Травмы нет, а счастье есть: как появилась современная позитивная психология

Фото Травмы нет, а счастье есть: как появилась современная позитивная психология
Facebook
ВКонтакте
share_fav

Мы можем принять собственные недостатки и достичь счастья. Мы можем сотрудничать с другими людьми и при этом не стать их жертвой. Прошлое не определяет наши поступки — мы можем изменить свою судьбу. Альфред Адлер сформулировал и обосновал эти убеждения задолго до журнала Cosmopolitan и современных поп-психологов. Сегодня теории этого венского психиатра начала XX века вновь обретают популярность — и они не так просты, как кажется.

В 1957 году американский психолог Рудольф Дрейкурс выступил перед студентами Орегонского университета с речью «Смелость быть несовершенным». Есть люди, которые всегда стремятся быть лучше других, говорил Дрейкурс. Из-за этого они боятся совершать ошибки. Ошибка для них — страшный удар по самомнению. Они думают так: «Если я сделаю что-то не так, значит, я плохой. А если я плохой, то меня не за что уважать, я никто».

Но жизнь необязательно считать соревнованием, в котором есть только победитель и проигравший. Безупречность не только недостижима — она не нужна. Пытаясь быть безупречными, мы начинаем видеть в себе и других одни недостатки.

Чтобы отказаться от этого взгляда на мир, нужно признать: каждый из нас достаточно хорош сам по себе, поэтому нет необходимости быть лучше других.

Рудольф Дрейкурс был последователем Альфреда Адлера — создателя индивидуальной психологии и термина «комплекс неполноценности». Стремление к превосходству в этой теории играет примерно такую же роль, какую либидо занимает в построениях Зигмунда Фрейда. В отличие от Фрейда Адлер сохранял оптимистичный взгляд на человеческую природу. Нашу жизнь определяют не прошлые травмы, а сегодняшние задачи и цели. Мы можем отказаться от негативных установок и самообвинений, если этого захотим.

Адлера называют дедушкой современной позитивной психологии. Его идеи пронизывают и сложные академические теории, и популярные книги жанра self-help. Но широкой публике в большинстве стран мира его имя почти неизвестно — как ни странно, за исключением Японии.

Мужество не нравиться другим

В 2014 году главным бестселлером в Японии стала книга Ичиро Кишими и Фумитаке Кога «Мужество не нравиться». Она написана в форме диалога между юношей и философом — в лучших традициях Платона. В начале книги юноша приходит к философу с убеждением, что жизнь не поддается нашему контролю. Одни преуспевают, а другие вечно остаются в проигрыше. Даже если люди хотят измениться, они не могут этого сделать.

Философ объясняет юноше основные идеи Альфреда Адлера, и спустя две сотни страниц юноша понимает, что жизнь может быть простой и счастливой. Мы сами создаем свои проблемы. Главная причина этих проблем — страх перед жизнью и сосредоточенность на своем «я».

Мы не должны волноваться, как наши поступки воспринимают другие: это не наше дело. Быть свободным — значит иметь мужество не нравиться другим.

В Японии с ее коллективистской культурой эта идея звучит довольно революционно. Обычно японцу предельно важно знать, как к его поступку относятся окружающие — стыд считается главной общественной добродетелью. Авторы книги показывают, что чрезмерная забота о чужом мнении непродуктивна и для отдельных людей, и для общества в целом.

Идея оказалась настолько популярной, что по книге даже сняли телевизионный сериал. Главный герой, незамужняя 30-летняя женщина-детектив (что уже само по себе вызывающе) живет по заветам Альфреда Адлера. Это помогает ей не только сохранить высокую самооценку, но и раскрывать сложные преступления.

Как адлеровская индивидуальная психология повлияла на наше видение личности

В адлеровской психологии все проблемы личности — это межличностные проблемы. Адлер никогда не считал себя учеником или последователем Фрейда. Его куда больше интересовали наши отношения с другими людьми, а не бессознательные травмы и комплексы. Поэтому он назвал собственную теорию «индивидуальной психологией» — от слова individuum, то есть «неделимый». Личность здесь действует не как поле бесконечной борьбы между сознанием и бессознательным, а как единое целое. Если Фрейд основное внимание уделял прошлому, то Адлер подчеркивал значение целей на будущее. Именно наши цели определяют то, как мы живем сегодня.

Видит ли человек свою цель в том, чтобы стать кучером, врачом, донжуаном, другом, тираном, он всегда усматривает в этом высшее осуществление и утверждение своей сущности.

— Альфред Адлер. «Мотив власти»

Адлер действительно некоторое время был дружен с Фрейдом и в 1910 году даже возглавлял Венское психоаналитическое общество. Но их взгляды быстро разошлись. Адлеру не нравилась сосредоточенность Фрейда на сексе и бессознательных мотивах поведения. Фрейд считал индивидуальную психологию слишком простой и поверхностной, а самого Адлера называл не иначе как предателем психоанализа.

Некоторые считают, что именно Адлер, а не Фрейд, больше всего повлиял на развитие современных психотерапевтических подходов. В книге «Открытие бессознательного» психиатр Генри Элленбергер писал: «Непросто найти другого автора, у которого так много заимствовали, не воздавая ему при этом никакой благодарности, как Альфред Адлер». Абрахам Маслоу и Виктор Франкл, Карл Роджерс, Ролло Мэй, Карен Хорни и Эрих Фромм — все эти знаменитые психологи очень многое взяли именно у Адлера.

Каждый человек стремится стать больше и сильнее. Нас подталкивает вперед врожденная потребность в социальном признании и превосходстве. В этом стремлении нет ничего плохого, но очень часто оно приобретает нездоровые формы.

Все невротические симптомы, по Адлеру, — результат неудачной попытки преодолеть чувство собственной неполноценности.

