"Гомеопатия - это цветочки". Петр Талантов - об аптеках, опасном лечении и псевдо-врачах

«Я уверен, что надо сделать две вещи: перестать тратить на гомеопатию государственные деньги и четко маркировать гомеопатические препараты, как не содержащие при определенных разведениях никакого действующего вещества». Интервью с сооснователем научно-просветительского фонда «Эволюция» Петром Талантовым.
Фото "Гомеопатия - это цветочки". Петр Талантов - об аптеках, опасном лечении и псевдо-врачах
РИА Новости/Руслан Кривобок
Facebook
ВКонтакте
share_fav

Что подталкивает людей тратить деньги на лекарства с недоказанной эффективностью, лечиться самостоятельно и обращаться к псевдо-докторам в соцсетях? Отчего Минздрав скрывает данные о безопасности и эффективности лекарств, которые обращаются на российском рынке? Как обезопасить себя при обращении к врачу? На эти и другие вопросы в интервью Anews ответил сооснователь научно-просветительского фонда «Эволюция» Петр Талантов.

Петр Талантов - врач, сооснователь научно-просветительского фонда «Эволюция», член комиссии РАН по противодействию фальсификации научных исследований, автор книги «0,05. Доказательная медицина от магии до поисков бессмертия».

Петр Талантов, Facebook

«У многих есть иллюзия, что лекарства - это такой же товар, как одежда или сотовые телефоны»

В России существует тенденция лечиться самостоятельно. Что подталкивает людей к самодиагностике и самолечению, в том числе - антибиотиками?

– Вероятно, непонимание стоящей за болезнью и лечением сложности. Кажется, что никакой премудрости в медицине нет - достаточно знать, какую таблетку выпить при насморке, а какую при кашле. А также нежелание лишний раз сталкиваться с государственным здравоохранением.

Кстати, обнаружил недавно, что существуют сайты с «отзывами о лекарствах». У многих явно есть иллюзия, что лекарства - это такой же товар, как одежда или сотовые телефоны и их можно подобрать самостоятельно, ознакомившись с описанием и отзывами других пользователей. К сожалению, вряд ли можно убедить большинство склонных к самолечению в том, что это не так. Многие, увы, понимают, что любое биологически активное вещество несет в себе риски, исключительно на своем опыте. И иногда слишком поздно.

РИА Новости/Руслан Кривобок

– В сентябре этого года РАН заявила о сокрытии Минздравом данных о безопасности и эффективности лекарств, которые обращаются на российском рынке. Чем руководствуется Минздрав, отказываясь публиковать данные?

– Минздрав ссылается на внутренний документ, который якобы мешает раскрывать информацию, но документ сделан самим Минздравом и ничего не мешает его изменить. Судя по всему, настоящая причина в том, что эти экспертные заключения стыдно показать. Они бы продемонстрировали, что адекватной экспертизы многих присутствующих на рынке препаратов никто не проводил. Особенно это касается препаратов, зарегистрированных много лет назад.

«На российском рынке исторически относительно много бесполезных препаратов, особенно отечественного происхождения»

– Каков шанс, что РАН все-таки удастся договориться с Минздравом и данные будут публиковаться? И как это отразится на фармрынке?

– По результатам первой встречи Минздрав озвучил готовность внести изменения, которые бы позволили публиковать данные по новым лекарствам и раскрыть их за несколько лет ретроспективно. Но воз и ныне там, пока декларация благих намерений ничем не подтверждается.

Раскрытие информации было бы безусловным благом для рынка, так как помешало бы недобросовестным игрокам, паразитирующим на несовершенстве процедуры. А главным выгодоприобретателем стал бы потребитель, который только выигрывает от возможности перепроверить, насколько обосновано лекарственный препарат был признан эффективным и безопасным.

РИА Новости/Алексей Даничев

– Чем руководствуются врачи, которые выписывают пациентам лекарства с недоказанной эффективностью?

– Есть сразу несколько очень разных причин. Во-первых, врач может не знать о неэффективности препарата. Медицинская информация быстро устаревает, не все успевают следить за новыми данными. Во-вторых, на российском рынке исторически относительно много бесполезных препаратов, особенно отечественного происхождения. Врачи могут назначать их по привычке, в силу «традиции».

В-третьих, это может быть единственно доступным вариантом. Пациенты редко готовы принять, что в каких-то ситуациях не нужно принимать никаких лекарств. Человек пришел за помощью и если ему ничего не выписать, останется недовольным или может пожаловаться.

В-четвертых, пациенты могут сами просить «любимые» препараты, врач может пойти навстречу, чтобы повысить их лояльность. Ну и, наконец, в некоторых случаях мы имеем дело с коммерческой заинтересованностью. Хочется верить, что такие ситуации редки. Но они случаются.

– Это не миф, что иногда врачи вступают в сговор с аптеками или производителями лекарств и специально назначают определенные препараты, чтобы получать за это процент с продаж?

– Это запрещено законодательно, хотя по-прежнему случается. Но сейчас реже, чем, скажем, 10-20 лет назад.

«Гомеопатия - это цветочки, не все ее потребители понимают, с чем они имеют дело»

– В 2017 году комиссия РАН признала гомеопатию лженаукой, однако гомеопатические аптеки все еще существуют. Отчего так происходит?

