"Рвал на мне одежду". Журналистка из Приморья обвинила издателя в надругательстве

Facebook
ВКонтакте
share_fav

Соучредитель дальневосточного холдинга PrimaMedia Алексей Мигунов приостановил работу в холдинге после обвинений в надругательстве со стороны журналистки проекта «Сибирь.Реалии» Екатерины Федоровой. Ранее девушка написала в фейсбуке пост, в котором рассказала, как осенью 2018 года стала жертвой Мигунова.

«Он всегда был вежлив со мной, корректен»

Пост Федоровой был опубликован в фейсбуке 3 января. По словам девушки, события, о которых идет речь, произошли 13 октября 2018 года.

Девушка рассказывает, что ранее ее отношения с Мигуновым были приятельскими. Они были знакомы с 2015 года, иногда созванивались. Ранее девушка пыталась снять у мужчины квартиру, но не договорилась о цене, а также просила у него работу. Тогда Мигунов помог Екатерине.

«Этим летом мы стали созваниваться чаще уже по моей инициативе, как я сейчас понимаю. Он все время звал меня в свой загородный дом у моря и это не вызывало у меня никаких опасений. Я часто сливалась на приглашения встретиться, потому что он старше меня лет на десять, он уже был женат и у него есть двое детей. Он всегда был вежлив со мной, корректен и не вызывал никаких отрицательных ощущений», – написала Екатерина.

«Он оказался пьян»

В октябре Федоровой понадобились деньги в долг, и она попросила Мигунова о встрече.

«В субботу, 13 октября, поздно вечером он позвонил и предложил встретиться, ведь в понедельник он опять улетает. У тебя, говорит, встречаемся. Я отказываюсь. Тогда, говорит, у меня. Я отшучиваюсь и предлагаю пойти в кафе посередине. Я написала своей подруге, что меня что-то тревожит – я буду там-то, с тем-то, вот его контакты, в случае чего звони, спасай и все это с шуточками, потому что ну не может же на самом деле что-то случиться. На встречу я пошла пешком (для тех, кто любит рассуждать о внешнем виде: в джинсах, в кроссовках, в футболке, в длинном коричневом плаще, волосы только не заколола и накрасила ресницы)», – описывает случившееся в тот день Екатерина.

«По пути остановилась машина, в которой сидел он и еще один мужчина за рулем. До кафе оставалось десять шагов, но он настоял подвезти. Я села в машину. Я, которая ни разу не садилась в чужие машины. Меня ничего не смутило, я же знаю этого человека. Он оказался пьян и его подвез друг после корпоратива. Это уже второй раз, когда мне стоило бы свалить, но я осталась. В кафе он заказывал шоты покрепче для себя и для меня. Я отказывалась и старалась объяснить, что не могу пить крепкие напитки вообще, ни разу не пила и сейчас не стану. Он все равно заказывает две и берет мне розового вина. Он пьет и говорит о чем угодно, только не о моем вопросе. Он рассказывает о своих успехах, подвигах и планах. А я сижу, слушаю и жду», – продолжает Федорова.

«Он делал мне больно»

По ее словам, после очередного предложения пойти к нему или к ней, девушка отказывается и уходит.

«Но он идет меня провожать. У подъезда он меня целует, и я открываю дверь. В те дни у меня была сложная ситуация в семье, я страшно себя винила и в тот момент, когда он меня поцеловал, мне стало все равно. Моя любимая шутка про “легче отдаться, чем объяснить, почему нет” сыграла против меня. Уже в подъезде он начал делать мне больно. Хватать за плечи, толкать, тянуть за волосы, и я все равно его не остановила. У меня включился режим жертвы. Все, о чем я думала, это не вызвать у него еще большую агрессию. Делай все, что он скажет. Веди себя тихо. Хвали и не жалуйся. Не верю, что это была я», – пишет девушка.

«Я очень просила его остановиться, но он продолжал. Я говорила, что он делает мне очень больно. Он спрашивал, где именно и делал в том же месте еще больнее с радостным смехом. Я просила его закончить и говорила, что дело во мне. Что он все делает отлично, но я сегодня плохо себя чувствую и не могу возбудиться. Пожалуйста, остановись. Пожалуйста, уезжай. Но он не уезжал и продолжал», – пишет Федорова.

