Навальный выложил фото из больницы и оценил версию об отравлении

Facebook
ВКонтакте
share_fav

Оппозиционер Алексей Навальный, которого в воскресенье госпитализировали из спецприемника, а в понедельник выписали назад, прокомментировал версию об отравлении и показал свою фотографию из больницы.

Глава Фонда по борьбе с коррупцией с 24 июля находился в спецприемнике. Симоновский суд Москвы приговорил его к 30 суткам ареста за нарушения при проведении митинга. 28 июля оппозиционера госпитализировали в 64-ю городскую больницу с подозрением на аллергию.

Врач Навального Анастасия Васильева, которая наблюдает оппозиционера в течение длительного времени, сообщила, что ей не дали толком осмотреть политика, и предположила, что его могли отравить «неизвестным химическим веществом».

В больнице, однако, сочли, что у оппозиционера обычная крапивница и после того, как у него спал отек, его выписали обратно в спецприемник.

«Представьте, что я опух в пять раз сильнее»

Сам Навальный допускает, что его могли отравить, потому что никогда ранее у него не было ни на что аллергии.

«Четвертый день моего пребывания под арестом. Ем то же самое, что и все. Бытовые условия ровно те же самые, что и у всех остальных пятерых арестантов. Мало того, ровно в этой же камере на этой же шконке я провел десять суток совсем недавно — две недели назад. Это мой девятый или десятый арест. За все время я обращался к врачу один раз, когда простудился и была высокая температура. Постельное белье у меня свое. Из тюремной сумки, которая всегда наготове. Там же лежит мыло, зубная паста и все такое прочее. Всем этим я пользовался две недели назад», – пишет Навальный на своем сайте.

«На прогулке мои сокамерники замечают, что у меня красная шея. Это обед субботы. Все митингуют, я слышу обрывочные новости по радио и завидую. Через час чувствую, что горят лоб и кожа вокруг глаз. Дискомфорт, но легкий, не такой, чтобы обращаться к врачу, — пройдет. Зеркала в камере нет, только кусок зеркальной пленки над раковиной. В него ничего не видно. Сокамерники говорят, что лоб покраснел. Ночью просыпаюсь от того, что лицо, уши и шея горят и колются», – продолжает он.

«Было у вас в детстве такое, что залезли на крышу, хватали руками стекловату, а потом, когда дотронешься до лица или другой части тела, еще долго и противно колется? Вот я чувствовал, как будто мне стекловатой натерли голову. Заснуть не смог, ворочался. Честно говоря, вспоминая Кара-Мурзу и Верзилова, пришла в голову мысль: может, тоже отравили? Поэтому старался лежать и анализировать, не становится ли труднее дышать, чтобы сразу потребовать скорую в таком случае. Утром встал, и увидевший меня сокамерник, вытаращив глаза, сказал: тебе срочно надо к врачу», – рассказывает Навальный.

«Пришедшая фельдшер посмотрела на меня таким же взглядом и сразу вызвала скорую. Глянув в зеркало, я понял, почему такая реакция. Посмотрите на мое фото после того, как мне в лицо прыснули зеленкой.

И представьте, что я опух в пять раз сильнее. Глаза-щелочки, веки размером с мяч для пинг-понга и так далее», – продолжает он.

Оппозиционер показал свою фотографию из палаты, когда отек начал спадать.

«Однократная острая аллергическая реакция Навального»

По словам Навального, ему вкололи антигистаминные препараты, и к обеду он «уже был похож просто на человека, который беспробудно пил два месяца», а позже «на такого, который пил неделю».

При этом политик подтвердил, что в больнице к нему не пускали адвокатов и лечащих врачей.

«Ну то есть ведут себя так, как будто надо что-то скрыть на всякий случай. Зачем? Не понимаю. Что в итоге сказали врачи? В истории медицины зафиксированы случаи, когда у человека внезапно возникает аллергия. Жил ты из года в год, мыл руки этим мылом и вдруг — хренакс! — опух от него за ночь. Вот и у меня контактный дерматит. Дотронулся до чего-то, скорее всего, до мыла или другой косметики, и началась внезапная острая аллергическая реакция», – продолжает он.

Впрочем, по словам Навального, косметики в камере не много, а мылом своим он помыл руки по возвращении и «хуже не становится».

«Что я думаю по этому поводу? Или даже сформулируем прямо: считаю ли я, что меня могли отравить? Я думаю, что есть простая развилка: заходили в мою камеру какие-то люди, кроме сотрудников спецприемника? То, что отравили местные менты, я исключаю — они были шокированы моим видом и происходящим больше меня. Здесь везде камеры, мы запросили их официально. Нужны те моменты, когда всех выводили на прогулку или звонки. Если в это время в камеру заходили какие-то люди, то версия с отравлением становится очень весомой. Если нет, то возрастает сила версии с уникальным медицинским случаем. Когда-нибудь его назовут "однократная острая аллергическая реакция Навального"», – иронизирует оппозиционер.

#алексей навальный