Мы начинаем винить себя за каждый промах, замыкаемся в собственных страхах и теряем способность к общению и сотрудничеству. И чтобы преодолеть эти проблемы, нужно не копаться в собственном прошлом, а обратиться к настоящему.

Психологической травмы не существует

Адлер отрицает существование психологических травм. Если в детстве мы пережили травматический опыт, это не обязательно значит, что мы должны быть несчастными сейчас. Прошлое не определяет настоящего — скорее наоборот: у нас всегда есть выбор, как реагировать на то или иное переживание.

Это не такое уж странное радикальное утверждение: ряд современных психологов вполне мог бы с ним согласиться. Например, Лиза Барретт утверждает, что эмоции не возникают спонтанно в ответ на происходящие события — они зависят от восприятия, которое конструирует наш мозг.

Именно на разделении между событиями и их восприятием построена вся когнитивно-поведенческая терапия. Мы можем созидательно влиять на собственную личность и судьбу — это одна из главных установок адлерианской психологии.

Принять себя — недостаточно

Адлер считал, что поведение любого человека целенаправленно: даже у неврозов и комплексов есть определенная цель. В книге «Мужество не нравиться» эта мысль объясняется на примере хикикомори — людей, которые отказываются от социальной жизни, порой годами не выходят из своей комнаты. Уединение — это способ отгородиться от жизненных проблем вместо того, чтобы их решать. Контакт с другим человеком кажется слишком угрожающим, поэтому они стараются полностью избегать любого общения.

Причины этого поведения тянутся из глубокого детства. Страх, что тебя отвергнут, может легко превратиться в ненависть к себе, а затем в полную самоизоляцию.

Хотя прошлое нельзя переиграть заново, мы можем пересмотреть свои сегодняшние взгляды и установки. Если мы поймем, что сами выбрали свой образ жизни, мы сможем его изменить: «Важно не то, с чем человек родился, а то, как он этим распоряжается».

Эти идеи могут легко превратиться в клише: «прими себя таким, какой ты есть», «не думай о мнении других» и т. п. По сути, это и есть клише: в отличие от Фрейда и других психоаналитиков Адлер никогда не стеснялся говорить на языке здравого смысла. В ответ на это обвинение он однажды ответил: «А что в этом плохого? Мне хотелось бы, чтобы больше психиатров придерживались здравого смысла».

И все-таки именно Адлер лучше всех понимал, что «просто принять себя» недостаточно. Каждый человек испытывает чувство собственной неполноценности. Разница проявляется в том, как мы на него реагируем.

Человек становится здоровой личностью, когда перестает заботиться только о себе и начинает чувствовать себя частью общего коллектива. Перестать думать о себе и начать заботиться о других — вот главный рецепт психологического здоровья по Адлеру.

Он даже говорил свои пациентам: «Вы можете выздороветь за 14 дней, если будете следовать одному рецепту: старайтесь каждый день думать, как вы можете кого-нибудь порадовать».

Обычно мы думаем о других не потому, что нам интересно их мнение, а потому, что беспокоимся о своем «я». Античные стоики дошли до этой мысли за много столетий до Адлера. Мы можем контролировать собственные поступки, но как на них отреагируют окружающие — вне нашей власти. Поэтому не стоит об этом волноваться. Но это не значит, что мы должны преследовать только собственные интересы. Именно забота о других делает нас более счастливыми и здоровыми людьми.

Адлер иногда выражается почти как Кант или Аристотель: разум он называет «видом интеллекта, который содержит в себе социальный интерес и который действует на общее благо». Это уже не слишком похоже на рецепты современной поп-психологии. Не думать о мнении других — это понятно. Но заботиться об общем благе? Что это вообще означает?

Как сотрудничать с людьми

Адлер выделял три главные жизненные задачи, которые стоят перед человеком: работа, дружба и любовь. Они требуют, чтобы мы научились взаимодействовать с другими людьми на всё более глубоком уровне. Человек, который научился решать эти три задачи, никогда не станет невротиком, говорит Адлер. Фрейд тоже считал работу и любовь «краеугольными камнями человечности», но в его представлении все люди обречены на невроз, чтобы они ни делали.

Чтобы сотрудничать с людьми, мы должны перевести отношения на горизонтальный уровень. Внутри вертикальных отношений есть тот, кто доминирует, и тот, кто подчиняется. Мы либо стремимся к превосходству, либо уступаем другому часть своей личности.

Внутри горизонтальных отношений люди неодинаковы, но равны. Именно в горизонтальных отношениях мы можем принять собственные недостатки и позволить себе ошибаться.

Главной установкой здоровой личности Адлер считает социальный интерес: чувство солидарности человека с другими людьми, животными и даже неживой природой. Античные стоики представляли себя частью единого и гармоничного космоса — то же самое пытается сделать и Адлер. Но начать можно хотя бы со своей семьи и ближайшего окружения. Установить горизонтальные отношения хотя бы с одним человеком — это уже большое достижение.

Сильное влияние на Адлера оказала книга философа Ханса Вайингера «Философия возможного». Согласно его теории Вайингера, человеческой жизнью во многом управляют воображаемые конструкты — фикции. Имеет значение не то, что абсолютно верно, а то, что мы считаем таковым.

Все цели на будущее — это фикции, ведь они пока существуют только в нашем воображении. Но даже находясь в противоречии с реальностью, они могут принести огромную пользу.

Возможно, теория Адлера и сама является такой фикцией. Она возникла почти сто лет назад, но до сих пор остается современной. Пусть она не решит всех проблем человеческого существования, но она и не обещает этого сделать. Новому пациенту Адлер всегда говорил: «Доктор сидит в вашем кресле».

посмотреть на Нож
#саморазвитие
#как правильно
#психология