Как сегодня устроены неуставные отношения в армии

«Призывался в армию из Кабардино-Балкарии. Из 19 человек 2 русских, включая меня, остальные кабардинцы из сел. С одной стороны вроде как земляки, а с другой прессинг начался уже в поезде, притом получилось так что русские в вагоне сами по себе, а кабардинцы все одной компанией.
Фото Как сегодня устроены неуставные отношения в армии
Facebook
ВКонтакте
share_fav

Выдернули меня и поставили вопрос, что их в части будут заставлять мыть полы, но им западло, и они будут все спихивать на меня».

Одной из самых громких и трагических новостей последнего времени стала стрельба в воинской части 54160, где рядовой Рамиль Шамсутдинов убил 8 человек. Минобороны отрицает версию неуставных отношений, но по неофициальным данным, боец всё же подвергался издевательствам, из-за чего и взялся в итоге за автомат.

Рамиль Шамсутдинов. Фото - частная коллекция

Anews хочет разобраться и узнать, что говорят о современной ситуации с дедовщиной обычные люди и специалисты.

Почему кавказцев не хотели призывать в армию? Что юристы советуют попавшим в тяжелую ситуацию? И почему положение дел может может ухудшиться в будущем?

«Год как в пионерлагере» или «подбитых прячут под ключ»?

Говорить о том, что изменение срока службы на 1 год искоренило проблему дедовщины, конечно, не приходится. Хотя на форумах встречаются очень позитивные посты:

«Сын служил под Коломной в 14 году. Не было даже намека на неуставняк. Уборка и питание на аутсорсе. Кормили как на убой, причем по заявкам что приготовить. Еженедельная сауна, дневной сон, спортзал, мобильники на руках, церковь при части... Год как в пионерлагере. Я, честно говоря, сравнивая с нашей службой, был в шоке».

Но на них, естественно, приходятся и негативные:

«Ничего не изменилось. Сын служит в Хабаровске. Когда приезжала прокуратура, всех подбитых прячут под ключ, вечером выпускают. Ходят вечно голодные. Воровство, как здрасте. Зубы крошатся, руки все в болячках от авитаминоза. И еще много чего... даже говорить не хочется. Кто скажет что дедовщины нет, плюну в лицо. Так как знаю все изнутри теперь».

«У нас учатся ребята и после армии. Кто что говорит. У одних дедовщины не было, у других была и еще какая».

Частная коллекция

В 2017 году портал «Медуза» приводил историю некоего Георгия, проходившего службу в 2014-м и жаловавшегося на многократные избиения:

«Выходя из "сушки", новые сослуживцы Георгия велели ему не оставаться там долго и не говорить о произошедшем командованию, "а то хуже будет". Встать и выйти из комнаты Георгий смог только через несколько минут - сильно болело все тело, хотя "не было даже синяков".

В сибирской части молодой человек провел полгода. За это время его четыре раза сильно били. Георгий считает, что отчасти в его злоключениях виновата иллюзия, будто в России дедовщины нет: "Если бы я знал, что (в армии) происходит, я бы либо нашел возможность туда не идти, либо хотя бы подготовился морально. Может, взял бы несколько уроков самообороны"».

Георгий свидетельствовал и о вымогательствах - так, перед дембелем молодой человек отдал старослужащим 5 000 рублей. Но при этом даже он отмечает, что впоследствии ситуация в той части изменилась к лучшему:

«Со слов своих армейских знакомых Георгий говорит: "По каким-то причинам там стали проводить нормальные вечерние осмотры, недавно несколько человек за избиения отправились в штрафбат, а командование ввело жесткую дисциплину. Видимо, какой-то приказ сверху все же поступил"».

РИА Новости

Усиление контроля за соблюдением порядка отмечают и другие бывшие военнослужащие:

«Лично нас каждый вечер проверяли на синяки. Чуть что - сразу выясняют, от чего и за что получил. Даже если ты, работая, получил синяк, так настоящий детектив устраивают. А если кто-то кого-то поранит, так его сразу в дисбат или тюрьму. Потому что военная прокуратура не церемонится. Ударил - значит виноват».
Со снижением уровня насилия в армии соглашаются и специалисты. Так, адвокат Александр Передрук:

«Российская Федерация время от времени отчитывается в разных международных органах, в том числе о ситуации, связанной с насилием в армии. Комментируя факты применения насилия в армии и меры борьбы с ними, Россия приводит в качестве положительного примера сокращение срока службы. И это действительно влияет на масштабы насилия, их, по ощущениям, стало меньше».

Читайте также: Чем страшен "дизель". Как устроен дисбат в российской армии

Прощайте, духи и деды. Привет, землячества

Новая продолжительность службы также размыла традиционную казарменную иерархию - настал конец классическим духам, черпакам, слонам, дедам и дембелям. Но свято место пусто не бывает. Еще в 2013 году психолог Руслан Альмухаметов отмечал, что теперь акценты в солдатском коллективе расставляются по иным, более простым признакам: «Ресурсом для неформального доминирования среди сослуживцев стали физическая сила, морально-волевые качества и земляческие связи». Соответственно, во многих случаях солдат может не расти в иерархии, как было раньше, а постоянно находиться в уважаемом или унижаемом положении - в зависимости как раз от личных качеств или принадлежности к национальной или территориальной группе.

