Волгоградец, потерявший в роддоме жену и дочь, дошел до главы СКР

Волгоградец Евгений Давыдов, потерявший в роддоме жену и дочь, в поисках справедливости дошел до руководителя СКР Александра Бастрыкина. Женщина и ребенок погибли при странных обстоятельствах, а Давыдов уже полтора года добивается возбуждения уголовных дел. Местные органы СК затягивали следствие и мужчина обратился в Москву.
Фото Волгоградец, потерявший в роддоме жену и дочь, дошел до главы СКР
Фото: личный архив, КП, СКР
Facebook
ВКонтакте
share_fav

Волгоградец Евгений Давыдов, полтора года назад потерявший в роддоме жену и дочь, в поисках справедливости дошел до руководителя Следственного комитета. Мужчина неоднократно приводил доказательства вопиющей врачебной халатности, которая привели к трагическому исходу, и подавал ходатайства о возбуждении уголовного дела из-за попытки скрыть преступление, но местные органы следственного комитета затягивали расследование.

По итогам встречи в отношении волгоградских следователей и ряда руководителей назначены служебные и процессуальные проверки. Дело теперь будут расследовать в Москве, его передали в специализированный отдел ГСУ СК России.

Евгений и Анна Давыдовы

«Никаких симптомов заболевания у Ани не было»

Анна Давыдова и ее муж Евгений, у которых уже был старший сын, ждали второго ребенка - девочку. Беременность протекала беспроблемно, Анна чувствовала себя хорошо и готовилась ко встрече с малышкой, которая должна была появиться на днях. Но счастливой выписки из роддома не случилось: при странных обстоятельствах скончались и Анна, и ее маленькая дочка. Позже в гистологических пробах нашли чужую ДНК.

Анна Давыдова

Накануне страшных событий семья отмечала 23 февраля.

«В тот день мы ездили на шашлыки, после заехали в "Макдоналдс", оттуда домой. Никаких симптомов заболевания у Ани не было. Ко мне приезжал друг, мы полы стелили - только переехали. Она готовила еду, убралась. Друг ее видел, 21 числа у нас родители были, она ни на что не жаловалась, не говорила, что болит у нее что-то. Скрывать ей и от родителей, и от меня, и внешне никак не показывать плохое самочувствие было просто невозможно. А около часа ночи у жены вдруг поднялась температура», - рассказывал Евгений «Комсомольской правде».

Приехавший врач скорой помощи констатировал ОРВИ, сделал укол тройчатки и уехал. Госпитализацию фельдшер не предложил.

«Проспала я нашу девочку»

Утром Анна Давыдова пожаловалась на боль в животе и поняла, что это схватки.

«24 февраля 2018 года я отвез жену в роддом №5, где и должны были проходить роды. С сильными болями и температурой госпитализировать ее не хотели и отправляли домой, ссылаясь на простуду. В итоге врачи все-таки сделали КГТ и положили ее в палату», - рассказал «Блокноту Волгограда» Евгений Давыдов.

Роддом №5

«На территорию роддома я заехал 24 февраля в 13.10. У меня есть фотография журнала регистрации транспортных средств, где фиксируется въезд. Но врач, которая нас принимала, говорит, что приехали мы, согласно истории болезни, в 14.00. Несмотря на то, что жена была бледная и пояснила, что у нее в ночь была температура под сорок и странно болит живот, врач ее осмотрела и говорит: "У тебя ОРВИ, иди домой, лечись". Аня спросила: "Чем же мне лечиться, мне же таблетки нельзя, я беременная". В ответ: "А ты горло полоскай", - вспоминал Евгений Давыдов.

После осмотра Анну отправили на КТГ и решили оставить в роддоме. Евгений поехал домой за тапочками для супруги. Около 15:12 девушка позвонила мужу и сообщила, что идет рожать в родзал. Потом связь пропала. Родители звонили в роддом, но с ними разговаривать отказались.

Фото: КП

«Примерно в 18:00 в роддом приехали родители Ани и муж. Им сказали, что ребенок умер, а Аня в очень тяжелом состоянии. При этом она была в сознании. Навестить ее не пустили, но она смогла отправить одно сообщение мужу: "Проспала я нашу девочку"» - рассказал «Блокноту Волгограда» брат Анны Владимир Бочкарев.

