Год трагедии "Зимней вишни": как живут люди, потерявшие родных

«Я всем говорю: давайте мы поменяемся местами? Вы потеряете своих детей, а вам буду задавать такие вопросы, как вы мне задаете. И когда начинается такая дискуссия, я говорю: давай отдам тебе деньги, а ты мне ребенка моего. Как будто я похоронил котенка или собачку, а не свою дочь».
Фото Год трагедии "Зимней вишни": как живут люди, потерявшие родных
Facebook
ВКонтакте
share_fav

25 марта в России вспоминают жертв пожара в торгово-развлекательном центре «Зимняя вишня» в Кемерово. Год назад страшный пожар унес жизни 60 человек, в том числе 37 детей. В годовщину трагедии СК сообщил о задержании в Польше директора компании-владельца ТРЦ, а журналисты выяснили, как живут родные погибших.

На сегодняшний день по делу о пожаре в рамках трех уголовных дел привлечены к ответственности 15 человек, сообщает СК.

​В частности, в Польше задержан бывший генеральный директор ОАО «Кемеровский кондитерский комбинат» Вячеслав Вишневский, по статье о даче взятки.

«В 2016 году покинул территорию Российской Федерации и скрылся от следствия. Он был объявлен в международный розыск и по ходатайству следствия судом заочно арестован. Благодаря принятым мерам его местонахождение установлено – Вишневский задержан в Польше, и теперь прорабатывается вопрос его экстрадиции», – говорится в сообщении.

Всего по делу признаны потерпевшими и допрошены более 450 человек, из них 83 – родственники погибших в пожаре.

Сквер вместо ТРЦ

После пожара ТРЦ был снесен, сейчас на его месте – пустой участок, где до конца августа обещают разбить сквер. Местные жители говорят, что поток людей к этому месту иссякает — год назад сюда шли постоянно, но несмотря на удобные лавочки, хулиганов и бездомных по ночам нет, что для маленького города странно. Впрочем, не последнюю роль тут играют наряды полиции и волонтеры, которые дежурят в темное время суток, пишет 74.ru.

РИА НовостиМногие из местных хотели бы видеть на месте «Зимней вишни» не сквер, а новый торговый центр, потому что теперь все крупные магазины оказались далеко, отмечает журналист.

«Давайте мы поменяемся местами?»

49-летний водитель Игорь Сабадаш, который потерял в пожаре 23-летнюю дочь Алену и нескольких близких людей, рассказал, что с выплатами власть не обманула — за каждого погибшего родные получили по 5 миллионов рублей. Из федерального бюджета — по 3 миллиона, из регионального — по 2. Позже Красный Крест выделил на каждого погибшего еще 1 миллион рублей и 2 миллиона выплатили из специального фонда, куда приходили пожертвования со всей страны.

Выжившим, в зависимости от степени тяжести травм, местная власть выплатила от 400 до 800 тысяч рублей. Если родители погибшего ребенка были в разводе, сумму делили пополам.

«Я всем говорю: давайте мы поменяемся местами? Вы потеряете своих детей, а вам буду задавать такие вопросы, как вы мне задаете. И когда начинается такая дискуссия, я говорю: давай отдам тебе деньги, а ты мне ребенка моего. Как будто я похоронил котенка или собачку, а не свою дочь» — говорит Игорь Сабадаш.

При этом у Сабадаша возникли проблемы с другой помощью. Бывший губернатор Аман Тулеев лично обещал решить вопрос с переселением его родителей — ветеранов труда и инвалидов — из аварийного барака в нормальное жилье. Но после того, как ушел в отставку чиновники заявили, что квартиру быстро выделить не могут, и дом будет расселен в порядке общей очереди до 2028 года.

«Муж как раз взял Лизу на выходные»

38-летняя Ирине Сыпко потеряла в пожаре 11-летнюю дочь Лизу, которая пошла в ТРЦ вместе с мачехой.

