“Я решила их наказать”. За что расстреливали женщин в СССР

Facebook
ВКонтакте
share_fav

Советский уголовный кодекс называл смертную казнь “исключительной мерой наказания” за особо тяжкие преступления. Тем не менее, в истории постсталинского СССР было сразу несколько женщин, которых приговорили к расстрелу. “Умный журнал” вспоминает истории трех дам, чьи дерзкие преступления потрясли не только следователей, но и весь Советский Союз, а для самих преступниц закончились смертью по приговору суда.

Берта Бородкина Железная Белла

Свой кровавый список начнем, пожалуй, с самой безобидной героини.

Берта Бородкина в годы брежневского застоя была руководителем треста ресторанов и столовых в Геленджике, хотя начинала карьеру со скромных должностей буфетчицы и официантки.

Дело против Бородкиной было заведено на фоне кремлевских интриг, инициатором которых стал тогдашний председатель КГБ Юрий Андропов. Как считается, Андропов дал ход громким антикоррупционным делам с целью дискредитировать начальника МВД Николая Щелокова и нейтрализовать главу Кубани Сергея Медунова, в которых видел политических противников.

Берта Бородкина возглавила трест ресторанов и столовых в Геленджике в 1974 году. Как и многие работники торговли и общепита, она брала и давала огромные взятки.

Несмотря на страшный дефицит, Берта умела принимать дорогих и высоких гостей с небывалым для того времени размахом, чем и заслужила уважение руководства. Поговаривают, что хозяйка черноморского общепита могла не только обеспечить шикарный стол, но и организовать дорогим гостям эскорт.

Изобилие на столах высокопоставленных гостей достигалось путем воровства и банального обвешивания менее ценных клиентов. Сметану и молоко разбавляли водой, а в супы и вторые блюда не докладывали мяса и других продуктов, заменяя их на дешевые крупы.

Наворованные за счет широкой сети заведений деньги шли как на личное обогащение хозяйки, так и на взятки вышестоящим органам, закрывающим глаза за товарно-финансовые махинации.

Когда в 1982 году Железную Беллу арестовали, следствие выявило, что общая сумма награбленного составила свыше миллиона рублей — сумма для того времени просто немыслимая!

По словам сотрудников милиции, принимавших участие в обыске квартиры мошенницы, ее жилье напоминало музейные запасники, в которых хранились украшения, меха, хрусталь и иные дорогие дефицитные вещи.

Деньги были буквально распиханы по батареям, закатаны в банки и сложены в горах кирпича во дворе.

Ей, как женщине, грозило в худшем случае 15 лет с конфискацией имущества, но приговор привел в шок и саму Берту, и прочих людей, следивших за делом.

Видимо, она стала жертвой показательного процесса в рамках так называемой “андроповской чистки”.

Не помогли Бородкиной и многочисленные связи с важными персонами. Те, кто мог “замолвить за нее словечко” предпочел не светиться и не фигурировать в столь громком деле.

Железная Белла была приговорена к расстрелу в 1982 году. В 1983 году приговор был приведен в исполнение.

Антонина Макарова Тонька-пулеметчица


Рассказывая о женщинах, приговоренных советскими властями к расстрелу, нельзя не вспомнить об Антонине Макаровой, о зверствах и наказании которой, мы уже как-то рассказывали.

Будущая нацистская женщина-каратель родилась под фамилией Парфенова, но школьная учительница ошибочно записала ее Макаровой, а потому во всех дальнейших документах Антонина значилась именно под этой фамилией.

Во время обороны Москвы девушка попала в немецкий плен, но сумела сбежать вместе с солдатом Николаем Федчуком, для которого на время совместных скитаний стала “походной женой”. Несколько месяцев они бродили по лесу, пока не вышли к селу Красный Колодец, где Федчука ждали жена и дети. Вернувшись к семье, он бросил временную попутчицу в одиночестве.


Дальнейшие скитания привели Макарову в село Локоть, оккупированное немцами. Желая выжить и выслужиться перед нацистами, Тонька согласилась участвовать в расстреле партизан и членов их семей.

