"Просто поехали в отпуск". Вдова музыканта Андрея Сучилина выиграла cyд

«Мы просто поехали в отпуск. Но оказались в ловушке. Такое впечатление, что в этой истории жизнь не давала Андрею ни единого шанса. На каждом шагу - стопроцентная вероятность того, что он не выкарабкается: от того момента, как мы вызвали врача, и до финального аккорда, когда в Москву прислали незабальзамированное тело».
Фото "Просто поехали в отпуск". Вдова музыканта Андрея Сучилина выиграла cyд
Facebook
ВКонтакте
share_fav

Вдова музыканта Андрея Сучилина отсудила компенсацию у компании «Ингосстрах» за смерть мужа во время отпуска. Андрей Сучилин ушел из жизни летом 2018 года в возрасте 58 лет от некроза в Португалии, где его вместе с женой Лидией Тихонович ссадили с самолета из-за сильного неприятного запаха, писал Anews.

Лидия Тихонович рассказала о последнем отпуске с супругом и о судебной тяжбе со страховой компанией. Женщина уверена, что летальный исход стал результатом ненадлежащих действий «Ингосстраха» и ее мужа можно было спасти. Монолог Лидии опубликовал портал «Такие дела».

«Мы просто поехали в отпуск. Но оказались в ловушке. Такое впечатление, что в этой истории жизнь не давала Андрею ни единого шанса. На каждом шагу - стопроцентная вероятность того, что он не выкарабкается: от того момента, как мы вызвали врача, и до финального аккорда, когда в Москву прислали незабальзамированное тело», - утверждает Лидия.

Фото: facebook / andrey.suchilin

«Типичная пляжная инфекция»

«Перед самым отъездом с испанского острова Гран-Канария у Андрея поднялась температура, появилось непонятное воспаление в паховой области, боль. Страшно, когда ты находишься в другой стране и не знаешь, как вызвать врача, понимаешь, что лекарства в аптеке тебе не продадут без рецепта. Мы позвонили в "Ингосстрах", чтобы нам помогли вызвать врача».

«С момента, когда я начала этим заниматься, до приезда врача прошло пять часов. Врач сказал: "Типичная пляжная инфекция. Антибиотик принимайте пять дней", - выписал заключение на испанском. Как потом оказалось, там написано совсем не то, что он говорил нам на английском, - "пролежень 2-4 степени" и что температуры нет, хотя она была. Как теперь мне говорят судмедэксперты, о "пролежне" можно говорить, только если речь о лежачем больном. У меня была мысль, что у Андрея гангрена, но я ее прогнала. Врач сказал: "Можно лететь". Мы были уверены, что скоро будем дома», - поделилась воспоминаниями Лидия Тихонович.

Фото: «Такие дела»

«Пассажир-вонючка»

«С Гран-Канарии мы летели в Амстердам, где должна была быть пересадка на Москву. До Амстердама - пять часов. На взлете все было нормально. Но в самолете - перепады давления, поэтому процесс развивался молниеносно. Начался некроз паховой области, сепсис, появился ужасный запах».

Читайте подробнее: Что такое сепсис. Причины, симптомы, лечение и летальность

«Мы сидели в середине, потом нас пересадили в хвост: "Пожалуйста, пассажиры жалуются". Стюардессы не были доброжелательны. Потом пилот принял решение посадить самолет. Самолет приземлился в городе Фару в Португалии. Об этом написали мировые СМИ: голландцы, испанцы, португальцы. Российские СМИ просто опубликовали как забавный случай, не проверяя, перепечатывали друг у друга. Уже потом, когда Андрей ушел, СМИ написали, что это известный музыкант, а не пассажир-вонючка», - посетовала Лидия.

Фото: facebook / andrey.suchilin

«Должна была лететь дальше домой, но сама, дура, вышла»

«Самолет дальше полетел в Амстердам, а мы, растерянные, поехали ночью в гостиницу. С утра я стала звонить в консульство. Но там отказали в помощи и велели обращаться к родственникам. Мы без денег, в чужой стране, нужно срочно решать медицинские проблемы. Звоню в «Ингосстрах», а там говорят: "У вас полис кончился"».

«Дата окончания полиса была 30 мая, и мы звонили утром 30 мая. Страховщики сказали, что, по их данным, полис действителен до 29 числа. Андрей написал об этом пост в Facebook, который я потом обновляла, а друзья начали писать на сайт страховой компании жалобы».

