Вологодская семья сбежала в глухую деревню, чтобы не отобрали детей

«Там, на Вологодчине, жизни нам бы уже не дали. Последнее время по два раза в неделю приезжали ввосьмером. А еще у соседей все выспрашивали. Где, говорят, ребенок еще один у них? Лена же вроде беременна была? Да какой еще ребенок, когда младшему только полгода!»
Фото Вологодская семья сбежала в глухую деревню, чтобы не отобрали детей
Facebook
ВКонтакте
share_fav

Многодетная семья из Вологодской области сбежала в глухой поселок в Карелии, спасаясь от органов опеки. Чиновники будто специально задались целью разлучить детей и родителей. Глава семейства принял непростое решение и уехал в другой регион. Однако туда поступило решение суда. На защиту семьи встали жители карельского поселка и детский омбудсмен.

Бедная семья

У Геннадия и Елены Лапшиных шестеро детей, самому младшему всего полгода. Жила семья в Вологодской области. Елена следила за детьми, а Геннадий зарабатывал где мог, поскольку работать в их родном регионе негде. Органы опеки решил, что семья слишком бедная и детям будет лучше в детском доме, а не с родителями.

«Наш дом, который был куплен на материнский капитал, признали опасным для жизни детей, - рассказал «Комсомольской правде» Геннадий Лапшин. - Но когда мы его покупали, то по всем правилам получали справку о его состоянии, и его признали удовлетворительным. А потом те же чиновники написали, что он непригодный! Основные требования были из-за проводки. С помощью сельсовета мы поменяли проводку, сделали косметический ремонт, починили печь. Но этой опеке было уже все равно. Они ходили по деревне и копали на нас компромат. Искали у меня в сарае бензопилы ворованные. Я официально безработный, хотя трудился на частника в райцентре, строил дом, баню. Жена с детьми дома».

Фото: "КП"

«Проживание несовершеннолетних не соответствует требованиям...»

«Семья состоит на контроле в субъектах профилактики с 2014 года. Во время выездов в семью обстановка в семье не меняется. Проживание несовершеннолетних не соответствует требованиям к их воспитанию и содержанию. Отопление печное, воды в доме нет, проводка старая. Все требует ремонта. В доме полная антисанитария: беспорядок, сильная захламленность ненужных вещей. Дети непонятно чем занимаются (игрушек, развивающих игр у детей нет). Именно в таких условиях вынуждены проживать дети, сами Лапшины ничего плохого в этом не видят», - утверждают в органах опеки.

Фото: "КП"

«По два раза в неделю приезжали ввосьмером»

Когда Геннадий и Елена поняли, что детей у них точно отберут, они собрали вещи, кур, гусей, козу, и всей семьей отправились в поселок Кепа в Карелию, где жил дядя Елены.

«Там, на Вологодчине, жизни нам бы уже не дали. Последнее время по два раза в неделю приезжали ввосьмером. А еще у соседей все выспрашивали. Где, говорят, ребенок еще один у них? Лена же вроде беременна была? Да какой еще ребенок, когда младшему только полгода!» - поделился Геннадий.

«Дети не наши, их все равно будут изымать»

«Приехала семья. Видно, что хорошая, но бедная. Изначально мы и не знали, что они сюда навсегда. Думали, погостить, присмотреться. Все им стали помогать. Кто одежду, кто мебель носил. Еду, чтобы на первое время, - рассказала директор Кепской школы Мария Анатольевна Вдовина. - А потом узнали, что они вроде как навсегда. Лапшин написал заявление на жилье, чтобы прописаться, закрепиться. Мы с учителями тоже ходили в администрацию, просили за них. В опеке нам сразу сказали, что "дети не наши, их все равно будут изымать". Как так изымать?! За что? Видно же, люди хорошие, ребятишек любят. Работящие».

Четверых детей устроили в школу. Геннадия приняли в эту же школу истопником на 0,3 ставки. Местные жители собрали Лапшиным вещи и одежду на зиму.

«Мы жилье им выделили, старый деревянный домишко. Но Геннадий с руками, сам вставил окна, сделал загон для животных», - рассказала директор школы.

«Ограничить родителей в правах»

Однако благополучие семьи длилось недолго. В Кепу пришло решение Вологодского суда: «Ограничить родителей в правах, а детей изъять и передать в социальное учреждение».

«Геннадий когда узнал, прямо запаниковал, говорил, что готов бежать дальше, хоть в монастыре прятаться, - поделилась директор. - Но я так и сказала: оставайтесь, решайте вопросы. Тут вы без поддержки не окажетесь».

Местные говорят, что работать в поселке негде, но можно зарабатывать на грибах и ягодах.

«Да, нет у Лапшиных больших денег. А у кого они есть?»

На защиту Лапшиных встал и уполномоченный по правам детей в Карелии Геннадий Сараев.

«Да, нет у Лапшиных больших денег. А у кого они есть? - спрашивает Сараев. - Прожиточный минимум у нас 13 тысяч рублей на человека, так, получается, Лапшин должен зарабатывать сколько? 100 тысяч рублей?! Где у нас такая работа? Вы видели последнюю статистику Счетной палаты. Главный риск бедности в России - многодетность в сельской местности. Так вот, у Лапшиных - классический случай. Тут помогать надо, а органы опеки, получается, как монстры врываются в семью и ищут недостатки. А для деревни такие семьи - это вообще спасение! В школе учеников сразу на 20% больше стало, ее финансирование увеличили. Дети хорошие, к родителям так и льнут».

Детский омбудсмен ездил в Москву, в центральный аппарат уполномоченного по правам ребенка при президенте РФ Анны Кузнецовой. Там уже начали готовить апелляции на решение об изъятии детей.

#семья
#карелия
#органы опеки
#вологодская область
#опека
#дети