Валентин Фадеев: "Инсулин — гормон позитива"

Фото Валентин Фадеев: "Инсулин — гормон позитива"
Facebook
ВКонтакте
share_fav

Стресс как универсальный дезадаптирующий фактор— Иногда, когда у человека диагностируют какую-либо болезнь, утверждают, что это результат длительного, сильного стресса. Эта точка зрения имеет право на существование?— Есть старая поговорка: «Все болезни от нервов, только сифилис от удовольствия». Представьте себе веревку с неравномерной толщиной. Если мы будем тянуть чуть-чуть, то все нормально. Когда мы начинаем тянуть сильнее, она рано или поздно лопнет в самом тонком месте. Допустим, человек предрасположен к сердечно-сосудистым заболеваниям. Он живет в спокойных условиях, и все нормально, но стоит появиться дополнительным требованиям окружающей среды, как начинаются сбои. Стресс — это нагрузка, которую может преодолеть хорошо работающая система, а у нас одна система работает чуть лучше, а другая — чуть хуже. И в этом месте в ситуации повышенной нагрузки механизм начинает разбалтываться и в конечном счете ломается. Может дать сбой иммунная система, и тогда развиваются аутоиммунные заболевания. Например, в период войн отмечалась заболеваемость болезнью Базедова. Может дать сбой репродуктивная система: в частности, у женщин на войне развивалась стрессорная аменорея. У кого-то на фоне стресса возникают раковые опухоли. — Как острый и хронический стресс влияет на эндокринную систему?— В соответствии с классической теорией середины XX века Ганса Селье, стресс — это адаптация к внезапно меняющимся условиям, попытка подстроить под них функциональные системы организма. На примере стресс-синдрома было впервые описано взаимодействие нервной и эндокринной системы на уровне гипоталамуса и гипофиза. Было показано, что все это единая система. Адаптация организма к новым условиям во время острого стресса происходит при помощи комплекса нейроэндокринных реакций. Классически это выброс стрессорных гормонов, которые мобилизуют функциональные резервы: усиливается кровоток, отдача кислорода эритроцитами, мобилизуется глюкоза как основной источник энергии. Самыми главными из гормонов стресса являются глюкокортикоиды (в частности, кортизол — гормон коры надпочечников) и адреналин. Кортизол выбрасывается для того, чтобы предотвратить падение уровня сахара в крови. Когда эндокринологи назначают пациенту глюкокортикоиды, у него повышается уровень сахара, и ему нужно назначить больше инсулина, который утилизирует глюкозу, регулируя ее поставку в мышцы и жировую ткань.Хронический стресс — это состояние, когда окружающая среда не соответствует особенностям организма, его физиологии, генетике. Самый простой пример — это когда вы держите скаковую лошадь в загоне и не даете ей бегать. Физиологически она должна быть подвижной, а вы ее иммобилизуете. Аналогичным образом иммобилизационный стресс может наступить у ребенка, когда его заставляют долго сидеть за партой. Жизнь в 27-миллионном городе и весь образ жизни современного человека — это хронический стресс. Генетически человек не менялся на протяжении последних 50 тысяч лет, и его организм приспособлен к жизни в иной среде. Отсюда возникают различные психические расстройства, депрессии, различного рода неврозы, соматизация. С другой стороны, у каждого из нас в организме есть своя ахиллесова пята — некая система, которая по какой-то причине функционирует не очень стабильно. Например, желудочно-кишечный тракт, сердечно-сосудистая или иммунная система, в том числе противоопухолевый иммунитет. Если к организму предъявляются дополнительные требования, в работе этих систем возникают сбои. Стресс — это универсальный дезадаптирующий фактор, который влияет на развитие ряда заболеваний. Этих проблем со здоровьем могло бы и не быть, если бы не этот дополнительный, последний толчок в пропасть. С точки зрения эндокринологии со стрессом связан диабет. Стресс, диабет и нарушения пищевого поведения— Как именно связаны избыток веса, стресс и диабет?