«Состояние ужасное, катастрофа»

Анне, судя по медицинским по документам, сделали экстренное кесарево сечение, но в процессе она потеряла 3,5 литра крови. Врачи попытались снять с себя вину, обвинив в произошедшем супруга Анна.

«Говорили, мы сами разбираемся - почему так поздно приехала, почему не госпитализировали ее, почему вы отказались от госпитализации. Но нам ее и не предлагали», - рассказывал Евгений.

25 февраля Давыдову перевезли в 25 больницу.

«Врач вышел, сказал, что из пяти функций организма четыре отказали. Состояние ужасное, катастрофа», - вспоминал Евгений.

26 февраля в 20.10 у 28-летней Анны остановилось сердце.

Анна Давыдова

Врачи уверяли корреспондентов «Комсомольской правды», что Давыдова слишком медлила с обращением в больницу: «Пациентка умерла, потому что поздно обратилась за помощью. Кишечник был поврежден полностью. Уже пошел неконтролируемый каскад без обратной реакции».

Однако родные Анны в это не верят. Врач, который вел беременность Анны, также отрицал какие-либо отклонения.

«Медики твердят, что Аня три дня ходила с температурой 38. И что сказала она им это сама при консилиуме - это после наркоза, тяжелейшей операции и потери больше трех литров крови? - недоумевает Давыдов. - Но жена 16-го числа была в консультации, сдавала все анализы. Все было хорошо. Никаких отклонений. Гемоглобин понизился до 107 при норме 110 и все. Говорят, что поздно мы обратились. Но я вызвал скорую, как только поднялась температура и появились первые симптомы какого-либо заболевания. До этого она ездила с сыном в больницу, сама была за рулем. Если бы она плохо себя чувствовала, зачем?»

Анна Давыдова

Подмена органов

О «множественных повреждениях кишечника» Давыдовой уверял главный врач патологоанатомического бюро Вадим Колченко. Но санитары, бывшие на вскрытии, это отрицали. Позже выяснилось, что Кольченко – фигурант нескольких уголовных дел, связанных между собой.

Фото: «Блокнот Волгограда»

Фото: «Блокнот Волгограда»

Трагическая история Анны Давыдовой до мельчайших подробностей повторяет случай Елены Мачкалян, о которой Anews писал ранее. В январе 2017 года 27-летняя Елена попала в больницу с температурой. Женщина была на восьмом месяце беременности. У девушки шло маточное кровотечение, ее мучили боли в груди и животе. Но медики продолжали ставить ОРВИ. В итоге женщина погибла, потеряв около четырех литров крови, ребенок родился мертвым. Патологоанатомы, попытались скрыть истинные причины произошедшего, указав в заключении в качестве причины гибели аутоиммунный гепатит, что позволяло снять ответственность за случившееся. Более того, впоследствии выяснилось, что у женщины подменили печень, аналогичным образом изменилась и матка у Анны Давыдовой.

Елена Мачкалян

«Экспертиза ДНК обнаружила часть децидуальной ткани, которая образуется только на ранних сроках беременности. Ее физически не могло быть в образцах жены в 38 недель. Патологоанатом это знала, но не обратила внимания. А на следующий день после выемки гистологических материалов она уволилась и уехала на Сахалин, - говорил Евгений. - Тест ДНК показал, что один объект не принадлежит ни дочери, ни Ане. Но говорят, что эта подмена - техническая ошибка».

Вадим Колченко. Кадр видеозаписи

Похожий случай произошел еще с одним пациентом – Виталием Кептюхой, которого из-за врачебной халатности не успели спасти. Генетическая экспертиза установила, что на вскрытии подменили биоматериал всех внутренних органов пациента. Диагноз «собрали» из частей тел четырех разных человек - анализ ДНК распознал двух женщин и двух мужчин. Самому Кептюхе не принадлежала ни одна проба.

Во всех трех случаях органы органы подменили все в том же патологоанатомическом бюро.

В мае 2018 года главврач бюро Вадим Колченко был задержан, правда, за получение взятки. Позже к делу главного патологоанатома Волгограда добавились еще две статьи – «Служебный подлог» и «злоупотребление должностными полномочиями».

