Прощай, оружие. От чего придется отказаться российской армии?

РИА Новости / Алексей Никольский
Facebook
ВКонтакте
share_fav

В российском бюджете последних лет деньги на оборону находились всегда. Правительство урезало расходы на любые другие сферы, только не на военную - те, напротив, с завидным постоянством росли. Но в октябре 2014-го случилось «неожиданное»: глава Минфина Антон Силуанов заявил, что бюджет не потянет расходов по программе вооружения до 2020 года, и потребовал их пересмотреть.

Символично, что «священную корову» российского государства тронули 7 октября, в день рождения президента Владимира Путина, который в свое время озвучил «страшную» сумму запланированных трат - 20 триллионов рублей. Укрепление военной мощи России было, напомним, одним из его главных предвыборных обещаний.

Так что же происходит теперь, четыре года спустя?

Как сказал Силуанов, программа вооружения 2011-2020 годов формировалась на основе более оптимистических прогнозов в экономике, а сегодня ситуация другая. Сейчас мы себе просто не можем такого позволить и будем вместе с министерством обороны отрабатывать вопрос о том, чтобы определить расходы, которые бюджет может профинансировать», - цитирует его РИА Новости.

Давайте взглянем на конкретные цифры.

Мечты и реальность

В программу заложено 20 триллионов рублей до 2020 года, из которых 80% должны быть направлены на закупку нового вооружения и техники (всего свыше 1300 единиц), а 10% - на научно-исследовательские работы. В итоге армия должна быть переоснащена на 70%. Причем 30-процентную модернизацию обещают уже к 2015 году.

Но, как теперь подчеркивается, в то время (конец 2010 - начало 2011) правительство рассчитывало на 6-процентный рост ВВП в течение 10 лет. А в 2014-м экономика РФ вырастет в лучшем случае на 0,5%. Перспектив мало: Международный валютный фонд и Всемирный банк предрекают стагнацию на ближайшие два года.

Дальше. Федеральный бюджет до 2017 года составлен под дефицит не более 0,6% ВВП и основан на ценах на нефть в районе 100 долларов за баррель. Но на мировых биржах она уже достигла двухлетнего минимума, опустившись до 90 долларов. (Интересно, что российский эксперт Михаил Барабанов, выпускающий журнал Moscow Defense Brief, еще в 2011 году раскритиковал программу, заявив, что она опережает темпы роста экономики и бюджета России).

Наконец, российская «оборонка», как нефть и финансы, оказалась под ударом западных санкций. В «черный список» попали практически все крупнейшие предприятия-поставщики передовой техники, в том числе концерны «Калашников» и «Алмаз-Антей», а также «Уралвагонзавод».

Задержка на 5-7 лет

Силуанов ранее заявил, что с 2016 года прекратится выдача госгарантий по кредитам, которые привлекают предприятия оборонной промышленности для выполнения гособоронзаказа, а также субсидирование ставок по этим кредитам.

При этом еще в июле российский эксперт предупредил, что полноценное выполнение гособоронзаказа в ближайшее время станет невозможным.

«Заявления, что до конца года в войска поступит 30% новой техники, скорее всего, правдивы, но в дальнейшем прогнозируется замедление модернизации. Скорее всего, нужно рассчитывать, что выполнение программы перевооружения придется отложить на 5-7 лет», - сказал изданию «Совершенно секретно» глава Центра военного прогнозирования Института политического и военного анализа Анатолий Цыганок.

В частности, он напомнил, что до кризиса у Москвы было тесное военно-техническое сотрудничество с Киевом: «В этих областях мы от них крайне зависимы, особенно в части, касающейся вертолетных двигателей, строительства кораблей, средств ПВО». Чтобы компенсировать потерю украинских предприятий, России потребуется от 2 до 7 лет.

Что в целом входит в программу?

Вот что перечислило Минобороны в конце февраля 2011-го:

  • разработка высокоинтеллектуальной баллистической тяжелой ракеты, маневренной, как «Тополь», но с 35-летним сроком службы и способностью нести 10 боевых блоков;
  • оснащение флота стратегическими атомными подводными лодками типа «Борей», вооруженных ракетами «Булава»;
  • закупка 100 кораблей, в том числе 20 подлодок, 35 корветов и 15 фрегатов, а также двух французских вертолетоносцев Mistral;
  • закупка более 200 новых систем ПВО, включая зенитные ракетные комплексы С-500, более 600 самолетов, в том числе истребителей пятого поколения, и более тысячи вертолетов;
  • поставка в мотострелковые и танковые бригады современных танков и артиллерийских комплексов;
  • обеспечение войск современными средствами связи и новой техникой радиоэлектронной борьбы.

Что же будет «заморожено»?

Еще в августе Путин дал понять, что новейшие разработки российского ВПК «еще обрадуют западных партнеров», и что «амбициозная цель» стоимостью 20 триллионов рублей будет реализована. А в сентябре вице-премьер Дмитрий Рогозин, курирующий «оборонку», заявил, что стратегические ядерные силы оснащаются «опережающими темпами», и в итоге будут обновлены «не на 70%, а на все 100%».

То есть, можно сделать вывод, что технологический прорыв в оборонной отрасли, о котором говорит лично Путин, вряд ли будет отложен или перенесен на более поздний срок, и что ядерный потенциал нашей страны останется в приоритете.

Также вряд ли будут скоращены проекты модернизации ВВС, подводного флота и космических технологий, сказал Reuters военный эксперт, глава Центра стратегической конъюнктуры Иван Коновалов. Но можно будет урезать другие программы, так что, видимо, власти найдут приемлемое решение.

В любом случае, оно будет приниматься в Кремле, лично Владимиром Путиным. Судя по всему, президент ищет способ сократить или отложить на будущее часть оборонных расходов. И тем, кто не согласен с Силуановым и Минфином, придется подчиниться, делает вывод Коновалов.