— Нарушения пищевого поведения в какой-то степени представляют собой проявления хронического стресса. Когда человек находится в стрессовой ситуации, он пытается каким-то образом купировать этот стресс. Пускаются в ход различные средства, вплоть до алкоголя и наркотиков, но гораздо более безопасная, доступная и социально приемлемая форма снятия стресса — это пища. Насыщение для любого животного — это всегда вознаграждение и выброс эндорфинов. У современного человека много пищи: она производится в промышленных масштабах, стоит дешево, и для того, чтобы пообедать, нам не нужно охотиться или работать в поле. Поэтому чаще всего люди прибегают именно к такому способу расслабления. Когда мы работаем с пациентами с ожирением и диабетом, мы видим, что у них часто нарушено пищевое поведение. Пища становится предметом зависимости. Мозг — это эгоистичный орган, который будет получать удовольствие от пищи ценой разрушения печени, сосудов, почек. Я как эндокринолог не видел ни одного человека, который умер от голода, но я видел огромное количество людей, которые умерли от переедания.— Играет ли роль в стрессогенном переедании количество добавленного сахара в современной пище с точки зрения доступности глюкозы как источника энергии?— Это все теории, и строгих доказательств нет. Но очевидно, что в XXI веке ожирения стало больше, чем в XX веке. Возможно, человек все больше удаляется от естественной среды обитания, формируя совершенно другой мир, к которому генетически еще не успел адаптироваться, что приводит к стрессу биологической системы. А как мы уже говорили, самая простая форма купирования стресса — еда. Часто бывает так: человек пришел домой сытый, но он идет на кухню, потому что, расслабившись и поев, получает положительные эмоции. Недосыпание тоже влияет на питание: если человек меньше спит, он съедает на треть больше пищи: из-за недосыпания нервная система не восстанавливается в полной мере, и это стресс для организма, который человек пытается компенсировать с помощью еды.— Как влияет на склонность к избыточному весу и диабету индивидуальная генетическая предрасположенность? Что такое сберегательный генотип?— Безусловно, есть более предрасположенные к накоплению жира люди. Но в современном мире ожирение есть у каждого пятого. Это слишком много. Возникает вопрос: не свойственно ли это Homo sapiens в принципе? Если бы это был один человек на сто, можно было бы рассуждать о его индивидуальной генетике. Но если поместить любого человека в условия избытка калорий и низкой физической активности, то подавляющее большинство прибавит в весе. Поэтому значительно интереснее изучать тех, кто вопреки этому не набирает вес.Как мы уже говорили, человек генетически формировался в ситуации, когда не было избытка пищевых продуктов и добыча пищи была тяжелым и опасным для жизни занятием. Поэтому наш обмен веществ подразумевает запасание избытка калорий: они откладываются в виде жира. Сегодня у нас изобилие продуктов, но генетически мы остались такими же, как и 50 тысяч лет назад, и наш обмен веществ по-прежнему направлен на максимальное сохранение и запасание энергии.— Вы говорили, что многие люди с сахарным диабетом умирают из-за сердечно-сосудистых заболеваний. Это метаболический синдром?— Метаболический синдром — это обобщенные факторы риска сердечно-сосудистой катастрофы: нарушение толерантности к углеводам или диабет, гипертония, гиперурикемия, ожирение по верхнему типу, то есть в области живота и висцерально. Это не рассматривается как клинический синдром, так как все эти проблемы лечатся по отдельности. Тем не менее они сочетаются и представляют высокий сердечно-сосудистый риск. Инсулин и диабет — Когда мы говорим о диабете, главным действующим лицом является инсулин. Что с ним происходит при остром и хроническом стрессе? — Когда я объясняю пациентам, зачем нужен инсулин, я говорю им, что инсулин загоняет сахар к ним в мышцы и жировую ткань. Инсулин — в каком-то смысле гормон позитива, ведь он вырабатывается вследствие приема пищи, когда человек потребил энергию, чтобы перенаправить ее в периферические ткани, в первую очередь мышечную и жировую.Но вот что важно понимать про диабет. Типов диабета существует очень много. Их объединяет чаще всего только одно: высокий уровень сахара в крови. Но точно так же грипп и туберкулез объединяет повышение температуры, однако мы понимаем, что это очень разные заболевания. То же можно сказать про диабеты, сгруппированные в два типа — первый и второй.Более того, повышение уровня сахара в крови при диабете второго типа — это далеко не единственный и порой не самый плохой симптом, ведь его можно медикаментозно привести в норму. Очень много проблем связано с уровнем холестерина и другими факторами риска сердечно-сосудистых заболеваний, от которых и умирают многие люди с сахарным диабетом.