Царские аферы. Гениальные мошенники дореволюционной России

Facebook
ВКонтакте
share_fav

В чем разница между вором и аферистом? По сути, оба наживаются, отбирая деньги и ценности у других людей. Но если действия вора часто примитивны, то аферист может провернуть такую хитроумную махинацию, что ему будет аплодировать сам прокурор. Вот почему талантливые мошенники во все эпохи вызывают осуждение с примесью восхищения.

“Умный журнал” вспомнил три ярких истории о гениальных аферистах далеких времен царской России.

Сонька Золотая Ручка

Именно под таким прозвищем многим знакома легендарная преступница-авантюристка Софья Ивановна Блювштейн.

Свои кражи совершала в Петербурге, Москве, Одессе, Париже, Мюнхене, Кракове, Вене и других городах.

Достоверных фактов о ней сохранилось немного: родилась в Варшавской губернии, знала несколько иностранных языков и обладала редким даром артистизма и перевоплощения, чем в дальнейшем с легкостью пользовалась. Заниматься воровством и жульничеством Сонька начала будучи подростком, а остановиться так и не смогла.

Поскольку аферистка несколько раз была замужем, то и представлялась всегда под разными фамилиями.

В некоторых источниках имеются сведения о гостиничных кражах, совершаемых Сонькой в Петербурге. Женщина надевала мягкие войлочные туфли и пробиралась в номер, пока постоялец спал, и потихоньку забирала все ценности. Если жилец просыпался, она делала вид, что забрела в номер по ошибке, а иногда соблазняла постояльца, чтобы тот не вызвал полицию.

Кроме гостиничных краж, воровала Сонька и в ювелирных магазинах. Она прикидывалась состоятельной покупательницей и вынуждала продавца выложить на прилавок как можно больше драгоценных украшений. Отвлекая продавца, мошенница ловко прятала украшения в специальных отсеках платья.

В сериале 2007 года “Сонька - Золотая Ручка” авторы решили польстить внешности главной героиниХоть Сонька и не была красавицей, о ее женском обаянии ходило не меньше легенд, чем о воровских проделках. Например, однажды ей удалось влюбить в себя тюремного надзирателя и сбежать из Смоленской тюрьмы, куда она была определена на каторжные работы.

Правда, свобода оказалась недолгой: за новые преступления и побег с каторги Сонька была отправлена на Сахалин, откуда безуспешно пыталась сбежать, а в 1902 году умерла от простуды.

На СахалинеВстречу с ней в 1890 году задокументировал Антон Чехов в своей книге “Остров Сахалин”:

Это маленькая, худенькая, уже седеющая женщина с помятым, старушечьим лицом <...> Глядя на нее, не верится, что еще недавно она была красива до такой степени, что очаровывала своих тюремщиков”.

В Москве на Ваганьковском кладбище есть памятник, посвященный Соньке Золотой Ручке. Существует версия, согласно которой изваяние появилось благодаря одесским мошенникам - большим почитателям Сонькиного таланта.

Памятник исписан просьбами в духе: “Соня, научи нас быть хорошими ворами”.

Как братья-одесситы “надули” Лувр

Братья Шепсель и Лейба Гохманы - купцы третьей гильдии - держали в Одессе магазин колониальных товаров, ювелирных изделий и промышляли торговлей археологическими редкостями.

В какой-то момент стало понятно, что редкостей попадается досадно мало, зато количество желающих эти редкости купить на удивление велико.

Желая увеличить капитал, в 1891 году Гохманы переезжают в приморский Очаков, где открывают антикварную лавку, торгующую находками из античного города Ольвии. Очаковская “лавка древностей” Гохманов. Сейчас в этом здании работает салон красотыВскоре хитрые предприниматели осознали, что “редкости” необязательно находить, а можно изготавливать самостоятельно, открыв подпольный цех по производству фальшивых находок.

К концу XIX-началу ХХ века преступная индустрия подделок античных ценностей разгулялась настолько, что торговать ими на территории Российской империи стало небезопасно, и Гохманы решились на неожиданную по своему размаху авантюру.

Мастерская по фальсификации древностей В 1896 году Шепсель Гохман прибыл в Вену, отправившись в Императорский музей искусств. Он предложил руководству музея купить у него уникальные античные находки (коронным приемом было предлагать покупателю настоящие артефакты вперемежку с подделками), среди которых была золотая тиара скифского царя Сайтоферна.

Эксперты признали тиару шедевром, но у Венского музея не нашлось запрашиваемых Гохманом 100 тысяч рублей.

