Уволен единственный в России врач, делавший пересадку почки грудничкам

«Но трагедия заключается в том, что детей с весом меньше 6 кг там не оперировали до сих пор, - поделился Каабак. - Со слов родителей им обещают провести трансплантацию, когда дети подрастут хотя бы до 9 кг. Но у нас есть 10 детей, которые, на наш взгляд, никогда не дорастут до этого веса из-за их состояния здоровья»
Фото Уволен единственный в России врач, делавший пересадку почки грудничкам
РИА Новости / Григорий Сысоев
Facebook
ВКонтакте
share_fav

В Москве уволен врач-трансплантолог Михаил Каабак, который уже более десяти лет успешно пересаживает почки грудным детям и малышам весом от шести килограммов. Родители детей, которые оперировались у Каабака и которым только предстоит операция по пересадке почки, создали петицию, в которой требуют сохранить врачей и продолжить оказывать помощь малышам с маленьким весом.

Фото: РИА Новости / Григорий Сысоев

Концепция изменилась

До недавнего времени Михаил Каабак и его коллега Надежда Бабенко работали в Российском научном центре хирургии (РНЦХ) имени академика Петровского для взрослых и на четверть ставки в Национальном медицинском исследовательском центре здоровья детей (НЦЗД).

«Наша деятельность в НЦЗД прекращена. Ранее по предложению директора НЦЗД мы все уволились из РНЦХ, чтобы полностью работать здесь, в отделе по трансплантации органов. Но когда мы принесли трудовые книжки, нам сказали, что концепция изменилась, ставок нет и отдела не будет. Поэтому мы остались здесь на четверть ставки (как это и было еще с 2015 года), а теперь вот получили уведомления об увольнении», - рассказал Каабак в интервью изданию «Такие дела».

В НЦЗД сообщили «Коммерсанту», что отделения трансплантологии в центре не было, и все операции проводились на базе отделения урологии.

«Информация о закрытии программы трансплантации не соответствует действительности. В настоящее время программа продолжает развиваться. В центре планируется увеличить численность сотрудников, занимающихся трансплантацией почки. В целях сохранения постоянного кадрового потенциала было принято решение о приеме на работу основного сотрудника на условиях полного рабочего времени, в связи с чем наличие внешних совместителей стало нецелесообразным», - объяснили в НЦЗД увольнение Каабака и Бабенко.

Инициатива Минздрава

По мнению команды Каабака, их увольнение и сворачивание программы трансплантации по используемому ими протоколу инициировал Минздрав и его главный трансплантолог Сергей Готье.

«Мы показали хороший результат, но на директора, по его словам, стал наседать Минздрав, - поделился Каабак. - Он рассказывал, что ему звонил Сергей Готье и говорил, что нельзя использовать эти препараты. Очевидно, что директор центра находится в очень сложном положении, его очень жалко, но еще больше жалко детей и их матерей».

По словам, заведующего отделением трансплантации почки Российской детской клинической больницы (РДКБ) Алексея Валова такое решение может быть связано с осложнениями, которые возникают у пациентов в отложенной перспективе.

Работали по международному протоколу

Команда Михаила Каабака и Надежды Бабенко пересаживали детям с весом от 6 килограммов почки взрослых. Чтобы не было отторжения, врачи воздействовали на иммунитет пациентов препаратом офф-лейбл «Алемтузумабом», в инструкции которого не прописано его использование подобным образом. Однако это средство повышало шансы на приживаемость органа на 10-20%.

По закону, чтобы применять такие препараты, нужно заключение врачебной комиссии медучреждения либо обоснованное мнение врача и информированное согласие пациента. По словам врачей, все требования были соблюдены.

«Единственная претензия, которая была нам озвучена, - это использование не одобренных Минздравом протоколов индукционной терапии. Я не очень понимаю, что значит не одобренных Минздравом, потому что применение этих протоколов осуществлялось в соответствии с 323-м Федеральным законом "Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации", который прописывает процедуру, как использовать препараты офф-лейбл. Именно так они и использовались», - недоумевает Каабак.

