Выжившая при пожаре в "Хромой лошади" заговорила после 9 лет лечения

Facebook
ВКонтакте
share_fav

Пермячка Ирина Банникова, сильно пострадавшая во время пожара в клубе «Хромая лошадь», начала разговаривать после девяти лет лечения. В годовщину трагедии пермские СМИ рассказали, как сложилась судьба одной из пострадавших и бывшего владельца клуба.

Пожар в пермском клубе «Хромая лошадь» произошел девять лет назад, 5 декабря 2009 года. Жертвами стали 156 человек, десятки остались инвалидами.

«Она произнесла слово “мама”»

В ту страшную ночь 30-летняя Ирина оставила дома годовалого сынишку и поспешила на работу – она была администратором в клубе. Когда начался пожар, Ирина выбраться не смогла. Ожогов она не получила, но сильно надышалась угарным газом, пишет пермский сайт «Местное время».

Значительное время Ирина провела в коме, затем проходила лечение в Петербурге. Врачи разводили руками, говоря, что Ирина чудом выжила, поскольку у нее оказалась повреждена часть мозга, отвечающая за двигательные функции. Долгое время молодая женщина была абсолютно недвижима.

Прогресс оказался заметен в последний год лечения. На лице Ирины все чаще стали появляться эмоции, а совсем недавно она словно ребенок начала говорить первые слова.

«Когда я услышала, плакала от счастья. Она произнесла слово мама. Так же негромко, осторожно, как когда-то я учила ее совсем малышкой», – рассказала мама Ирины Банниковой Тамара Оборина.

По ее словам, она не отходит от дочери уже девять лет, а дважды в неделю на протяжении нескольких лет они занимаются с логопедом.

«Сейчас Ирина увидела камеру и видно, что переживает. Поэтому не хочет говорить. Но могу сказать, она большая молодец! У Ирины теперь живая мимика. Появилась реакция на вопросы, ошибки. По глазам видно, какая реакция – отрицательная или положительная. Мы близкие люди, видим не только ответы — да или нет, но и более тонкие эмоции. Каждое занятие учимся не только произносить новые звуки, но и говорить полноценные слова», – рассказал логопед Татьяна Можегорова.

По словам специалиста, Ирина научилась говорить не только слово «мама», но и слова «да» и «нет».

Несмотря на то, что маме Ирины приходится круглые сутки находиться дома с дочерью и заниматься воспитанием внука, она не унывает.

«Да, проблемы есть, но не люблю жаловаться. Да, и вы знаете, если по началу нам помогали — сейчас забыли о нас. Скромно живем на две пенсии. Есть логопед, но хотелось массажей для Ирины, поездки в санатории. Почаще выбираться на улицу, на природу. Но даже и с этим у нас сейчас проблемы. Коляска совсем негодная стала. А без нее – ну никак. Сын Ирины — 10-летний Кирилл каждое утро подходит к маме, обнимает ее, говорит ласковые слова, целует. А еще настоящие концерты ей устраивает. Ирина улыбается. Бывают моменты отчаяния, но когда я вижу дочь в отличном настроении – готова свернуть горы, чтобы поставить ее на ноги!» – рассказала Тамара Оборина.

«Местное время» опубликовало реквизиты для помощи семье Ирины.

· Читайте также: Пострадавшую в "Хромой лошади" женщину оставили без еды в больнице

Чем занимается экс-владелец клуба

Бывший владелец сгоревшего клуба Анатолий Зак тем временем освободился из колонии 4 сентября 2018 года. Бизнесмен смог выйти на свободу после принятия изменений в Уголовном кодексе, которые приравнивают один день нахождения в СИЗО к полутора дням в колонии общего режима. Таким образом, он провел в заключении восемь лет и девять месяцев.

Согласно решению Копейского городского суда Челябинской области, на свободе Анатолий Зак обязан один раз в месяц отмечаться в органах внутренних дел по месту жительства. Кроме того, ему запрещено покидать квартиру с 23:00 до 6:00.

«Однако по месту прописки в Перми бизнесмен даже не появился. Вскоре после освобождения он направился проведать родителей, которые уже несколько лет обитают в Израиле. На берегу Средиземного моря Анатолий Зак поправил подорванное за время отсидки здоровье, а затем вернулся в Россию», – пишет пермское издание «В курсе.ру».

Сейчас предприниматель живет в Москве и развивает новый бизнес в сфере недвижимости. В будущем Зак планирует перебраться в Израиль, где живет его семья.