Стабильность на кладбище. О чем не сказала Эльвира Набиуллина

Эльвира Набиуллина назвала два источника волатильности для экономики. У российских властей достаточно инструментов для борьбы с внешними экономическими шоками, считает глава ЦБ. Однако, как кажется, пресловутая макростабильность не дает экономике даже надежды на уверенный рост.
Фото Стабильность на кладбище. О чем не сказала Эльвира Набиуллина
Facebook
ВКонтакте
share_fav

Председатель Центрального банка РФ Эльвира Набиуллина назвала колебания нефтяных цен и изменения потоков капитала на рынках источниками волатильности для российской экономики, сообщает «Интерфакс».

При этом второй источник риска она связала с «нормализацией денежно-кредитной политики в развитых странах, а также с геополитическими факторами и внешнеторговыми ограничениями, количество которых в мире в последнее время резко возросло».

Как с этим бороться?

Глава регулятора отметила, что плавающий валютный курс дает хорошие возможности для адаптации экономики к таким шокам. Но в случае сильной волатильности инфляции и ставок одних усилий ЦБ недостаточно, считает Эльвира Набиуллина. Нужны меры правительства, такие как бюджетные правила или их аналоги, которые создают буферы от внешних шоков, стабилизируют бюджетные расходы и, как следствие, экономику и валютный курс, заявила глава ЦБ.

Набиуллина подчеркнула, что в случае шоков, связанных с потоками капитала, для стабилизации ситуации нужны дополнительные инструменты по поддержанию финансовой стабильности, среди которых приостановка валютных операций в рамках бюджетного правила.

Напомним, что все сверхдоходы от продаж нефти и газа в России идут в Фонд национального благосостояния, которым управляет Минфин. Для этого ЦБ покупал валюту за рубли на бирже и передавал ее в резервы. Однако в связи с резкими колебаниями курса рубля в начале осени такая практика была временно прекращена.

Набиуллина отметила, что у монетарных властей есть целый набор инструментов, которые могут поддержать стабильность курса и банковской системы: автоматически включающиеся валютные свопы, аукционные инструменты предоставления валютного финансирования банкам, временные регулятивные послабления для кредитных организаций. Все это дает время и необходимые ресурсы для адаптации финансовой системы к потрясениям, уверена глава ЦБ.

В чем проблема?

Набиуллина назвала приостановку покупки валюты инструментом финстабильности. С точки зрения валютно-денежного рынка это и правда так. Однако на самом деле действие бюджетного правила никто не прекращал. Просто конвертация рублей в доллары происходят напрямую между Минфином и ЦБ, минуя открытый рынок.

В итоге за 10 месяцев 2018 года Минфин потратил на покупку валюты 3324 млрд рублей при профиците бюджета 3022 млрд рублей. То есть в резервы отправился весь профицит и еще 300 млрд сверху, вырученные за счет займов. И такая ситуация сохранится на ближайшую трехлетку. Якобы профицитный бюджет и колоссальные покупки валюты для ФНБ, который в реальности делают бюджет дефицитным.

Такая сверхконсервативная политика отчасти является причиной того, что российская экономика демонстрирует хорошие макропоказатели, но слабость на уровне домохозяйств - падают реальные доходы, снижается потребление, растет закредитованность населения.

Такая стабильность, вероятно, и имеет право на жизнь, но она не дает российской экономике ни единого шанса на уверенное развитие. В итоге темпы роста ВВП в 1,5-2% - это, скорее всего, предел, и только при благоприятной сырьевой конъюнктуре и новые антироссийские санкции.


Хочешь понять, что происходит на самом деле?

Читай Телеграм канал и Яндекс. Дзен канал «Ясно Понятно».

Просто и доходчиво - о самых важных новостях в обществе, политике и экономике.

Без лишних слов расскажем о том, кто виноват и что делать.