Фото: «Блокнот Волгограда»

«Я такого кошмара никогда не видел. В советское время врач не просто бы летел, опережая свой визг. Он летел бы в места ограничения свободы», - заявил приглашенный эксперт, врач-патологоанатом Александр Эдигер, в эфире программы «Мужское и Женское» на Первом канале.

«Причина меняется уже в третий раз»

По версии родственников, от повышения температуры у Анны произошла отслойка плаценты, а врачи в роддоме потеряли время. КТГ, которое делали Анне перед кесаревым сечением, показало, что ребенок был жив.

У Анны после операции и потери крови отказали почки, а дальше возник каскад осложнений, который и привел к трагическому исходу. Но в одной из справок (их было несколько) стоит диагноз «эрозивный некротический энтерит, осложнившийся сепсисом при беременности 38 недель и 4 дня».

На гибели жены и дочери весь ужас для Евгения не закончился. Началась чехарда с официальными документами. Одна справка сменяла другую. Даже свидетельство о смерти мужчине не выдавали долгое время.

Фото: «Блокнот Волгограда»

«В свидетельстве указано, что моя жена умерла из-за острой почечной недостаточности, нарушения свертываемости крови и вирусной болезни. Причем причина меняется уже в третий раз. Я назначил экспертизу, которая показала, что часть матки, представленной на исследование, принадлежит посторонней женщине. Причем в протоколе патологоанатомического вскрытия и истории родов отчетливо видно, что размер и толщина плаценты, а также крепление пуповины разные, - говорил в июне «Блокноту Волгограда» супруг погибшей.

Евгений Давыдов. Кадр передачи

Евгений до сих пор не может прийти в себя после потери любимой.

«Для остальных - это гибель роженицы. Для Следственного комитета - в лучшем случае "смерть Давыдовой А. С", а для меня - это жена, мать моих детей. И с ней умерла моя дочь», - рассказывал Евгений Давыдов в интервью Первому каналу.

«Надо будет возбуждать еще одно уголовное дело на врачей, а Следственный комитет этого делать не хочет»

По факту гибели Анны было возбуждено уголовное дело возбуждено о причинении смерти по неосторожности. Однако муж Анны считал, что налицо статья «Служебный подлог».

Ходатайство Евгения о возбуждении дела по второй статье изначально было удовлетворено частично, однако руководство отдела признало действия сотрудника «ошибочными» и отказало в регистрации сообщения о совершенном преступлении.

Следствие по делу затягивалось, у Евгения все больше вопросов возникало к правоохранительным органам. Расследование велось спустя рукава и сводилось к рассмотрению ходатайств Евгения.

Фото: «Блокнот Волгограда»

Лишь спустя четыре месяца после происшествия в роддоме Следственный комитет назначил экспертизу, через 7 месяцев - очную ставку, результаты экспертизы пришлось ждать еще дольше.

После полутора лет разбирательств у Евгения возникли вопросы не только к врачам, но и к волгоградским следователям.

«Прошло почти два года, а эксперты до сих пор не могут установить, кому принадлежат фрагменты ткани в образцах матки, которые отправляли на исследование после смерти моей жены. Сейчас мне важно добиться назначения проведения ИГХ – имунногостохимического исследования образцов плаценты на предварительную отслойку. Исследование позволит установить причину смерти моей супруги и дочери. В случае, если экспертиза покажет отслойку плаценты, то надо будет возбуждать еще одно уголовное дело на врачей, а Следственный комитет этого делать не хочет», - предположил Евгений Давыдов.

В поисках справедливости Евгений дошел до руководителя Следственного комитета России Александра Бастрыкина.

Фото: «Блокнот Волгограда»

10 июля Давыдов просил руководителя СКР об объективном расследовании и квалифицированной помощи экспертов, указав на факты волокиты. Теперь мужчина, похоронивший супругу и дочь, надеется, что после встречи Бастрыкиным ситуация изменится, ведь работу волгоградских следователей обещали проверить.

«Расследование всех дел, ставших предметом обсуждения на приеме, председатель поставил на личный контроль», - цитирует «Комсомольская правда» представителей СКР.

Фото: СКР


#уголовное дело
#беременность
#роддом
#операция
#роды
#органы
#кесарево сечение
#следствие
#евгений давыдов
#анна давыдова
#потеря крови