«Мы с мужем расстались восемь лет назад, но у нас очень хорошие отношения с ним сохранились. И вот Лиза была в этот момент с его женщиной. Соответственно, они и погибли: женщина мужа и моя дочка. Это был первый день каникул, муж как раз взял Лизу на выходные. Они в кино были, но не в том зале, где все сгорели. Я в СК была и видела последнее видео: они вышли из кинозала, вышли к двери запасной, которая была закрыта. Так погибло 23 человека», —рассказала Ирина.

По ее словам, полгода она вообще не работала.

«Я могла вспомнить дочь и заплакать. Понимала, что с людьми работать не могу. Вот только второй месяц начинаю работать. Когда трагедия случилась, меня руководители поддержали и морально, и материально. Сказали: "Ир, когда восстановишься — без проблем, двери открыты". Дома лежала. И вообще никаких действий», – говорит она.

Сейчас Сыпко ходит к психологам, но до сих пор не видит смысла в жизни. Она признается, что не уверена в том, будет ли любить нового ребенка, как свою дочь?

«Никого не спасли, огонь сам потух»

Около того же закрытого пожарного выхода, где погибла Лиза Сыпко, оказались пятилетняя дочь Вика и муж Станислав 32-летней Евгении Захаровой.

«Весь город уже знал, что горит "Вишня", а я предположить даже не могла, что там мои. Потому что они поехали вообще в другое место, даже и не собирались в кино. Они поехали в игровую комнату в ТЦ «Променад», я там их искала. Потом уже друг мужа подключился и нашел на стоянке "Зимней вишни" машину Стаса. Приехали пожарные с драными шлангами, бежали совсем в другую сторону. Зачем МЧС вообще нужно? У МЧС должны быть какие-то пилы или еще что-то. Спилите на хрен эту дверь просто! И вытащите… Не важно, какие они там уже — мертвые, не мертвые. Хотя бы одного кого-то спасли, тогда бы я поверила, что они что-то делают. Никого же не спасли. Огонь сам потух», — рассказала Евгения.

По ее словам, она не могла оставаться в Кемерово и переехала в Новосибирск. Практически все вещи погибших мужа и маленькой дочери Евгения раздала друзьям и родственникам. Говорит, делала все на эмоциях, может, сейчас бы оставила больше.

«Ради кого мне что-то делать?»

Сразу после пожара 32-летний Игорь Востриков, которого на тот момент вице-губернатор, а ныне губернатор региона Сергей Цивилев обвинил в пиаре на горе, стал неформальным лидером пострадавших, а затем решил заняться политикой и вступил в «Единую Россию». Однако, разочаровавшись, уехал за границу: сначала в Таиланд, потом — в США.

Инстаграм / Игорь Востриков«Я Игоря Вострикова с четырех лет воспитывал, когда начал жить с Надеждой Николаевной, моей бывшей супругой. Востриков — ее ребенок от первого брака. А дочка Алена уже наша общая. У нас погибло пять человек: супруга Игоря, трое детей — моих внуков и моя дочь — его сестра», — рассказал Сабадаш.

Продолжительное путешествие приемного сына мужчина объяснил защитной реакцией и попыткой молодого человека уйти от личного горя. В недавнем интервью Востриков, отвечая на вопрос о причинах отъезда в США, говорил, что все, ради чего он жил, пропало.

«У меня была цель — материально обезопасить семью. Если я погибну, важно, чтобы моей жене не пришлось работать. Она у меня была домохозяйка и занималась детьми. Мне хотелось это сохранить. Я всегда был нацелен на это. Семьи не стало — ради кого мне что-то делать? Я скромный парень, мне не нужны яхты. Я потихоньку возвращаюсь к жизни. Думаю, что нужно жить и развиваться. Сейчас прохожу курсы торговли на Amazon», – цитирует Вострикова Tjournal.

«25 марта, в годовщину "Зимней вишни", власти на время перекроют дорожное движение, чтобы родственники погибших могли подъехать к камню. Каждому раздали автомобильные спецпропуски. Это, уверяют родные погибших, единственное официальное мероприятие в годовщину трагедии», – отмечает 74.ru.