Из “слонов” в "дембеля". Как устроена дедовщина в современной армии

Facebook
ВКонтакте
share_fav

“Дедовщина” - самое страшное слово, ассоциирующееся с российской армией у призывников и их родителей, причём уже не одно десятилетие. Под ним традиционно понимают издевательства и избиения, которым пришедшего отдать долг Родине солдата непременно подвергнут его более опытные и менее человечные сослуживцы.

Что же скрывается за этим понятием? И как с “дедовщиной” обстоит дело сегодня?

“Умный журнал” попытался ответить на эти вопросы, волнующие всех молодых людей, которым только предстоит попробовать армейскую жизнь на собственной шкуре.

“Дедовщина” и “неуставщина”

Если досконально разбираться с терминами, то далеко не всякое насилие в армии попадает под понятие “дедовщина”. Это слово означает только систему неуставных отношений между военнослужащими, отслужившими разные сроки службы, согласно которой, чем дольше ты находишься в армии, тем выше твой неофициальный статус.

Встречаются даже утверждения, что кое-где дедовщина и вовсе выполняет исключительно полезную функцию: мол, более опытные солдаты помогают новичкам освоиться, устраивая дополнительные уроки по строевой подготовке или разъясняя тонкости устава, а ни о каком унижении или тем более насилии и речи не идёт. Но, если подобное и встречается, то нечасто - в классическом виде это явление куда менее дружелюбно.

Для всей совокупности неприятных инцидентов, которые могут поджидать вновь призванного солдата в армейских стенах, существует более широкое понятие - собственно, “неуставные отношения”. Сторонники разграничения терминологии упирают на то, что насилие и хулиганство в казармах происходят далеко не только в отношении младших возрастов со стороны старослужащих.

Скорее, здесь действуют законы различия в воспитании, социальных навыках, а также, что очень важно для коллектива молодых людей - в физической и психологической подготовке к длительному совместному проживанию в ограниченном пространстве.

Какой была классическая “дедовщина”

Классическая “дедовщина” существовала в советской, а затем российской армии как минимум с 1967 года, когда в сухопутных войсках был установлен двухлетний срок службы вместо трёхлетнего. Это не означает, что раньше её не было, просто именно двухлетний вариант запомнился народу лучше всего. Заключался он в том, что все военнослужащие срочной службы делились на четыре основные категории, согласно сроку проведённого в рядах вооружённых сил времени.

Призыв осуществлялся раз в полгода, поэтому и счёт шёл на эти самые полугодия. Первые шесть месяцев службы солдат именовался “духом”, вторые - “слоном”, третьи - “черпаком” или “черепом”, заключительные - “дедом”. Названия приводятся самые популярные, так как в зависимости от рода войск, да и конкретной части, они могли быть разными. К тому же, отдельная система существовала на флоте, где срок службы составлял три года. Там, впрочем, употребляется слово “годковщина”, а не “дедовщина”.

Помимо перечисленных категорий, существовали две подкатегории. “Духи” до принятия присяги именовались “запахами”, а “деды” после выхода приказа об увольнения из армии до фактического увольнения - “дембелями”.

В рамках этой системы “званий” и развивались отношения в казармах всего Советского Союза, а впоследствии - постсоветских стран. Суть их состояла в том, что “деды” имели практически неограниченную власть над “духами” и “слонами” (которые между собой различались мало) и менее акцентированную - над “черпаками”. Которые, в свою очередь, тоже могли командовать первогодками, но только в границах, отведённых “дедами”.

Куда всё делось

Просуществовав ровно 40 лет, эта система канула в небытие. За 2007 год в Российской Федерации был осуществлён переход с двухгодичного срока службы на годичный (два призыва 2007 года служили по полтора года). В результате “деды” и “черпаки” старой формации исчезли как класс. После того, как последние из них были уволены, в армии остались только “духи” и “слоны”.

Конечно, свято место пусто не бывает, и сейчас, отслужив шесть месяцев, солдат из “духа” превращается не в “слона”, а сразу в “деда”. А потом, после выхода приказа министра обороны - в “дембеля”.

Но знающие люди говорят, что ни в какое сравнение со старыми “дедами” нынешние замаскированные “слоны” не идут: за полгода службы они никак не успевают приобрести тот опыт, который позволил бы им нещадно эксплуатировать “молодёжь”. И, хоть проявления “дедовщины” в современной российской армии ещё остались, серьёзной общенациональной проблемой они быть перестали.

Почему казарма не стала безопасной

Если с “дедовщиной” как таковой удалось покончить, то проблема неуставных отношений никуда не делась. Разница лишь в том, что в её основе теперь лежат другие факторы.

Во-первых, самый элементарный - личный. В солдатских казармах и общежитиях собраны люди с самым разным психологическим типом и социальным опытом, а, следовательно, и отношением к насилию. В общем-то, это проблема всех закрытых мужских коллективов, независимо от страны или времени. А, так как армия сама по себе - место суровое, то и способы проявления мужской конкуренции здесь соответствующие. Дополнительно это усугубляется возрастом собравшихся - среди молодёжи в подобных условиях порядки возникают куда более жёсткие, чем среди взрослых (что подтверждается, например, опытом детских тюрем).

