Казнить, нельзя помиловать: странные причины, за которые отправляли на эшафот

Facebook
ВКонтакте
share_fav

Жестокость, как показывает история, весьма свойственна человечеству, придумавшему казни и всевозможные пытки. Притом нередко для того, чтобы отправить кого-то на эшафот, достаточно было даже несущественного, казалось бы, повода.

Расправа за философию

Философов в былые времена имелось предостаточно, вот только тогда это было крайне небезопасное и даже смертельное занятие. За различные философские труды, где выражались даже отдаленные сомнения относительно существования всевышнего, их автора могли легко отправить на смертную казнь. Обычно, посылали их на дыбу или умертвляли посредством сверления зубов.

Наказание за разграбление казны

Не слишком приятная судьба ждала и тех, кто осмелился заняться разграблением государственной казны и попался на этом. Судили за такой проступок не только на Западе, но также и в России. Часто перед тем, как отправить преступника на казнь, его хорошенько хлестали горящими, как правило березовыми, вениками.

Любовь к иностранцам

Во времена Средневековья существенным преступлением в пределах Англии считали роман с иностранцем или, соответственно, иностранкой. Нередко тем, кто был уличен в интимной связи с представителем иного государства, предъявляли обвинение в госизмене, а после этого, как правило, несчастного ждало четвертование.

Ничего кроме правды

На просторах Древнего Китая, а также у индейцев майя было категорически запрещено искажать историческую правду. За предоставление ложных сведений китайцы, как правило, вешали виновных. Кроме того, некоторых из обманщиков заставляли глотать иголки, что тоже вряд ли являлось приятным занятием.

Кража овощей

Без особого повода можно было отправиться на эшафот и на просторах Древней Греции. В частности, очень часто казнь ожидала тех граждан, которые оказались пойманы на краже овощей, выращиваемых в пределах общественных плантаций.

Плохо сваренное пиво

Во времена существования Персии также имелись странные поводы для казни, к примеру, она ожидала плохих пивоваров, чей продукт имел не слишком приятный вкус. Притом им позволяли выбирать, быть ли утопленным в приготовленном ими пиве, либо же упиваться вышеупомянутым напитком до наступления смерти.