"Многое понял". Мамаев за решеткой ударился в религию, а Кокорин озлобился

Футболист Павел Мамаев в компании форварда «Зенита» Александра Кокорина, его брата Кирилла и футболиста Александра Протасовицкого находится в СИЗО до 8 декабря за две драки, устроенные в Москве в начале октября. Кокорин не настроен на общение с прессой, а Мамаев рассказал о своем быте в камере.
Фото "Многое понял". Мамаев за решеткой ударился в религию, а Кокорин озлобился
Facebook
ВКонтакте
share_fav

Футболисты Павел Мамаев и Александр Кокорин уже больше месяца провели в СИЗO «Бутырка» по делу о двух драках в Москве. Суд отправил футболистов под арест до 8 декабря. Полузащитник «Краснодара» Мамаев убирается в камере, отжимается, качает пресс, в то время как нападающий «Зенита» Кокорин либо лежит, либо меряет шагами камеру, передает «Московский комсомолец».

Самодельный иконостас

У Кокорина новый сокамерник - гражданин Украины, подозреваемый в мошенничестве. Нападающий неразговорчив, мрачен, на шутки отвечает агрессией, пишет «МК».

А вот Мамаев настроен доброжелательно, у него с соседом Константином сложились дружественные отношения. Они по очереди драют камеру.

«Вчера Константин убирался. Все чистящие средства извел. Чувствуете, какой свежий запах до сих пор стоит?» - спросил полузащитник у обозревателя «МК».

В камере Мамаева появился иконостас. «Костя сделал из большого листа картона, - рассказал футболист. - Иконки в храме Бутырки нам дали. Нас выводили туда несколько раз, мы даже смогли причаститься».

В камере Мамаева много православной литературы и том Достоевского - роман «Идиот». В спортзале футболист бывает дважды в неделю, остальное время занимается в камере.

«Солнышка только не хватает»

По словам Мамаева, претензий к содержанию в СИЗО он не имеет.

«Солнышка только не хватает, — признался полузащитник. — И хочется на небо любоваться — в прогулочном дворике крыша, так что только с края голубая полоска видна».

На вопрос «есть ли в тюрьме что-то хорошее», Мамаев честно заявил, что «хорошее все».

«Да все хорошее по большому счету. Опыт колоссальный. На воле спешишь, времени задуматься, побыть наедине с собой, себя послушать нет совсем. А тут этого хватает с лихвой. Многое понял. Что именно? Это скорее личные глубокие переживания, о них не хочется говорить. Еще идет процесс осознания», - поделился Павел.

«В резиновых тапочках и майке на волю»

Однако оставаться в камере футболист не хочет, говорит, что уже достаточно.

«Готов хоть прямо сейчас как есть — в резиновых тапочках и майке на волю. Но это не нам решать. Очень соскучился по семье, особенно детям. Так хочется их обнять! Держал бы в объятиях и не отпускал. На воле мы своего счастья не понимаем и многого не ценим», - добавил спортсмен.