– Парадокс в том, что гомеопатию признали псевдонаукой не в 2017 году, а намного раньше. Комиссия РАН только повторила то, что многократно делалось до нее похожими комиссиями в других странах. Вероятно, власти руководствуются тем, что хотя от гомеопатии нет пользы, вреда от нее тоже потенциально не много. Пусть, мол, будет - некоторый спрос на нее есть, не будем подрывать бизнес производителей и делать недовольными покупателей.

Такой подход, справедливости ради, существовал не только в России. Но в последние годы во многих странах его пересматривают. Гомеопатию постепенно выводят из системы здравоохранения, перестают тратить на нее государственные деньги, которые с большей пользой можно потратить в другом месте.

РИА Новости/Григорий Сысоев

Меняется и отношение к безопасности гомеопатии. Пару недель назад американский регулятор обращения лекарств FDA выпустил заявление, в котором отметил, что воспринимать этот класс препаратов как абсолютно безопасные нельзя - в пример были приведены случаи отравлений, включая случай массовой гибели детей, отравившихся гомеопатическим препаратом, сделанным из белладонны.

– Доводилось слышать мнение, что если гомеопатию запретить совсем, то интерес людей к ней только возрастет. Что вы об этом думаете?

– Я уверен, что надо сделать две вещи: перестать тратить на гомеопатию государственные деньги и четко маркировать гомеопатические препараты, как не содержащие при определенных разведениях никакого действующего вещества - сейчас потребителя часто вводят в заблуждение. Кроме того, должен быть жесткий контроль за качеством гомеопатических препаратов, чтобы исключить повторение трагедии. При выполнении этих условий я не имею ничего против существования гомеопатии. Если кто-то хочет ее приобретать за свой счет и понимает, что это такое, то это личное дело потребителя.

РИА Новости/Евгений Биятов

– Что заставляет людей верить в эффективность гомеопатии и какой главный вред несет в себе этот вид альтернативной медицины?

– Это более широкий вопрос о том, что заставляет людей верить в эффективность самых безумных способов лечения. Гомеопатия - это цветочки, не все ее потребители понимают, с чем они имеют дело в этом случае. А вот что заставляет людей лечиться с помощью уринотерапии или варварских первобытных методов вроде кровавых банок - вот это интересный вопрос.

Вероятно, в первую очередь дело в том, что большинство людей имеет очень приблизительное представление о работе организма и о том, почему возникают болезни. Кроме того, мы в принципе не очень умеем различать, за счет чего улучшилось наше состояние. Болезнь может начать сходить на нет в силу естественных причин, а мы будем склонны приписывать это действиям, которые совершили накануне - сходили в церковь, к колдуну, выпили какую-то таблетку.

– Помимо гомеопатии существует много других видов альтернативной медицины. Какие наиболее опасны?

– Выстроить обоснованный рейтинг достаточно сложно. На мой субъективный взгляд, наибольшую потенциальную опасность представляют антипрививочные культы и псевдомедицинские течения, рекомендующие массовый прием БАДов с псевдо-профилактическими целями.

– Массовый прием БАДов часто рекомендуют псевдо-врачи из соцсетей… Чем обусловлена их популярность?

– Мне кажется, многие не пытаются понять, настоящий перед ними врач или нет. Люди, зарабатывающие на связанных со здоровьем темах в социальных сетях, не скованы профессиональными рамками и позволяют себе обещать излечение там, где ничего гарантировать нельзя. Или обещают сохранить красоту и отдалить старость при том, что никакого эликсира молодости до сих пор, увы, не существует. Людям нравятся простые и убедительные истории, обещающие чудо. Причем чудо, которое можно купить в несколько кликов, без обследований, без посещения больницы.

Depositphotos

– Комиссия РАН по противодействию фальсификации научных исследований выводит таких "специалистов" на чистую воду, как это было с Еленой Корниловой. Однако работать лже-врачи после разоблачения не перестают…

– В России реклама медицинских услуг очень слабо контролируется, нарушители никак не преследуются. Особенно это справедливо в отношении людей, чья деятельность ограничивается социальными сетями.

В случае блогера Корниловой мы имеем дело не просто с некорректной медицинской рекламой, а с достаточно циничным мошенничеством. Но опять-таки кто-то должен написать на нее заявление и, судя по всему, всем не до нее.

– Вы рассказали на Facebook о психологе Алексее Милехине, который принимал в клиниках как геронтопсихиатр, не имея медобразования. Отчего так происходит, что люди без образования работают врачами?

– Он не только принимал в клинике, но и назначал лекарственные препараты, на что не имел никакого права. Виновато отсутствие адекватного контроля и ответственности за подобные нарушения.

– Как пациенту, который обращается в клинику, обезопасить себя? Как можно проверить врача?

– Как минимум, можно попросить показать диплом. Впрочем, в этом смысле вы все равно меньше рискуете, если обращаетесь в клинику. В большинстве случаев работодатель проверяет, кого именно он принимает на работу. А вот обезопасить себя от недобросовестных интернет-советчиков гораздо сложнее. Тут главный рецепт - лечитесь в поликлиниках и больницах, а не в социальных сетях.


Беседовала Эллада Карибова

#антибиотики
#врачи
#лекарства
#минздрав
#лечение
#аптеки
#гомеопатия
#таблетки
#медицина
#здоровье
#интервью