Коллега Каабака Надежда Бабенко рассказала «Коммерсанту», что начиная с 2007 года по такому протоколу лечения «прооперированы 374 ребенка». Она также рассказала, что в 2018 году такой протокол введения иммуносупрессии до и после трансплантации был признан лучшим среди протоколов международных клиник международным сообществом трансплантологов. По словам Бабенко, благодаря этому протоколу пятилетняя выживаемость оперированных детей 97%.

Дети - заложники ситуации

Михаил Каабак предполагает, что маленькие пациенты, которые нуждаются в трансплантации будут направлены в институт имени Шумакова, который возглавляет Готье.

«Но трагедия заключается в том, что детей с весом меньше 6 кг там не оперировали до сих пор, - поделился Каабак. - Со слов родителей им обещают провести трансплантацию, когда дети подрастут хотя бы до 9 кг. Но у нас есть 10 детей, которые, на наш взгляд, никогда не дорастут до этого веса из-за их состояния здоровья. Их мы должны были оперировать в 2019 году. И для них это действительно трагедия. Есть еще несколько десятков детей с похожим весом, которые только начинают готовиться к трансплантации».

Готье отрицает, что в институт имени Шумакова не оперируют детей с малым весом. По его словам, к ним просто никто не идет из-за рекомендаций Каабака.

«Мы оперируем пациентов любого возраста и любого веса, но фишка в том, что эти пациенты (Михаила Каабака - прим. ред.) к нам не идут. Масса ребенка и его возраст не являются определяющими в показаниях к тому или иному оперативному вмешательству. В трансплантации почки показанием является не вес, а состояние пациента, которое позволяет или не позволяет сделать эту операцию. И вес - это предмет некоторой спекуляции», - утверждает Сергей Готье.

Сергей Готье. Фото: РИА Новости / Владимир Трефилов

Он отметил, что институт направил приглашение на подготовку к трансплантации одному из пациентов Михаила Каабака: «Нам было сказано, что их врач не советовал к нам ложиться. То есть ребенок является заложником этих отношений между родителями и той группой хирургов, которые в настоящее время в НЦЗД не работают».

Родительская петиция

Родители больных малышей негодуют.

«Более 300 детей, оставляют без врачей и медицинского контроля, так как еще ни один врач, кроме команды доктора Каабака, не наблюдал детей после такой лекарственной терапии, через которую мы прошли», - говорится в петиции, опубликованной на change.org.

«Еще страшнее, что более 75 детей, остались без операции, и медленно умирают дома, так как ни один другой врач их не может взять на операцию. Практически 90% всех пациентов наших врачей - это те, кому отказали в остальных больницах, но которые после операции живут обычной жизнью».

Создательница петиции Марина Десятская утверждает, что Минздрав игнорирует их обращения.

«Прошло три недели, как нам обрубили все концы,— сказала госпожа Десятская и отметила, что родители направляли в Минздрав коллективное обращение, которое подписали 113 человек, и еще было около 50 писем от родителей пациентов центра с вопросами по их конкретной ситуации. Ни с одним родителем Минздрав не связался», - рассказала Десятская.

«Полноценные инструкции нигде не описаны и не существуют»

Как разрешится кризис, пока неясно. Каабак и Бабенко надеются, что ситуация изменится в их пользу.

«Мы искренне надеемся на то, что он все же разрешит в ближайшее время это недоразумение. Последние наши переговоры с ним отчасти увенчались успехом. Он уже рассматривает возможность нашего участия в трансплантациях у маленьких детей», - поделилась с «Коммерсантом» Надежда Бабенко.

По словам Каабака, ему неизвестны другие специалисты в России, которые смогут работать по тому же протоколу, что и его команда.

«Носителями технологии являемся мы. И воспроизвести ее без нас крайне затруднительно, потому что полноценные инструкции нигде не описаны и не существуют. Есть наши научные публикации на эту тему, но вряд ли их можно назвать полноценной инструкцией», - говорит трансплантолог. -

«Я остаюсь при своем мнении: используемый нами протокол - это 90 процентов успеха наших операций. Я разговаривал на эту тему с главным трансплантологом Минздрава Сергеем Готье, предложил ему воспользоваться нашим опытом и нашими протоколами. Он обещал подумать», - добавил Каабак.

#трансплантация органов
#медицина
#здравоохранение
#пересадка почки
#детская медицина