Машинисты метро – об ужасах профессии

«Ухудшение слуха из-за постоянного шума, ухудшение зрения из-за плохой освещенности, гипертония и подобные "прелести" из-за нерегулярного и недостаточного отдыха, язва и гастрит из-за неравномерного питания, желудочные расстройства из-за отсутствия горячей воды и мыла, стрессы от постоянного нервного напряжения, геморрой, остеохондроз, сквозняки, тряска, пыль, электромагнитные поля – список можно продолжать и продолжать», – писал бывший машинист петербургского метро Сергей Галкин.
Фото Машинисты метро – об ужасах профессии
Кирилл Балберов
Facebook
ВКонтакте
share_fav

Машинисты метрополитена постоянно находятся в напряжении и подвержены стрессам. Из-за этого них быстро портится здоровье. Радости от работы не добавляет и напряженная атмосфера в коллективе, и ЧП, которые периодически случаются в подземке, рассказывают бывшие и нынешние работники метро.

«Шансов дожить до пенсии немного»

Все бывшие или нынешние машинисты так или иначе говорят о том, что их работа связана с большими рисками для здоровья.

«Ухудшение слуха из-за постоянного шума, ухудшение зрения из-за плохой освещенности, гипертония и подобные "прелести" из-за нерегулярного и недостаточного отдыха, язва и гастрит из-за неравномерного питания, желудочные расстройства из-за отсутствия горячей воды и мыла, стрессы от постоянного нервного напряжения, геморрой, остеохондроз, сквозняки, тряска, пыль, электромагнитные поля – список можно продолжать и продолжать. Шансов дожить до пенсии немного», – писал несколько лет назад бывший машинист петербургского метро Сергей Галкин (цитата по каналу «1520. Все о ж/д»).

«После медкомиссии наша группа насчитывала 42 человека. Сейчас, после моего увольнения, осталось работать пятеро. Трое ушли, откатавшись ознакомительную поездку. На практику после обучения в технической школе вышло 17 человек. Через месяц практики у одного парня начались проблемы с сердцем. Еще через месяц у другого практиканта стало резко ухудшаться зрение. А ведь им не было еще и 30 лет», – продолжает Галкин.

Mos.ru / Wikimedia

Машинист минского метро с 13-летним стажем Сергей Лемешев также говорит, что ему известны случаи, когда у людей ухудшалось зрение, но все индивидуально.

«У нас вот машинист ушел на работу за компьютером, и у него вскоре упало зрение. А кто-то машинистом двадцать лет работает, и у него единицы. Думаю, тут больше от генетики зависит», – сказал Лемешев изданию Onliner.

«Сложнее всего работать, когда ты хочешь спать, — а хочешь спать ты всегда. Утренний час пик напряженнее, чем вечерний, потому что он короче: все едут на работу примерно в одно время, вечером кто-то может задержаться, пойти на встречу с друзьями. В утренний час пик интервал между поездами — 1 минута 40 секунд, в вечерний — 1 минута 45 секунд. Это на три состава меньше на линии — легче ездить», – рассказывал анонимный действующий машинист московского метро изданию The Village.

«Прав тот, у кого власть»

Еще одна проблема, на которую часто жалуются машинисты метро, – взаимоотношения внутри коллектива, особенно с начальством.

«Метрополитен – это весьма закрытое государство со своими законами. Основной закон один: прав тот, у кого власть. Помнится, вышло указание одного из заместителей начальника метрополитена предписывающее машинистам самим высаживать посторонних из вагонов. В основном, конечно же, пьяных. После того, как несколько машинистов были избиты пьяными пассажирами, мы возмутились, но указание это не отменено до сих пор», – писал петербургский машинист Галкин.

Фото: Кирилл Балберов

О самодурстве начальства говорят и сотрудники Московского метрополитена.

«Представьте себе, сейчас машиниста могут оштрафовать, то есть лишить половины премии, если он придет небритым или с плохо поглаженными стрелками на брюках. Или если начальству покажется, что ты в мятой рубашке», – цитирует «Рамблер» бывшего машиниста московского метро Сергея.

