Подвиг, позор и случайность. Как гибли советские генералы Великой Отечественной

«Потом нам велели надеть только нижнее белье и деревянные колодки на ноги и выгнали во двор. Мы понимали, что доживаем последние часы. Через пару минут гестаповцы, стоявшие за нашими спинами с пожарными брандспойтами в руках, стали поливать нас потоками холодной воды. Кто пытался уклониться от струи, тех били дубинками по голове. Сотни людей падали замерзшие или с размозженными черепами».
Фото Подвиг, позор и случайность. Как гибли советские генералы Великой Отечественной
Facebook
ВКонтакте
share_fav

27 миллионов погибших - примерно так оценивается количество жертв Великой Отечественной войны среди советских граждан. Смерть не обходила стороной ни богатых, ни бедных, ни простых солдат, ни офицеров. Сегодня Anews хочет рассказать, как погибали представители высшего командования советской армии.

Кто отказался от места генерала Власова? Кого и за что казнили свои же? И какие пытки пришлось пережить тем, кто остался верен СССР?

Первая жертва

Первая жертва среди высшего командного состава Красной Армии не заставила себя долго ждать - 14 июля 1941 года не стало командира 13 армии, генерал-лейтенанта Петра Филатова.

Петр Филатов. Фото - Википедия

Филатову не довелось повоевать и трех недель, но даже за это время он успел сделать немало - проводя труднейшие оборонительные бои на минском направлении, командир сумел вывести армию из окружения, сохранить ее боеспособность и занять новый рубеж.

К сожалению, военачальнику пришлось роковым образом испытать на себе еще одну тяжелую проблему начала войны - доминирование противника в воздухе. 8 июля, во время очередного налета немецкой авиации Филатов был тяжело ранен. Эвакуация в московский госпиталь не помогла - спустя 6 дней генерал-лейтенант скончался.

Мясорубка на Западном фронте

Серия поражений на Западном фронте, завершившаяся разгромом Красной Армии в Минско-Белостокском сражении и взятием войсками вермахта Минска, привела к массовому осуждению и расстрелу советских командиров собственным руководством. Самым известным из этих случаев стало дело командующего силами Западного фронта, генерал-полковника Дмитрия Павлова.

Дмитрий Павлов. Фото - Википедия

Павлов был отстранен от должности 30 июня 1941 года, а 4 июля - арестован. Вместе с начальником штаба генерал-майором Владимиром Климовских они обвинялись в том, что «являясь участниками антисоветского военного заговора, предали интересы Родины, нарушили присягу и нанесли ущерб боевой мощи Красной Армии». При этом, по ходу процесса обвинения менялись - в итоге, подсудимым вменили не измену Родине, а неисполнение должностных обязанностей. В приговоре говорилось:

«Проявили трусость, бездействие власти, отсутствие распорядительности, допустили развал управления войсками, сдачу оружия и складов противнику, самовольное оставление боевых позиций частями Западного фронта и этим дали врагу возможность прорвать фронт».

Руины Минска в июле 1941-го. Фото - Википедия

22 июля 1941 года Павлов был расстрелян. Также по итогам произошедшего на Западном фронте казнили, кроме Климовских, еще семерых генералов.

По следам разбирательства генеральный секретарь ЦК КПСС Иосиф Сталин, накануне вступивший в должность наркома обороны, издал приказ, содержащий и обращение к остальному командованию:

«Предупреждаю, что и впредь все нарушающие военную присягу, забывающие долг перед Родиной, порочащие высокое звание воина Красной Армии, все трусы и паникеры, самовольно оставляющие боевые позиции и сдающие оружие противнику без боя, будут беспощадно караться по всем строгостям законов военного времени, невзирая на лица».

В дальнейшем, правда, приговоры были пересмотрены. Пересмотр инициировал генерал-полковник Леонид Сандалов, написавший 1 сентября 1956 года в служебной записке начальнику военно-научного управления Генерального штаба:

«Поражение войск наших западных приграничных военных округов зависело, в конечном счете, не от качества управления войсками, а случилось:

— во-первых, вследствие более слабого технического оснащения и более слабой подготовки войск и штабов Красной Армии по сравнению с армией гитлеровской Германии

— во-вторых, вследствие внезапности нападения полностью отмобилизованной и сосредоточенной к нашим границам фашистской армии против не приведенных в боевую готовность наших войск».

Сандалов также приводил письмо заместителя Павлова, генерал-майора Ивана Семенова, приговоренного по тому делу к 10 годам заключения, однако уже в 1942-м реабилитированного:

«Я лично от начала и до конца был непосредственным участником этих событий. Со всей ответственностью могу сказать, что ни паники, ни растерянности не было.

Я предлагал Климовских и Павлову за две-три недели до начала войны поднять войска по плану прикрытия, но они на это не пошли, было прямое указание не делать этого.

Эх, Леонид Михайлович! Если бы мы это сделали хотя бы за неделю до войны, разве бы мы дали немцам так быстро продвигаться, даже несмотря на их превосходство?»

