Пара мужчин, покинувших Россию с двумя детьми, рассказала о преследовании

Андрей Варганов и Евгений Ерофеев выехали за границу, после того как Следственный комитет заинтересовался их семьей. Девять лет мужчины воспитывали двоих мальчиков. По случайности об этом узнали в СК. Расследование истории взял под личный контроль глава ведомства Александр Бастрыкин.
Фото Пара мужчин, покинувших Россию с двумя детьми, рассказала о преследовании
Ваганов и Ерофеев с детьми. Фото: «Медуза»
Facebook
ВКонтакте
share_fav

Пара мужчин нетрадиционной ориентации, вместе воспитывавших двоих приемных сыновей и покинувших Россию с детьми, раскрыли свои имена. Андрей Ваганов, усыновивший мальчиков, и его партнер Евгений Ерофеев подробно рассказали «Медузе», как развивалась история с уголовным преследованием их семьи.

От спокойной жизни к обыскам и допросам

Ваганов усыновил первого ребенка в 2010-м, спустя еще два года - второго. Оба мальчика были изъяты из кровных семей алкоголиков и страдали от неврологических заболеваний. В то время мужчина уже жил со своим другом.

Знакомые пары рассказали, что семья была благополучной в материальном плане. Дети были ухожены и накормлены, получали лечение, регулярно ездили отдыхать. Никакого разврата в семье не было. Проблемы начались, когда один из мальчиков попал с аппендицитом в больницу. Он успел рассказать врачам, что живет в семье с двумя папами, и иногда они спят все вместе в одной кровати. Медики обратились в полицию.

Ваганов и Ерофеев с детьми. Фото: «Медуза»

Следственный комитет впервые в истории возбудил дело о халатности в отношении сотрудников столичной соцзащиты за то, что допустили усыновление двоих детей опекуном-геем. По версии СК, проживание в однополой семье наносит вред духовному развитию мальчиков, поскольку их приемный отец ведет пропаганду нетрадиционных отношений, искажая представления ребят о семейных ценностях.

Уполномоченный по правам ребенка при президента РФ Анна Кузнецова осудила усыновление детей однополой парой, назвав это нарушением закона. А в Совете по правам человека при президенте РФ поддержали семью. «Что происходит у них за закрытыми дверями - это их личное дело», - сказали в СПЧ.

В московской квартиры гей-пары прошел обыск, когда хозяев не было дома. Отца одного из мужчин даже допросили. После этого однополая семья вместе с детьми покинула страну из страха уголовного преследования и сообщила, что возвращаться больше не планирует.

Из-за боли в животе заподозрили разврат

На дачу объяснений в СК Андрея вместе с ребенком вызвали в июне. Это произошло после того, как его младший приемный сын, 12-летний Юра, попавший в институт детской хирургии и травматологии Леонида Рошаля с подозрением на аппендицит, рассказал врачам, что живет с двумя папами. Позже выяснилось, что обращение в СК и прокуратуру направили именно из больницы.

«Мы никогда не просили детей скрывать чего-либо. Это была наша осознанная позиция: зачем это как-то стигматизировать и так далее. Вот мы живем, мы обычная семья. Есть родители, есть нормальные взаимоотношения в семье, вот и все. Время от времени мы разговаривали, говорили, что семья может быть разная. Бывает, что бабушка воспитывает, бывает, что мама и тетя, бывает, что мужчина или двое мужчин», - объяснил случившееся Ваганов.

«В документе ситуация была описана буквально в терминах, которые потом начали кочевать из одного документа в другой. Что мамы нет, есть два папы: папа Андрей и папа Женя. Папы спят в одной кровати», - описал приемный отец.

В больнице заподозрили, что причиной боли в животе Юры мог быть не аппендицит, а насилие. В результате мальчику поставили диагноз «дискинезия».

13-летний Денис и 12-летний Юра. Фото: «Медуза»

«Папа и Евгений живут как друзья»

По его словам, Юра допроса не боялся, поскольку еще в детстве многое пережил. «В пять лет он стал свидетелем покушения: старший брат Юры от другого отца в ходе пьяной ссоры ударил по голове табуреткой нынешнего мужа или сожителя его матери. Возможно, его кровного отца. Раскроил череп. Брат в тюрьме, отец в больнице. Вот и опыт», - рассказал приемный родитель.

Ерофеев же признался, что на фоне вмешательства следователей «стало страшно». «Ты так красиво рассказываешь, как будто это были такие стандартные действия. А на самом деле, как-то трясло», - отметил Евгений во время беседы с журналистом «Медузы».

В следственном протоколе однополая семья описана как «папа Андрей и его сожитель». При этом приемный сын Юра не сказал ничего, что подтверждало факт пропаганды нетрадиционных отношений со стороны отца.