Зато у австрийского антиквара Фогеля и маклера Шиманского такие деньги нашлись, после чего они перепродали “ценность” парижскому Лувру, чьи эксперты также пришли от находки в восторг.

Тиара царя Сайтоферна, проданная ЛувруТиара заняла почетное место в одном из самых посещаемых музеев мира, а толпам туристов и парижан не терпелось взглянуть на покупку века.

Афера была раскрыта только в 1903 году. В газете “Матен” появилось заявление ювелира, который поведал, что гордость Лувра была изготовлена его одесским коллегой Израилем Рухомовским, а ее история - выдумана.

Администрация музея пришла в ужас и была вынуждена начать расследование. Тиару изъяли из экспозиции, а Рухомовского вызвали в Париж.

Израиль РухомовскийЮвелир сумел доказать свое авторство, изготовив по памяти фрагмент скандально известной тиары и поведал, что два господина попросили его изготовить ее в качестве подарка на юбилей некому “видному археологу”. За всю работу скуповатые заказчики заплатили лишь 1800 рублей, хотя специалисты Лувра оценили работу в 200 тысяч франков!

Царскую тиару переместили в зал декоративного искусства, а прославившийся Рухомовский вместе с семьей перебрался в Париж, где разбогател на заказах. Его работа “скифского царя” осталась в Лувре, где частенько мелькает на выставках самых знаменитых подделок.

Шепсель и Лейба Гохманы продолжили свое дело, безнаказанно сбывая в частные коллекции и музеи фальшивые ценности через подставных лиц.

Памятная доска на доме оскандалившегося ювелира

Дворяне-аферисты. “Клуб червонных валетов”

Едва ли не самая известная в России группа аферистов возникла в 1867 году в подпольном игорном доме купца Иннокентия Симонова.

Столь “изящное” название было заимствовано из цикла авантюрных романов “Похождения Рокамболя” французского писателя Пьера Понсон дю Террая, ведь в шайку входили в основном представители высших сословий, которые планировали совершать сложные махинации, а не заниматься банальным разбоем.

Председателем был избран сын генерала Павел Шпеер, служивший в Московском городском кредитном обществе.

Члены шайки держали притон на Тверской улице, поддерживали роскошный образ жизни, представляясь аристократами (а многие ими и являлись) и втирались в доверие к состоятельным жертвам.

Первым делом мошенники крепко подпоили потомственного купца Клавдия Еремеева и выманили подписи на долговых обязательствах, которые заверили у нотариуса, входившего в шайку. Попойка стоила купцу целого состояния, а дело Еремеева стало началом цепи уголовных дел против банды мошенников.

В 1874 году аферисты разослали по разным городам сундуки с “готовым бельем” и “пушным товаром”, оценив каждый в 950 рублей и отправив за счет заказчиков. Страховые расписки грузоперевозчика считались ценными бумагами и принимались банками в залог за кредиты. Обналичив такую расписку, можно было получить до 75% от указанной стоимости - большие деньги по тем временам!

Пока сундуки дожидались своих получателей, которые так и не явились, аферисты успешно обналичили указанные расписки и скрылись.

Срок хранения посылок истек, и они стали собственностью “Российского общества морского, речного и сухопутного страхования и транспортировки кладей”. Когда страховщики вскрыли сундуки, то были крайне обескуражены: внутри не было никакого заявленного белья, а лишь ящички, вложенные друг в друга по принципу матрешки.

В самом маленьком ящике лежала книга “Воспоминание об императрице Екатерине II по случаю открытия ей памятника”. Как оказалось, за небольшую плату “валеты” вызвались вывезти залежавшийся тираж книги с типографского склада, заработав еще и на этом.

Тогда афера сошла мошенникам с рук, поскольку была проведена полностью в рамках закона.

Однако, как и следовало ожидать, преступникам не удалось уйти от правосудия, и с 1875 по 1877 год все члены “Клуба червонных валетов” были по очереди выловлены и отданы под суд.

Обвинения были выдвинуты против 48 человек, 36 из которых происходили из высших слоев общества. Даже женская часть подсудимых состояла из самых различных персон: от от княжен до проституток.

Подсудимые держались в суде фривольно: шутили, язвили, хвастались “подвигами” и кривлялись.

Поговаривают, что после заседания некоторые обвиняемые даже ухитрялись пить шампанское с дамами.

Большинство обвиняемых было приговорено к ссылке в Сибирь, несколько - к отправке в арестантские роты, а 19 предполагаемых членов банды - оправдано.

Купец Симонов, в чьем игорном доме было положено начало скандальному преступному кружку, был разорен и отправлен в работный дом, а вот председатель Шпеер скрылся от следствия, прихватив с собой внушительную кассу.