Личная коллекция

Последний пункт - землячество - заслуживает более серьезного рассмотрения. Образование этнических групп влияния - в основном, состоящих из выходцев с Кавказа - отмечается многими посетителями форумов:

«Я служил в пехоте, и у нас одни чурбаны и кавказцы были. Я сам якут, и дружил с русскими и украинцами, но противостоять им мы не могли, т.к. в критических ситуациях каждый был сам по себе, а эти были сплоченнее».

«Призывался в армию из Кабардино-Балкарии. Из 19 человек 2 русских, включая меня, остальные кабардинцы из сел. С одной стороны вроде как земляки, а с другой прессинг начался уже в поезде, притом получилось так, что русские в вагоне сами по себе, а кабардинцы все одной компанией.

Выдернули меня и поставили вопрос, что их в части будут заставлять мыть полы, но им западло, и они будут все спихивать на меня. Ответить "Нет" перед 15-16 пьяных нацменов было равносильно быть на месте избитым, убитым или сделанным инвалидом».

В апреле 2011 года эта ситуация даже вышла на уровень федеральных новостей - военный комиссар Челябинской области Николай Захаров публично огласил ведомственное указание Минобороны не призывать на военную службу уроженцев кавказских республик, перераспределив их квоты на другие регионы России. Интересно, что сам Захаров после этого приобрел известность в качестве интернет-мема.

Само министерство обороны отрицало, что указание имеет место, да и виновник произошедшего дополнительных комментариев не давал. Тем не менее, произошедшее породило волну телепередач, где проблема получила подробное освещение. Так, один из бывших солдатов-срочников рассказал, что кавказцы действительно отказываются убираться, так как считают это женской работой. Также он отметил, что внутри их сообщества дедовщины как таковой не замечал, а главенствовать в казарме им помогает хорошая подготовка в единоборствах.

Эти слова подтвердил и координатор правового центра российского конгресса народов Кавказа Алан Вагабов. Также он сказал, что русские офицеры сами не хотят брать призывников с Кавказа, так как отвыкли работать с призывниками.

Кадр передачи «Центральное телевидение»

С тех пор широко эта проблема не поднималась, но, судя по отрывочным комментариям очевидцев, ситуация находится примерно в таком же состоянии.

Вместо дедов - офицеры?

Возвращаясь к случаю Рамиля Шамсутдинова, нужно сказать, что главным виновником издевательств, приведших к трагическому итогу, называется не старослужащий, не солдат другой национальности, а офицер - старший лейтенант Данил Пьянков.

Данил Пьянков. Фото - соцсети

Специалисты отмечают, что с ослаблением дедовщины вырос объем неуставных отношений именно со стороны вышестоящих армейских чинов. Об этом говорит юрист правозащитной организации «Гражданин и армия» Арсений Левинсон. Юрист отмечает, что формой давления чаще всего является вымогательство:

«Число внутривоенных преступлений, связанных с вымогательством, начало неуклонно расти с появлением у солдат мобильных телефонов, банковских карт, ноутбуков и прочего.

Большинство этих случаев не выходит за пределы войсковой части, так как призывники, во-первых, не имеют возможности рассказать о них, а во-вторых, боятся или считают, что суммы не стоят той угрозы, которую они создадут себе в случае их раскрытия».

Впрочем, встречаются и более «старомодные» случаи. Александр Передрук рассказывает:

«На казарменное насилие жалобы поступают постоянно. Одно из самых ярких последних дел было связано с тем, что военнослужащий якобы в рамках спарринга получил травму, из-за которой долгое время находился в коме. Сейчас его состояние, к счастью, улучшилось. Но родственники считают, что его избил офицер, возбуждено уголовное дело».

Также адвокат отмечает, что последние законодательные нововведения могут ухудшить ситуацию с неуставными отношениями:

«Как правило, профилактика насилия в армии недостаточна. Проблема осложняется еще и принятыми в марте 2019 года поправками к закону "О статусе военнослужащих", которые запретили срочникам пользоваться смартфонами на территории воинских частей, что помогло бы собирать доказательства преступлений. Нередко записи с видеокамер на мобильниках, которые присылали военнослужащие, позволяли раскрывать преступления».

Тем же, кому не посчастливилось попасть в тяжелую ситуацию, Передрук советует:

«Не стоит пытаться решить проблему насилия с помощью командования части. Оно в любом случае будет нести ответственность, как минимум дисциплинарную, за то, что не пресекло эти факты. И в интересах командования дело замять.

Если это возможно, нужно обращаться в военно-следственное управление СКР, собирать доказательства. Самому человеку это очень сложно сделать, потому что у военных в целом уровень правовой культуры не очень высокий, и нужно искать тех, кто может помочь. Это могут быть правозащитные организации, адвокаты, которые работают сами или с правозащитниками».

#откровения
#дедовщина
#армия россии
#армия рф