«В протоколе отмечено, со слов Юры, что папа и Евгений живут как друзья. Были вопросы, касающиеся того, видел ли он что мы обнимаемся или поцелуи. Юра отвечал, что не видел такого. Это к вопросу о фактах пропаганды какой-то. Это зафиксировано в протоколе», - рассказал Ваганов.

Во время беседы он сказал следователю, что он с Евгением женаты. В протоколе записали, что они состоят в «официальном браке, зарегистрированном в Дании».

Ваганов и Ерофеев с детьми. Фото: «Медуза»

Звонки, угрозы, Рошаль, Кузнецова и Бастрыкин

При этом шквал звонков от журналистов на телефон Андрея начался уже утром во время визита к следователю. Сотрудники некоторых изданий представлялись адвокатами, чтобы собрать информацию и выпустить заметку.

После беседы в СК ребенка отправили на судебно-медицинскую экспертизу. Оказалось, что результатов надо ждать почти месяц, поскольку два на всю Москву специалиста в отпуске.

Днем позже следователь стал требовать, чтобы на беседу пришел и старший приемный сын, 13-летний Денис. Побывал в СК и Евгений.

К тому же выяснилось, что к делу подключилась детский омбудсмен Кузнецова. «Она по своим каналам вышла на [председателя Следственного комитета РФ Александра] Бастрыкина. И через его замов и советников все это пошло вниз, на уровень района», - объяснил Ваганов. Мужчина не исключает, что к главе СК мог обратиться и сам Рошаль.

Адвокат предупредил Андрея, что детей могут изъять из семьи, поэтому надо быть готовым к отъезду за границу. «И что с большой вероятностью состав преступления будет обнаружен - вне зависимости от того, какими будут результаты медицинской экспертизы. Потому что судебно-медицинская экспертиза - она о сексуальном насилии. А растление - это в принципе развратные действия, которые могут не предполагать физического контакта с ребенком», - рассказал приемный отец.

Представители опеки вскоре потребовали сдать Юру в социальный реабилитационный центр. Пара стала готовиться к отъезду за границу. 21 июня Андрей вместе с детьми покинул страну. В начале июля из России выехал и Евгений.

За неделю Ерофееву несколько раз звонили из Следственного комитета. «Я сказал, что приду только по повестке. Тогда мне стали угрожать, что пришлют повестку на работу, чтобы все узнали о моей ориентации», - рассказал мужчина.

«Будет искать вся страна»

С Вагановым связался сотрудник уголовного розыска, сообщил, что результаты экспертизы уже готовы и скинул их по вотсапу. «Ни ссадин, ничего, все чисто, естественно. Второе, что было сделано: анализ на наличие биоматериалов различных - тоже нет. Найдено ли во рту и заднем проходе Юры ДНК, отличное от него? Не найдено никакой!» - рассказал Андрей.

При этом сотрудник угрозыска пригрозил, что уголовное дело по фактам насилия может возбудить даже при отрицательном результате экспертизы, и потребовал от приемного отца вернуться в Россию. «Если этого не произойдет, будут подключены другие ресурсы - меня будет искать вся страна. МВД, ФСБ, ГРУ и так далее», - уверял сотрудник. Он несколько раз отмечал, что дело на личном контроле у Бастрыкина.

«Наши источники говорили, что Следственный комитет возбудил против нас уголовное дело по статье 105 часть 2 "Убийство двух и более лиц". Но потом генпрокуратура отменила это постановление», - рассказал также Ваганов.

16 июля появилась информация об уголовном деле против сотрудников соцзащиты. 19 июля дома у пары и их родителей провели обыск. В том числе у отца Андрей на Урале:

«Вероятно, у моего отца они искали какое-то подтверждение дачи взятки сотрудникам опеки при усыновлении Дениса».

Ерофеев и Ваганов. Фото: «Медуза»

«Мы бросили все»

По словам Ваганова, никаких трудностей при усыновлении первого и второго ребенка у него не возникало. Но когда опека приходила в квартиру для проверки, Ерофеева там не было.

В 2016 году мужчины зарегистрировали свой брак в Дании. По словам Евгения, уже тогда у пары начинали возникать мысли об эмиграции. Эти настроения подстегнуло принятие закона о Диме Яковлеве и пропаганде нетрадиционных отношений среди несовершеннолетних.

К тому же сверстники детей стали плохо отзываться об их семье. Тогда Ваганову пришлось объяснить детям, что их приемные родители - геи и как к ним относятся в обществе. В то же время Андрей утверждает, что они с Евгением никогда не целовались при детях и не устраивали дома никаких вечеринок с друзьями: «Мы жили в своем внутреннем Таджикистане».

По словам Ерофеева, пока вся семья будет находиться за границей из соображений безопасности. «Мы не знаем, где окажемся через неделю. Потому что мы бросили все. Вот как Денис сказал, что его жизнь кончилась. Вот у меня была жизнь, а теперь жизни нет. Сейчас мы в подвешенном состоянии», - заключает Ваганов.

Ерофеев и Ваганов. Фото: «Медуза»