Журналистка рассказала, что Мигунов разбил ей губу, очень смеялся с того, как она выглядит, а после этого «щипал и кусал, чтобы она распухла еще сильнее», и говорил, что она должна быть благодарна, ведь сколько женщин колят ботокс, а он сделал для нее это бесплатно.

«Он рвал на мне одежду. Я забивалась в угол, но он вытаскивал меня из любого места. Он сдергивал презерватив, когда я не видела. Он выворачивал мне руки и держал так крепко, чтобы я не вырвалась. Когда он все-таки решил уйти, в коридоре он еще несколько раз укусил меня за губу, щипал за щеки и смеялся. Его страшно веселило то, что он делает мне больно. Я сфотографировала свое лицо сразу, как он ушел. Я не узнаю себя на этом снимке», – заключает журналистка.

«Ну как губа»

Позже Федорова объяснила, что «до ужаса боялась отношения себе и в травме, и в полиции» и «была не способна пережить еще одну порцию боли и унижения».

«Первый раз меня сорвало, когда он написал “ну как губа” с уймой смайликов. Я написала ему дважды очень сухо и очень внятно – то, что ты сделал, этонасилие. Ты, говорит, мне тоже губу прокусила, ну окей, извини. Прошло две недели. Он больше не появлялся», – написала Федорова.

Федорова – главред женского сайта

После публикации поста Федорова получила комментарии – как с поддержкой, так и с недоверчивыми вопросами. Подписчиков интересовало, почему девушка так долго молчала и что произошло, что она решила рассказать об этом только сейчас. Пользователи фейсбука также обратили внимание, что в ноябре девушка проводила семинар «Как избежать и не допустить харрасмента в журналистике», а также является главным редактором сайта для женщин «Марта», который выпускает спецпроект в поддержку пострадавших от насилия женщин. Часть подписчиков заподозрили, что Федорова все выдумала ради пиара своих проектов.

В свежем посте от 7 января журналистка пояснила, что рассказать свою историю она решила сейчас, потому что увидела рассказ другой девушки Анастасии, которую избил муж Борис Ельшин. По словам Екатерины, Анастасии «тоже не хотят верить, потому что знают ее мужа с исключительно хорошей стороны».

«Значит Анастасия врет. Я знаю Бориса Ельшина совсем с другой стороны. Он вел себя со мной по-хамски, приставал и домогался. Когда я рассказала об этом – меня уволили, и я начала молчать. Если бы я рассказала про Ельшина тогда, возможно, это могло бы помочь Анастасии сейчас, если вообще не уберечь ее от его ударов», – пояснила Федорова.

По ее словам, все, чего она хочу – «это чтобы любая девушка, которая пересечется с Алексеем Мигуновым, знала, на что он способен».

«Есть манипуляция фактами, есть много вымысла»

Алексей Мигунов обвинения отвергает и называет случившееся «фейкньюс».

«Последние несколько лет отрасль СМИ говорит о фактчекинге и фейкньюс, но ни одно СМИ, написавшее в эти дни обо мне, даже не попыталось со мной связаться и разобраться в ситуации. Есть манипуляция фактами, есть много вымысла в собственных интересах так называемой “жертвы”, много лжи. Интересующихся темой, я предлагаю внимательно перечитать ее противоречивые посты. Эту просьбу особенно адресую представителям СМИ, уже написавшим или собирающимся это сделать», – написал 6 января Мигунов в фейсбуке, не пояснив, о каких именно противоречиях идет речь.

Издатель также напомнил, что Федорова –яркий представитель феминистского сообщества. По его словам, он получил и несколько сообщений от тех, кто также стал жертвой общения с Екатериной, но откупился деньгами.

7 января издатель заявил, что «принял решение временно приостановить свою работу в холдинге PrimaMedia, уйти в отпуск на период всех разбирательств».

​«А также временно приостановить свое членство во всех общественных организациях, в которых я состою. Считаю это необходимым, чтобы не втягивать компанию и организации в эту историю частных лиц. Эти дни, которые планировал посвятить семье и близким, я вынужден заниматься совсем иным. Нахожу свидетелей, получаю их согласие на готовность подтвердить те или иные моменты. Общаюсь с юристами, которые будут представлять мои интересы», – написал мужчина.

По его словам, также «готовится общение в правовом поле со СМИ и сайтами, которые распространили недостоверную и социально-опасную информацию».