки провокативной терапии. Фрэнк Фаррелли

Создателем провокативной терапии считается американский психолог Фрэнк Фаррелли. В 1960-е годы во время сеанса традиционной психотерапии с пациентом, страдавшим, помимо прочего, от заниженной самооценки, Фрэнк, уставший от отсутствия прогресса, начал дразнить и подначивать своего клиента.

«Я сказал ему: "Ладно, я сдаюсь. Ты действительно ужасный, никчёмный и безнадёжный. Давай ты перестанешь тратить моё время". Через минуту пациент уже спорил со мной», — описывал Фаррелли момент рождения метода в своей книге «Провокативная терапия», впервые опубликованной в 1974 году.

Он подчёркивал, что общался с клиентом так, как говорил бы с другом: подначивая его с юмором и не стесняясь при этом в выражениях. Идея метода Фаррелли заключается в том, чтобы вызвать у пациента гнев, желание воскликнуть: «Хватит! Я так больше не могу! Я должен изменить мою жизнь!».

В девяностые годы Фаррелли посещал Россию. В интернете можно найти видеозаписи с его сеансов, на которых Фрэнк ведёт себя скорее как стендап-комик, нежели как психолог. Он издевается над внешностью людей, которые пришли к нему за помощью, называет их тупыми и тормознутыми.

Приёмы Фрэнка Фаррелли вызывали неоднозначную реакцию у профессионального сообщества, но в настоящее время провокативный метод признаётся частью системно-феноменологической психотерапии, хотя и нечасто практикуется в чистом виде. Сам Фрэнк ушёл из жизни в 2013 году, однако его дело продолжает его сын Тим. В Европе, Азии и США метод провокативной терапии используют не менее 2000 специалистов.

Принципы провокативной терапии

Специалисты, практикующие провокативную терапию, сравнивают свою работу с действием вакцины: сначала пациент учится давать отпор в контролируемых условиях кабинета, а затем, выработав привычку бороться, преодолевает свои проблемы в реальном мире. Адепты провокативной терапии принимают за данность следующие допущения:

  1. Пациент не так хрупок, как он о себе думает.

  2. Пациент не так сложен, как он о себе думает, его можно понять и проанализировать.

  3. Пациент обладает способностью решить свои проблемы, даже если сам не осознаёт свой потенциал.

  4. Не все проблемы родом из детства, опыт взрослой жизни не менее важен.

Максим Матвеев в сериале «Триггер». Кадр из сериала

При этом, в отличие от сериала «Триггер», в реальной жизни основным инструментом в арсенале врача служит не гнев, а юмор: психолог стремится научить клиента позитивно реагировать на свои проблемы, переопределить их. Провокативный метод используется при лечении неврозов, расстройств депрессивного качества и расстройств психосоматического спектра, а также в терапии, направленной на самоактуализацию и самопознание личности.

Прототип героя «Триггера» – Сергей Насибян. Провокативная терапия в России

Соавтором идеи сериала «Триггер» и, по сути, прототипом героя Максима Матвеева стал психолог Сергей Насибян, успешно практикующий провокативный метод в реальной жизни. Разумеется, на экране краски сильно сгущаются в угоду кинематографичности: в действительности помочь человеку за один сеанс можно, только если психолог смог сразу определить проблему и подобрать верный стимул. Кроме того, на практике Насибян чаще всего работает с группами: для провокации нужен зритель.

Сергей Насибян, Максим Матвеев и Александра Ремизова. Фото: Instagram

«В одной из моих групп была девушка, которая родила больного ребёнка. На мой вопрос, почему она не отказалась от ребёнка, девушка ответила, что она не может так поступить. Я сказал, что это неправда. В этот момент все 60 участников группы посмотрели на меня с осуждением. Ведь мораль говорит: "Мать не может бросить своего ребёнка", — описывал Сергей случай из своей практики в интервью журналу «Сноб». — Моя же задача была довести девушку до такого состояния, когда она признается, что на самом деле она может бросить своего ребёнка. В этот момент рождается личность, которая говорит, что она может бросить ребёнка, но не хочет его бросать. Это две разные личности, которые руководствуются разными мотивами. Первая объясняет свои поступки немощью, вторая — делает сознательный выбор.»

Вместе с тем, по словам Сергея Насибяна, Максим Матвеев, работая над образом Артёма Стрелецкого, очень точно воспроизвёл его способ разговора и коммуникативную модель. Таким образом, мы можем с уверенностью заявить: психолог, ведущий себя как герой Матвеева и заставляющий клиентов раскрыться через конфликт, не просто может существовать в реальности — он существует. Хотя в сарае, конечно, никого не запирает.

#провокация
#максим матвеев
#триггер
#артём стрелецкий
#фрэнк фаррелли
#провокативная терапия
#провокативный метод
#сергей насибян
#александра ремизова