«В страховой компании нам сразу сказали: даже если медпомощь в Португалии Андрею оплатят, то мне не оплатят ничего - ни билеты, ни проживание. Вроде как я должна была лететь дальше домой, но сама, дура, вышла».

«Андрею становилось все хуже. Я вызывала скорую и понимала, что происходит что-то страшное. Села и разревелась. Андрея увезли, а я даже не знала куда - все говорили по-португальски. Уезжая, Андрей сказал: "Не плачь, Лидонька". Это были последние слова, которые я от него слышала».

Женщине удалось через знакомых найти в Фару протестантского пастора родом из России Евгения Бирюкова, с которым она продолжила бороться за жизнь супруга. По словам Лидии, в госпитале, где лежал Сучилин ей сразу объявили, что страховая не выходит на связь.

«В течение двух недель госпиталь отправлял счета на мой московский адрес. Страховая вышла на контакт только после того, как вмешался Первый канал и появился резонанс. Они связались со мной и уверили, что оплатят билет и все сделают», - рассказала Лидия.

Восемь операций и остановка сердца

Неделю женщина жила в гостинице, которую помогли оплатить добрые люди, потом переехала в церковь.

«В госпитале возле Андрея я просидела 27 дней. Он был в медицинской коме. В реанимации мне разрешали находиться по шесть часов в день: три часа, перерыв, потом еще три. Мы слушали его и мою любимую музыку - в одних наушниках вдвоем».

Фото: facebook / andrey.suchilin

«Гангрена Фурнье - загадочная и редкая и болезнь, именно поэтому на суде понадобилось заключение специалиста. Поскольку пошел сепсис, начали бороться уже с ним».

«Представители страховой компании выходили со мной на связь, просили прислать медицинские документы. В госпитале отвечали, что страховая должна сделать официальный запрос. В итоге доктор написал мне от своего имени бумагу, но понятно, что этот документ нелегитимен. В госпитале мне все время повторяли, что страховая компания не связывается с ними. Это продолжалось довольно долго: страховая, вроде бы и не отказывала, но и не предпринимала никаких шагов».

«Это было, как американские горки, - то ужас, то надежда. Врачи то говорили, что Андрею лучше и его собираются транспортировать на вертолете в город Порту, потому что там есть барокамера, в которой можно заживить раны, то сообщали, что стало хуже и состояние критическое. Всего Андрей перенес восемь операций. Во время последней у него остановилось сердце».

Фото: facebook / andrey.suchilin

«Полноценного бальзамирования не было»

«Домой я улетела только через десять дней, время ушло на оформление документов - этим занималась страховая. Мне позвонил консул и сказал: "Мы не рекомендуем связываться с похоронным агентством, с которым связался "Ингосстрах", потому что мы не уверены в качестве"».

«Полноценного бальзамирования не было, и тело было доставлено в Москву с сильным разложением. Даже патологоанатом, который в морге вскрывал гроб и готовил тело к похоронам, был очень удивлен. Была проведена процедура танатопраксии - ввели раствор, который сохраняет тело в течение трех-четырех дней. Когда в Москве мы открыли гроб, то увидели, что тело в памперсе, а одежда брошена сверху. Теперь представители страховой говорят, что все сделано в рамках закона».

Судебный процесс

В Москве Лидия решила подать на страховую компанию в суд.

«Ситуация, когда человек заболел вдали от родины, сама по себе достаточно тяжелая, и хочется, чтобы тебя поддержали. Чтобы это делали именно те, кому ты за это заплатил. От таких ситуаций абсолютно никто не застрахован. И наша история показывает, что отнюдь не застрахованы и те, кто заключил договор со страховщиком», - объяснила свои действия женщина.

«На суде мы доказывали, что была допущена врачебная ошибка, - врач не сказал, что человеку нельзя лететь. Нужна была экстренная госпитализация и операция. Тогда у Андрея были бы шансы на жизнь. Вторая претензия - отсутствие бальзамирования. Так нельзя поступать. Мы подали иск о компенсации морального ущерба. Районный суд наш иск отклонил».

Однако на этом вдова не остановилась. 2 октября Московской городской суд рассмотрел апелляционную жалобу Лидии Тихонович. Он отменил решение суда первой инстанции и частично удовлетворил исковые требования. Вдове присудили 200 тысяч рублей как компенсацию морального ущерба и 100 тысяч рублей в качестве штрафа за неисполнение требований потребителя.

#сепсис
#смерть в отпуске
#последний отдых
#гангрена