Иван Семенов. Фото - Википедия

Запущенный процесс привел к полной реабилитации Дмитрия Павлова и прекращения дела в связи с отсутствием состава преступления. Похожие решения были приняты и по остальным казненным.

Никита Хрущев, бывший на тот момент генеральным секретарем ЦК КПСС, содействовал процессу, но причины описывал по-своему:

«Если рассматривать вопрос с точки зрения юридической и фактической, на чем основывался суд, когда выносил приговор, то основания к осуждению были налицо.

Почему же я, занимая такой пост, на котором мог оказывать влияние в ту или другую сторону при решении важных вопросов, согласился на их реабилитацию? Я согласился потому, что в основе-то виноват был не Павлов, а Сталин. Павлов был совершенно не подготовлен, и я увидел его неподготовленность, когда познакомился с ним. Я сказал об этом Сталину, а он вместо того, чтобы сделать соответствующий вывод и подобрать более подготовленного человека на этот пост, передвинул его с повышением».

Колонна пленных советских солдат в Минске. Фото - Википедия

Правомерность решений по Павлову и другим генералам Западного фронта является предметом дискуссии и по сей день.

Столкновение с бандеровцами

Великая Отечественная война была сложным, многогранным процессом - и советские военачальники погибали в столкновениях не только с нацистскими войсками. В этом отношении особенно известен случай генерала армии Николая Ватутина.

Николай Ватутин. Фото - РИА Новости

С вермахтом Ватутин воевал как раз вполне успешно - он возглавлял Юго-Западный и Воронежский фронты, приняв непосредственное участие в разгроме врага под Сталинградом и став одним из первых в истории кавалеров ордена Суворова I степени.

Орден Суворова I степени. Фото - Википедия

Роковым же для военачальника стал последний день зимы 1944 года, когда, проводя в относительно спокойной обстановке подготовку к очередной наступательной операции, Ватутин попал в засаду, организованную Украинской повстанческой армией (запрещенная в России организация). По другой версии, кортеж из двух машин встретился с отрядом УПА случайно. 

Генерал был вынужден вместе с товарищами вступить в перестрелку, во время которой получил ранение в бедро - пуля раздробила кость. В общей суматохе оказать своевременную помощь Ватутину не удалось - рассказывается, что первая машина с ним перевернулась, вторая застряла в грязи, пришлось реквизировать деревенские сани - к врачам пострадавшего доставили только спустя 5 часов.

У военачальника началось заражение крови, позднее появились признаки газовой гангрены - и устранить эти последствия не смогли ни самые лучшие условия содержания в Киеве, ни привлечение главных светил советской медицины, ни использование недавно изобретенного пенициллина.

Процессом лечения Ватутина руководил главный хирург СССР Николай Бурденко, чьим именем был впоследствии назван Главный военный клинический госпиталь. Фото - Википедия

По некоторым сведениям Ватутину даже ампутировали ногу, но было слишком поздно - ночью 15 апреля, генерал, согласно отчету медиков, «скончался при явлениях нарастающей сердечной слабости и отека легких».

Ватутина похоронили в Киеве. Впоследствии его памятник неоднократно подвергался осквернению - неизвестные обливали сооружение красной краской, а до того вешали табличку с надписью: «Палач, уничтоженный украинскими националистами».

Оскверненный памятник Ватутину в Киеве. Фото - Википедия

Замученный в концлагере

Погибали генералы не только в боевых столкновениях, но и в плену. Особенно много попадало к немцами в начале войны - так, в ноябре 1941-го попал в плен генерал-лейтенант Филипп Ершаков, умерший 9 июня 1942-го в концлагере Хаммельбург.

Филипп Ершаков. Фото - Википедия

Некоторым пришлось выносить тяжесть плена почти на всем протяжении Великой Отечественной. 8 августа 1941 года был контужен и захвачен доктор военных наук, профессор Военной академии Генерального штаба, генерал-лейтенант Дмитрий Карбышев.

Дмитрий Карбышев. Фото - Википедия

С 1941 по 1945 годы Карбышев сменил порядка 10 мест заключения, несколько концлагерей. Квалифицированнейшего инженера и потомственного дворянина, его неоднократно пытались переманить на сторону Германии и даже, как рассказывается, рассматривали первым кандидатом на пост командующего Русской освободительной армии, куда потом поставили печально известного генерала Власова.

В конце концов Карбышеву предложили просто работу в лаборатории с сохранением жалования и звания. Но пленный не пошел и на это:

«Мои убеждения не выпадают вместе с зубами от недостатка витаминов в лагерном рационе. Я солдат и остаюсь верен своему долгу. А он запрещает мне работать на ту страну, которая находится в состоянии войны с моей Родиной».

В конце концов заключенного решили направить в концлагерь Флоссенбург на каторжные работы без «скидок на звание и возраст».