Каждый расстрел приносил ей 30 марок и новую одежду, которую девушке дозволялось снимать с убитых. “Чего добру пропадать?”, — рассуждала она. В особо “плодотворные” дни Макаровой приходилось совершать аж по три массовых расстрела. Всего, по официальным данным, Тонька лишила жизни 1500 человек.

Уже позднее, на допросах, женщина-палач признавалась, что никакого стыда и жалости к людям, которых приходилось убивать, она не испытывала — ведь жертвы были ей чужими людьми.

В 1945 году пулеметчице при помощи фальшивых документов удалось выдать себя за медсестру и устроиться в передвижной госпиталь. В госпитале в женщину влюбился раненый солдат Виктор Гинзбург.

Пара расписалась и уехала жить в Белоруссию, где у них родилось две дочери. Антонина работала на швейной фабрике и считалась образцовой женой и матерью.

КГБ начало разыскивать преступницу сразу после освобождения села Локоть от немцев, но новая фамилия и место жительства 30 лет помогали ей избегать наказания.

Выйти на след помог случай. В 1976 году один из братьев Тоньки в анкете для выезда за границу указал Антонину Макарову, по мужу Гинзбург.

Начался сбор доказательств. Макарову опознало несколько свидетелей и бывших подельников, после чего ее наконец арестовали.

На допросе женщина вела себя поразительно спокойно. Ей казалось, что из-за срока давности и пожилого возраста приговор будет символическим. Никакого раскаяния палачиха тоже не испытывала: “Так жизнь сложилась, — скажет она на допросе. — Для меня это была просто работа”.

Семья Антонины поначалу не догадывалась об истинных причинах ее ареста. Муж обивал пороги и писал письма, пытаясь добиться освобождения супруги. Когда следователи наконец открыли ему страшную правду, он забрал дочерей и навсегда покинул город Лепель, в котором они проживали.

11 августа 1979 года Тоньку-пулеметчицу ждала высшая мера наказания — расстрел.

Тамара Иванютина киевская отравительница

Еще одна женщина-убийца, загубившая десятки жизней и приговоренная к расстрелу.

История берет свое начало в марте 1987 года, когда 13 учащихся и работников одной из киевских школ оказались в больнице с признаками тяжелого пищевого отравления. Двое детей и двое взрослых скончались сразу, а еще 9 человек оставались в реанимации.

Врачи поначалу подозревали кишечный грипп, но внезапно у всех пострадавших начали выпадать волосы, что указало на отравление совсем иного рода.

В процессе проверки вскрылась еще одна смерть: женщина, ответственная за качество еды в столовой, умерла за две недели до детей. Как позже выяснилось, причиной смерти стало отравление таллием — токсичным веществом, которое часто применяется в геологии.

Когда обыск дошел до квартиры школьной посудомойки Тамары Иванютиной, в ее квартире была найдена баночка с раствором того самого таллия.

Иванютина призналась в совершении преступления. Женщина поведала, что поводом стал отказ шестиклассников расставить столы и стулья, и она “решила их наказать”.

Последующее расследование выявило, что отравление вот уже 11 лет является для Иванютиной и членов ее семьи излюбленным способом решать конфликты и устранять мешающих людей.

Яд им предоставляла знакомая, работавшая в геологическом институте, якобы для травли крыс и мышей.

Сестра Иванютиной отравила своего супруга, а родители посредством яда расправились с неугодными соседями.

Сама Тамара отправила на тот свет первого мужа, чтобы заполучить его квартиру в центре Киева, а второго травила потихоньку вместе с его же родителями, чтобы стать обладательницей их большого загородного участка.

После она устроилась посудомойкой в школу, чтобы иметь доступ к пищевым отходам, которыми подкармливала своих кур и свиней.

Сначала Иванютина отравила школьного парторга, затем хотела убить учителя химии — коллеги мешали выносить с работы объедки. Иванютина даже чуть не отравила двух школьников, которые просили отдать им остатки котлет для кота.

Всего было выявлено 40 случаев отравлений, совершенных Иванютиной и ее родней, 13 из них — с летальным исходом. Сама Тамара пыталась погубить по меньшей мере 20 человек.

Тамару Иванютину приговорили к расстрелу в 1987 году, а ее родственникам дали тюремные сроки от 10 до 15 лет.

Своей вины отравительница не признала и раскаиваться в содеянном не захотела.