Во-вторых, большой проблемой современных вооружённых сил РФ остаётся так называемое “землячество”. Это явление, когда группа солдат из одного региона объединяется и начинает диктовать свою волю остальным. Особенно остро эта проблема стоит в связи с поведением призывников из национальных республик - в первую очередь, кавказских. Как её решить, власть пока не знает. Возможный вариант - не призывать солдат из этих регионов вообще или формировать из них отдельные подразделения - не рассматривается, так как считается, что необходимо интегрировать их в российское общество.

Победившая “бездуховность”

Характер преступлений, совершаемых в армии, тоже изменился. Ритуальные унижения с целью установления власти над менее опытными сослуживцами сменились куда более прозаическим вымогательством денег. Началось это ещё тогда, когда в стране наступил период относительного экономического благополучия, а после победы над “дедовщиной” новые порядки возобладали окончательно.

– Смысл насилия теперь – не поддержание некоего порядка, а выколачивание денег, – считает глава инициативы "Гражданин и армия", член Совета по правам человека при президенте РФ Сергей Кривенко. – Вымогательства в частях выросли в последнее время, а многие отношения между военнослужащими в буквальном смысле переведены на денежную основу. Не хочешь в наряд – плати, хочешь позвонить домой – плати. При этом надо понимать, что преступления эти, как правило, латентные – многие бояться жаловаться, опасаясь, что может быть еще хуже. Очень часто факты вымогательств всплывают в процессе расследования других преступлений.

Иногда подобными делами занимается и руководство воинской части.

– Командование собирает или себе на карман, или на хозяйственные нужды части. Ценник, судя по жалобам, разный – от 300 до двух тысяч рублей. Срочникам говорят, что нужно скинуться на телевизор, чтобы поставить его в "красный уголок", а телевизор этот в итоге уезжает к командиру на дачу. Или надо срочно купить в учебку, а дальше целый список того, что надо: планшеты, ручки, бумага, принтер, картриджи и т. д., – рассказывает юрист организации "Солдатские матери Санкт-Петербурга" Александр Горбачёв. – Солдаты в основном, конечно, платят. Хотя те, кто не платят, тоже есть, но на них свои же сослуживцы косо смотрят, поскольку из-за строптивых наказывают весь коллектив, например, не разрешают звонить домой, заставляют больше отжиматься, не дают спать и пр.

В общем, торжество победившего капитализма налицо.

Борьба за чистоту армии (и что ей мешает)

По общему мнению, подход государства к проблеме неуставных отношений примерно десять лет назад кардинально изменился. Теперь компетентные правоохранительные органы твёрдо нацелены на её решение, и, например, каждое заявление об инцидентах такого рода в военную прокуратуру автоматически влечёт за собой возбуждение уголовного дела. Призывники тщательно оповещаются о своих правах, зачастую им раздают бумажки с номерами телефонов, по которым нужно звонить в случае чего-то плохого. Но на пути этих благих начинаний стоят некоторые преграды.

Одна из них заключается в том, что командиру части невыгодно доводить до расследования случаи “неуставщины” на подконтрольном ему участке. С одной стороны, он обязан делать это, а с другой, будет нести за это ответственность. Причём независимо от степени личной вины: в наших силовых структурах так принято. Получается двусмысленная ситуация, явно не способствующая наведению порядка.

Ещё одна проблема состоит в низкой правовой культуре самих солдат. Никакие “разъяснения прав” не помогут, если человек в армии услышал о них впервые. Впрочем, это проблема всего населения страны, для которого сама категория “прав человека” представляется чем-то абстрактно-бессмысленным, а то и вовсе - вредным изобретением “враждебного Запада”.

Одной из частностей правового нигилизма призывников является широко распространённый стереотип “стучать нехорошо”, известный с детства практически каждому. Согласно нему, даже если тебя бьют численно превосходящие здоровенные лбы, ни в коем случае нельзя доносить об этом командованию - иначе тебя станут считать “плохим человеком”. Остаётся только терпеть или, в крайнем случае, умереть “достойно”.

Надо сказать, что в период классической “дедовщины” этот стереотип всячески поддерживался “дедами”, что совершенно понятно - принцип “разделяй и властвуй” вечен. Но стоит ли поддерживать его тем, кто слабее и кому он невыгоден? Это главный вопрос, на который каждый отвечает самостоятельно.

Жизненное заключение

Подводя итог, можно с уверенностью сказать: с точки зрения “неуставных отношений” служба в российской армии в последние десять лет стала комфортнее и безопаснее. Но проблемы в этой области не исчезли, поэтому всем, кого ждёт призыв, необходимо хорошенько к ним подготовиться. Как в физическом плане, так и в ментальном - и в том числе, быть готовым обратиться за помощью.

В конце концов, такая подготовка пригодится и после отбытия воинской повинности, потому что армия - всего лишь отражение общества в целом, и все неприглядные черты, которые в ней есть, в том или ином виде встретятся и “на гражданке”.