Однако и там 63-летний Карбышев не терял присутствия духа. Когда пленные трудились над изготовлением могильных плит, генерал замечал: «Вот работа, доставляющая мне истинное удовольствие. Чем больше надмогильных плит требуют от нас немцы, тем лучше, значит, идут у наших дела на фронте».

До конца войны он не дожил нескольких месяцев. Перед лицом приближающихся советских войск гитлеровцы решили не оставлять пленных в живых. В ночь на 18 февраля 1945 года в концлагере Маутхаузен, Карбышева в числе около пятисот других заключенных вывели на мороз и подвергли смертельной экзекуции. Подробности произошедшего дошли в рассказе майора канадской армии Седдона де Сент-Клера:

«Немцы загнали нас в душевую, велели раздеться и пустили на нас сверху струи ледяной воды. Это продолжалось долго. Все посинели. Многие падали на пол и тут же умирали: сердце не выдерживало.

Потом нам велели надеть только нижнее белье и деревянные колодки на ноги и выгнали во двор. Генерал Карбышев стоял в группе русских товарищей недалеко от меня. Мы понимали, что доживаем последние часы. Через пару минут гестаповцы, стоявшие за нашими спинами с пожарными брандспойтами в руках, стали поливать нас потоками холодной воды. Кто пытался уклониться от струи, тех били дубинками по голове. Сотни людей падали замерзшие или с размозженными черепами. Я видел, как упал и генерал Карбышев.

В ту трагическую ночь в живых осталось человек семьдесят. Почему нас не прикончили, не представляю. Должно быть, устали и отложили до утра. Оказалось, что к лагерю вплотную подходили союзные войска. Немцы в панике бежали…

Я считаю своим священным долгом беспристрастно засвидетельствовать все, что я знаю о генерале Карбышеве. Я выполню этим свой маленький долг перед памятью большого человека».

Тело Карбышева вместе с остальными сожгли в крематории. Рассказывается также, что его последними словами были: «Бодрей, товарищи! Думайте о Родине, и мужество не покинет вас!».

Памятник генералу Карбышеву на территории бывшего концлагеря Маутхаузен. Фото - Википедия

Нелепая смерть

7 ноября 1944 года в районе югославского города Ниш погиб генерал-лейтенант, командующий 44 армией Григорий Котов. Его колонна из-за тактической ошибки подверглась налету авиации американских союзников.

Григорий Котов. Фото - Википедия

Нелепой получилась и смерть командующего 3-им Белорусским фронтом, генерала армии Ивана Черняховского.

Иван Черняховский. Фото - Википедия

Талантливейший военачальник, самый молодой командующий фронтом в то время (назначен на должность в 36 лет) Черняховский провожал зиму 1945 года, находясь за границей - на территории современной Польши.

Момент гибели Черняховского описывал командующий 3-й армией Александр Горбатов:

«Я увидел подъезжавший "виллис"(автомобиль) и услыхал один выстрел со стороны противника. Как только "виллис" командующего очутился на развилке, раздался единственный разрыв снаряда. Но он был роковым.

Еще не рассеялись дым и пыль после разрыва, как я уже был около остановившейся машины. В ней сидело пять человек: командующий фронтом, его адъютант, шофер и два солдата. Генерал сидел рядом с шофером, он склонился к стеклу и несколько раз повторил:"Ранен смертельно, умираю".

Я знал, что в трех километрах находится медсанбат. Через пять минут генерала смотрели врачи. Он был еще жив и, когда приходил в себя, повторял: "Умираю, умираю". Рана от осколка в груди была действительно смертельной. Вскоре он скончался. Никто из четверых не был ранен, не была повреждена и машина».

Александр Горбатов. Фото - Википедия

По поводу происхождения снаряда, довольно далеко залетевшего за линию фронта, до сих пор ведутся споры. Большинство мнений склоняется к тому, что его все-таки выпустили немцы - ведь звук выстрела был слышен со стороны фронта.

Однако существуют версии и случайного залпа советских орудий, и даже заговора польской армии - ведь, входя в Польшу, войска Черняховского встречали сопротивление не только немецких, но и местных вооруженных сил, в связи с чем принимали жесткие меры.

Польские СМИ даже обвиняют Черняховского в организации расстрелов польских солдат. Эти обвинения не получили документального подтверждения, но тем не менее в 2015 году польские власти произвели снос памятника на месте гибели Черняховского вблизи города Пененжно.

Кроме того, смерть Черняховского породила легенду, будто он лихачил на дороге, зацепил один из танков проходившей мимо колонны, оказался в кювете, после чего начал материть командира танка. Тот что-то дерзко ответил - и командующий фронтом застрелил танкиста, после чего уехал. Танкисты, потрясенные смертью товарища, развернули башню танка, и выстрелили вслед генералу.

Также рассказывается, что подстроить гибель молодого военачальника мог сам Сталин. Обе легенды не выдерживают критики: выстрелившим танкистам нипочем не удалось бы избежать ответственности, а у Сталина при желании имелось множество куда более простых способов.

#биографии
#великая отечественная война
#история