5 книг о Средних веках

Фото 5 книг о Средних веках
Facebook
ВКонтакте
share_fav

Кажется, Средневековье было бесконечно давно (буквально тысячу лет назад), но средневековые европейцы мало чем отличались от нас: работали и развлекались, влюблялись, женились и переживали из-за измен, попадали в неприятные истории и отвечали перед судом, боялись будущего. Историк Олег Воскобойников рекомендует книги, которые помогут разобраться в хитросплетениях средневековой жизни.Когда сегодня говоришь или слышишь о Средневековье, на ум большинству из нас приходит «Страдающее Средневековье». Эта книга написана моими друзьями, и было бы смешно о ней умолчать: это одна из лучших научно-популярных книг наших дней. Но при всем моем уважении к этой книге и любви к друзьям я посчитал, что это как раз тот случай, который в рекламе не нуждается, тем более в моей. Я остановился на нескольких книгах, которые отметили мои коллеги-медиевисты. Они полезны всем гуманитариям и интересующимся Средневековьем, и я был бы рад обсудить их с любым, кто захочет учиться медиевистике на моей магистерской программе. Средневековая Европа. От падения Рима до РеформацииКрис Уикхем. Пер. с англ. Марии Десятовой. Науч. ред. Станислав Мереминский. М., Альпина нон-фикшн, 2019Из всего обобщающего, что мне доводилось читать в последние годы, это одно из самых взвешенных и одновременно плотных рассказов о жизни средневековых людей. Книга написана профессиональным оксфордским медиевистом. Его труд охватывает средневековое тысячелетие в строгом смысле слова — 500–1500-е годы. Понимая условность понятия Европы как для прошлого, так и для настоящего, автор, глядя на ее карту с острова, умело избегает ориентации на ядро Франция — Германия — Италия, то есть того взгляда, которым грешат многие сотрудники нашего цеха. Здесь нашлось место и Руси, и Византии, и Пиренеям. Нет здесь и набившего оскомину принципа рассмотрения Средневековья по странам, которых зачастую еще и не было, то есть современная Европа не опрокидывается в собственное прошлое и не навязывает этому прошлому нынешнюю систему политических координат и культурных пристрастий. Наконец, это редкий случай очень добротного, стилистически и научно выверенного перевода. Дела плоти. Интимная жизнь людей Средневековья в пространстве судебной полемики Ольга Тогоева. М., СПб., Центр гуманитарных инициатив, 2018Автор этой книги — один из самых заметных и читаемых московских медиевистов, сотрудник Института всеобщей истории РАН и преподаватель НИУ ВШЭ. Она многие годы посвятила изучению зачастую довольно скучных документов судебного производства во Франции позднего Средневековья и раннего Нового времени. Мало кто с таким блеском умеет подать информацию суховатых источников — подать так, чтобы мы, читатели, задумались над самыми что ни на есть достоевскими вопросами времени и бытия. Перед нами книга историй: какая-то Марта любила да не вышла замуж, а какая-то Маргарита не любила, но замуж пошла. Неверность Жанны, злоключения Масет, ссора Колетт и Жана, непотребства Раймона. Живые люди, судьбы, коллизии, писаные и неписаные правила, преступления и наказания — все эти казусы вызывают у автора неизменное любопытство и только поэтому складываются в стройное повествование, в своеобразный свод тривиально-исключительного, которое и можно назвать жизнью.Два тела короля. Исследование по средневековой политической теологииЭрнст Канторович. Пер. Михаила Бойцова и Анны Серегиной. 2-е изд., исправленное. М., Издательство Институт Гайдара, 2015Чтобы перевести этот особый в истории исторического знания труд, потребовались усилия двух докторов исторических наук, а чтобы читателю стало понятно, что он держит в руках, Михаил Бойцов, сам в какой-то степени «Канторович наших дней», написал очень красивое предисловие на полсотни страниц. Это книга о фикции, о том, чего нет и не было. У любого короля одно тело, а «политическую теологию» ни Средневековье, ни Новое время в отдельную дисциплину никогда не выделяли. Просто богословствовали, когда думали о власти, и рассуждали будто «политологи», когда рисовали себе небесные чертоги. В этой книге много латинских словосочетаний, даже в содержании, еще больше — в очень «немецких» по объему и точности ссылках. Эту книгу не «съешь» на пляже: она рассчитана на медленное чтение и размышление над цитатами. В отличие от всех переводов этого труда 1957 года на другие языки, все цитаты здесь переведены, и это редкий случай, когда важнейший памятник исторической мысли ХХ века сделан именно для русского читателя, причем самого широкого, а вовсе не только специалиста. Вместе с «Королями-чудотворцами» Марка Блока (1924) исследование Канторовича сформировало современные методы исторического и социологического изучения власти (ждем перевода идущего вслед за ним «Тела папы» Агостино Паравичини-Бальяни). Если Элиас Канетти («Масса и власть») «схватил за горло» XX век, препарировал власть, то Канторович замахнулся на целое тысячелетие — и отчасти ему это удалось.В ожидании Апокалипсиса. Франкское общество в эпоху Каролингов. VIII–X векаАлександр Сидоров. СПб., Наука, 2018Все слышали о Карле Великом, половина из этих «всех» знают, что его империя распалась через тридцать лет после его смерти; слышали еще, что современная Европа, как минимум Западная, родилась в ныне приграничном городке Ахене, вокруг императорского трона. Тамошние гиды подсчитали также, что каждый пятый европеец сегодня может числить Карла в числе своих предков. На самом деле до появления книги Александра Сидорова, самого авторитетного нашего специалиста по этому времени, чего-то обобщающего и надежного почитать о них было почти нечего. Не то чтобы здесь только про ожидание конца света, которого мы и без того все боимся. Здесь про жизнь: про голод и болезни, любовь, секс, еду, медицину (!), про искусство и церковь, про бедных и богатых, знатных и голытьбу. Здесь нет ссылок, но за каждой фразой стоят годы сидения в библиотеках и дотошного, въедливого чтения источников, неохотно делящихся тем, что в них не сказано. А труд историка как раз в том, чтобы найти не то, что сказано, а то, что не сказано.Средневековье крупным планомОлег Воскобойников. М., Бомбора, 2020Говорить ли о себе? Немного совестно, поэтому, следуя принципам Мориса Бланшо и Ролана Барта, вынесем автора за скобки. Это небольшая и простая в общем-то книга пытается ответить на вопрос, кому в Средние века жить хорошо. Вообще о людях, о «человеках», каждый из которых в одинаковой мере участник истории длиной в тысячу лет: крестьяне, горожане, ростовщики, ремесленники, монахи, священники, епископы, графы и короли, крестоносцы и их враги — мусульмане и иудеи, свои и чужие. Все эти люди чем-то очень похожи на нас, в особенности когда нам плохо, зябко, жарко, боязно, когда мы не знаем, что нас ждет послезавтра. Они боялись и надеялись, ненавидели и любили — как мы, но не так, как мы. Здесь, кроме довольно скромной библиографии, не найти следов серьезного научного поиска — он на совести автора, медиевистике все же не чуждого. И еще это книга о терпимости, о том, что можно мыслить и действовать не так, как мыслим и действуем мы, — и быть в не меньшей степени людьми.

посмотреть на Постнаука