Почему в России так опасно летать самолетами?

Авиакатастрофа, в которой погиб глава Total Кристоф де Маржери, грозит окончательно испортить мнение о России, и вот почему.
РИА Новости / Максим Блинов
Facebook
ВКонтакте
share_fav

После гибели во «Внуково» главы нефтегазовой компании Total Кристофа де Маржери, которого Владимир Путин назвал «настоящим другом России», как-то странно говорить об ухудшении имиджа нашей страны за рубежом. Он и так в последние месяцы был исключительно негативным, особенно на фоне истории с «Боингом», сбитым над территорией ополченцев на Украине. И все же новая катастрофа в ночь на 21 октября грозит окончательно испортить мнение о нас, россиянах. Справедливо ли?

Зона риска

Как ни страшно это прозвучит, в России уже привыкли, что не проходит ни года без крупных или резонансных авиакатастроф. 2014-й не стал исключением. Всего с начала года было свыше 30 инцидентов с воздушным транспортом, в которых гибли люди, хотя до октября самым громким считалось падение вертолета Ми-8 в Мурманской области в ночь на 1 июня, когда погибли 16 человек. Среди пассажиров были высокопоставленные чиновники местного правительства и представители крупного бизнеса.

В ноябре 2013 года было подсчитано, что летать в России вчетверо опаснее, чем в мире. Согласно международной статистике и открытым данным Росавиации, в мире погибает один из 4,7 миллиона авиапассажиров, в России - один из 1,2 миллиона.

По числу жертв авиакатастроф Россия – на втором месте после США (с 1945 года, только пассажирские рейсы, без учета малых бизнес-самолетов, каким летел де Маржери, и без учета захватов и других криминальных случаев).

Но если «антипервенство» США отчасти объяснимо – эта страна является крупнейшим в мире авиарынком, то в современной России (в отличие от СССР) этот рынок небольшой: по данным экспертов, воздушным транспортом пользуются только 5% населения.

Сравните статистику Международной ассоциации воздушного транспорта с 2008 по 2012 год:

  • в авиакатастрофах в мире погибли 2.873 человека;
  • в России – 247 человек;
  • в США – 55 человек.

«Особый случай»

Главной причиной авиационных трагедий в России, да и во всем мире является так называемый «человеческий фактор» (68%, на основе анализа катастроф с 1997 по 2012 годы). В основном это ошибки пилотов (47% от этого числа) или ошибки наземных служб (13%).

Но в России – что называется, «особый случай», который лучше всего характеризуется словом «раздолбайство». И это не стороннее наблюдение – в частности, именно так назвал случай с катастрофой во «Внуково» замминистра транспорта и бывший гендиректор «Аэрофлота» Валерий Окулов.

После каждой катастрофы чиновники, СМИ и эксперты, как мантру, повторяют слова про «системный кризис» в российской гражданской авиации. И это притом, что по каждому случаю ведется тщательное расследование, и власти принимают один указ за другим.

Но вот что заметил редактор отдела расследований журнала The New Times Анатолий Ермолин после катастрофы в Казани в ноябре 2013 года, когда погибли 50 человек: «Ключевая проблема в нашей стране заключается в том, что на любую трагедию мы отвечаем программой. На каждую беду у нас готовы указ или решение. А вопрос совсем в другом – в резкой утрате профессионализма на всех уровнях, в отношении к делу, в сохранении знаний, системы обслуживания, в том числе и авиационной техники».

Стереотипы в действии

Если говорить о катастрофе во «Внуково»: сразу же выяснилась скандальная подробность – водитель снегоуборочной машины, которая находилась на полосе и в которую при разгоне врезался самолет де Маржери, был пьян, о чем сообщил представитель Следственного комитета Владимир Маркин.

Адвокат выжившего водителя настаивает, что тот был трезв, но французская, да и западная общественность в целом, уже получила вескую причину закрепить стереотип о тотальном «русском пьянстве». Теперь это уже не просто «устаревшее клише», которое можно с гневом оспорить.

Еще одна деталь: по словам источника РИА Новости во «Внуково», руление в аэропорту в момент катастрофы контролировал диспетчер-стажер. И это ночью, в условиях осадков, тумана и плохой видимости – то есть, всего того, что увеличивает риск авиакатастроф.

Все это лишь подтверждает, что в России нет должного контроля безопасности полетов со стороны государства. Еще в 2012 году был принят закон о создании государственной системы управления безопасности полетов, но чтобы он работал, его нужно регулярно обновлять, приводя в соответствие международным нормам, и строго следить за его исполнением. Это – большая, кропотливая, системная работа, которую чиновникам проще избежать, заменив бесполезными, зато популистскими мерами, заключают эксперты.

«Положительный момент»

Впрочем, есть для России один, условно говоря, положительный момент. Именно по бизнес-джетам наша страна в последние годы вообще не фигурировала в смертельной статистике, свидетельствуют данные сайта Corporate Jet Investor.

Если не считать катастрофы во «Внуково», то вот как выглядит ситуация.

2014 год (с января по сентябрь)

В аэропортах мира разбилось не менее 8 малых «корпоративных» самолетов, погибли 36 человек. Три катастрофы произошли в США, две – в Германии, по одной – в Бразилии, Мексике и Иране.

2013 год

8 катастроф, 23 погибших. Большинство произошли в США (6), по одной – в Венесуэле и Франции.

2012 год

6 катастроф, 28 погибших. Произошли в Конго, Германии, США, Франции, Испании и Мексике.

Кстати, как подсчитал журнал Time в июне 2014 года, летать такими рейсами, при их очевидном комфорте, оказалось более рискованно, чем крупными пассажирскими самолетами. По крайней мере, так говорит статистика.