Кроме того, машинистов могут наказать рублем за ошибки в тесте. Каждую неделю работники сдают мини-экзамен из десяти вопросов. Не ответил хотя бы на один — минус пять тысяч рублей, продолжил Сергей. Другая головная боль «водителей» поездов — не совсем адекватные диспетчеры.

«Допустим, в час-пик въезжаешь на станцию, она тебе: «Машинист, ответьте». А ты по инструкции не можешь ей ответить, ты должен правильно затормозить, открыть двери, закрыть двери. И она тебе потом весь перегон: «Почему не отвечаете? Почему не отвечаете?» — объяснил бывший сотрудник столичной подземки.

В начале 2019 года стало известно о похожем конфликте в Екатеринбурге. Там машинисты метро написали письмо мэру города с просьбой снять начальника службы подвижного состава Валерия Бекетова, который, по их словам, заставляет работать машинистов на неисправных составах.

«При общении с работниками проявляет грубость, пренебрежительный тон, заносчивость, предвзятые замечания. В разговорах часто присутствуют матерные высказывания, может морально унизить работника не только один на один, но и при коллективе. Идет постоянное запугивание лишением премии, не сдачей экзаменов, назначением внеочередных каких-либо испытаний, увольнением», – писали работники метро (цитата по Е1).

Фото: Reuters

«Два дня – два ЧП»

Нехватка солнца, постоянная тряска, пыль, недопонимание с начальством, смены, чередующие работу в утро, день и вечер, – все это ничто по сравнению с ЧП с участием пассажиров, рассказывают машинисты.

«Вышел в первый день на линию помощником машиниста. Состав вылетает из туннеля, боковым зрением улавливаю движение слева... Мужчина лет 30 разбегается из центра зала и прыгает под состав! В первый мой день практики! Разбивает своей башкой лобовое стекло и улетает под состав. Машинист среагировал, остановился. Повезло ему, ударился башкой о лобовое, упал в лоток между рельс и сломал руку!», – цитирует еще одного бывшего машиниста московского метро блог «1520. Все о ж/д».

«На следующий день, выходим в ночь. Состав вылетает из туннеля... Я только услышал сильный удар... Оказалось, пьяный гражданин Незалежной решил справить нужду в начале перрона на пути, только достал свой пистон и тут состав. Разнесло башку зеркалом – тpyп. Я даже смотреть не пошел. Машинисты потом говорили: "Ты подумай, не твое это, в первые два дня – два ЧП! Один тpyп!" Вот так не сложилась моя карьера машиниста», – заключил он.

В среднем падения на рельсы бывают раз в два месяца, отмечает действующим машинист московского метро, давший интервью The Village.

«Падения на рельсы бывают раз в два месяца, из них около 70% смертельных случаев. По инструкции, если между рельсом и колесной парой нет ни единого кусочка тела пострадавшего, то все, что от него осталось, нужно выкинуть на платформу, не дожидаясь медработников, и ехать дальше до ближайшего пункта подмены. Там тебя меняет резервный машинист, а тебя в этот день снимают с работы. У меня не было таких случаев. Бывает, что люди с разбега прыгают в кабину, разбивают стекло, а оно каленое, режет. Иногда человека откидывает на платформу, но дико поломанного», – рассказал сотрудник подземки.

Фото: Reuters

«Другая проблема — человеческая наглость и глупость. Почему состав тормозит в туннеле и стоит там? Потому что один очень умный Вася решил запрыгнуть в поезд в последний момент. В это время стоит весь состав, в котором бывает от 2 до 3 тысяч человек в пиковое время. И следующий поезд ждет в туннеле, пока предыдущий отъедет от станции. Бывает, что пассажир держит дверь и говорит с другом, когда уже надо уезжать со станции, — приходится жестко говорить по громкой связи, иногда вызывать наряд», – заключил машинист.

#профессии
#машинист
#метро
#метрополитен
#москва
#транспорт