Первый тип диабета — это разрушение бета-клеток поджелудочной железы, производящих инсулин. Диабет второго типа — сложное заболевание, причины которого до конца не понятны. Нам известны только отдельные компоненты его развития (онтогенеза). Мы знаем, что для диабета второго типа характерна неправильная выработка инсулина. Продукция инсулина теряет фазность и становится тонической, стабильно повышенной, как если бы энергия в виде пищи непрерывно поступала в организм. Это приводит к снижению чувствительности периферических тканей. Как именно стресс влияет на нарушение выработки инсулина — сложно сказать. Одного простого объяснения здесь быть не может, ведь биологическая система — это не цепь последовательных лампочек: сначала зажглась одна, потом другая, затем третья. Они зажигаются вместе, параллельно и взаимозависимо друг от друга. Разобраться, что первично — нарушение пищевого поведения, в том числе стрессогенное, или нарушение продукции инсулина, — очень сложно, но можно констатировать, что они соседствуют друг с другом очень часто. — Я хотела попросить вас в общих чертах обрисовать механику воздействия кортизола как гормона стресса на функционирование инсулина. Но, похоже, это очень наивный подход.— Все, что мы обсуждаем со студентами в курсе физиологии, — это всегда некое упрощение, допущение, иначе мы просто не смогли бы познать этот мир. Когда мы выхватываем один эффект какого-то гормона и пытаемся с его помощью что-то объяснить, мы совершаем ошибку. Если ввести здоровому животному экстракт надпочечника, мы увидим, что у него повысится уровень сахара. Но надо учитывать, что такой эксперимент не отражает естественное функционирование организма. Мы грубо разделили гормоны на две группы: инсулин и контринсулярные гормоны. Такая систематизация хороша дидактически, для обучения, но в реальности кортизол действует на разные ткани и части тела по-разному. Кроме того, вопрос не только в гормоне, но и в чувствительности к гормону.Наши знания о развитии заболевания — это отдельные фрагменты большого пазла, по которым невозможно восстановить целую картину. Даже само рассуждение: «из А следует B, из B — С» неприменимо к организму, в котором нет последовательных событий, где все происходит одномоментно и непрерывно. Рассказ о том, как действует кортизол, — это эрзац, абсолютная модель, потому что параллельно работает еще множество механизмов. Мне часто задают вопросы вроде: «Правда ли, что, если есть много мяса, будет высокий уровень тестостерона?» Я отвечаю: «Даже если это так, то что? Высокий уровень тестостерона сделает человека секс-машиной? Нет, потому что все намного сложнее». Анализировать действие одного гормона в организме — все равно что анализировать одну ноту в «К Элизе» Бетховена. — Правильно ли я понимаю, что в момент стресса растет уровень глюкозы в крови и поэтому у человека с диабетом первого типа сбивается настроенный режим, когда он следит за уровнем сахара?— Я бы сказал, что здесь скорее играет роль поведенческий фактор. При хронических заболеваниях ключевое значение имеет готовность и способность пациента постоянно реализовывать рекомендации врачей. Первый тип диабета катастрофически сложен тем, что человеку нужно постоянно, непрерывно, ежедневно, независимо от настроения измерять уровень сахара в крови, подсчитывать количество инсулина и количество потребляемой пищи. На это способны далеко не все. — Кажется, исключить стресс полностью невозможно. Сам же Ганс Селье говорил, что стресс — это и есть жизнь. Но он делал различия между «хорошим» и «плохим» стрессом. — Это верно. Но не будем забывать, что Селье начал развивать свою теорию еще в начале XX века. Механистичное разделение: черное налево, белое направо. Футбольный матч — «хороший» стресс, война — «плохой». Это удобно для понимания, но это слишком механистично. Самое простое решение вопроса стресса — заблокировать информационный поток. Отключите телевизор, телефон, компьютер — и уровень стресса снизится. Но это означает уход от реальности. Полностью исключить факторы стресса невозможно. Равно как невозможно в современном мире полностью побороть ожирение.

посмотреть на Постнаука