“Крошево-месиво и галиматья”. Что писали в СССР о голливудских фильмах

Facebook
ВКонтакте
share_fav

Советская критика часто подвергала разбору продукцию западного кинематографа. Забавно, что зачастую даже ту, которую советским зрителям увидеть было не суждено. При этом в число разносимых картин входили и признанные шедевры. Главным, а порой и единственным их грехом было несоответствие учению марксизма-ленинизма (которое, как известно, “всесильно, потому что оно верно”).

“Умный журнал” вспоминает самые яркие критические стрелы, выпущенные в знаменитые западные фильмы отечественными бойцами идеологического фронта.

Мудрые гномы с ослиными ушами

Легендарный фильм Джорджа Лукаса удостоился отзыва в советской печати уже в год своего выхода - 1977. Произошло это в “Литературной газете”, где была опубликована заметка Юлии Варшавской под названием “Космические киноужасы”.

Заголовок несколько странный, потому что хоррором “Звёздные войны” назвать трудно, но именно в таком ключе их пытались изобразить в СССР.

Забавны были и описания героев картины советскими авторами. В упомянутой заметке Варшавской они перечислены так: «Некая круглолицая принцесса, деревенский юноша,

старый рыцарь Круглого стола,

человек-обезьяна

и два робота. Один из них, громадный позолоченный робот Трипио, наделен человеческой речью, другой, Арту-Дету, похож на автомобиль и изъясняется „звездными“ сигналами».

Или вот такой пассаж Александра Кукаркина из его книги “Буржуазная массовая культура”: «...мудрые гномы с шестью причудливыми пальцами на руках и ослиными ушами на головах, обладающие магической силой мыслью поднимать из болот засосанные тиной межпланетные корабли».

А вот известный киновед Елена Карцева с обликом главного злодея фильма явно что-то напутала: «...Дарт Ведер, не расстающийся с рогатым шлемом, делающим его похожим на дьявола».

О втором отрицательном персонаже она отозвалась шутливо: «...Мофф Таркин, угрюмый аскет в полувоенном френче, на котором, как наградные планки, размещены клавиши телекса».

В той же книге “Голливуд: Контрасты 70-х” Карцева поделилась и другими мыслями насчёт двух героев: «Если созвучие имен — Дарт Ведер и Дар Ветер (человек коммунистического будущего из всемирно известного романа Ивана Ефремова „Туманность Андромеды“) — можно счесть случайным совпадением, то помощник главного злодея наделен куда более определенными чертами. У него русифицированная фамилия Таркин, а его внешний вид и одежда уже вполне явственно напоминают о коварных большевиках, какими они часто выглядят в антисоветских фильмах».

Несмотря на вал критики, ещё при жизни СССР, в 1990 году, фильм Лукаса всё-таки добрался до советских экранов. К нему даже были нарисованы постеры, один из которых выглядел так:

Больное воображение косноязычного идиота

Ещё до того, как Сильвестр Сталлоне появился в фильмах с явным антисоветским уклоном, он уже удостоился критики в СССР. Казалось бы, за что критиковать первую часть “Рокки” - историю успеха простого парня пролетарского происхождения?

А вот за что: «...создание подобной картины – весьма характерный пример того, сколь укоренилось в сознании и подсознании многих американцев упование на жар-птицу удачи, которая уж если и не прилетит к тебе в реальной жизни, то хотя бы на мгновение осенит крылом с киноэкрана».

А уж когда Сталлоне стал сражаться с советскими офицерами во Вьетнаме (“Рэмбо: Первая кровь 2”) и советскими боксёрами на ринге (“Рокки 4”), за него взялись по первому разряду. В 1986 году в журнале “Советский экран” появилась статья Юрия Устименко, специально посетившего в Америке показы этих двух картин.

Помимо общей критики американского общества и правительства, журналист прошёлся и по бедняге Сильвестру лично: «”Рокки-IV” следует по пятам за “Рэмбо”, плодом больного воображения исполнителя главной роли, режиссера и сценариста обоих фильмов Сильвестра Сталлона. Как-то мне случилось наблюдать его выступление по калифорнийскому телевидению. «Мой герой (Рэмбо и Рокки, надо понимать — Ю. У.) несет послание людям — промямлил он. — Это не мое послание. а послание американскому народу...» Оратор запинается. Говорить ему трудно и непривычно: весь текст Рэмбо легко укладывается на одной машинописной странице. «Против, — продолжает Сталлон, шумно сглотнув слюну и после новой паузы — сил зла»... Пауза. «Можно сказать» — заключает он с видимым облегчением, осознав, что сумел что-то произнести самостоятельно, без репетиций и суфлера».

Мещанская галиматья

Досталось от советских критиков и классическим голливудским мюзиклам. Так, о картине Роберта Уайза “Звуки музыки”, получившей в 1966 году пять премий “Оскар”, киновед Янина Маркулан отзывалась следующим образом: «Если изъять из фильма музыку, талант Джули Эндрюс, то останется мещанская галиматья, глупейшая побасенка. Музыка, красивые пейзажи, обаятельная героиня заставляют зрителя проглотить все это крошево-месиво и испытать при этом даже нечто вроде удовольствия».

Другой классический музыкальный фильм того же режиссёра, “Вестсайдская история” 1961 года, получивший аж 10 “Оскаров”, был осмыслен неким М. Федоровичем, методистом городской дирекции киносети Петропавловска-Камчатского.

В газете “Камчатская правда” от 18 мая 1980 года он сокрушался о судьбах героев: «Во имя чего ненавидят и убивают друг друга эти парни? Почему нож и пуля стали единственными аргументами, с помощью которых они утверждают себя в жизни?... В стране, где основными постулатами общества издавна считаются социальное неравенство и расовая дискриминация и где молодое поколение с первых мгновений пропитывается их духом, иных результатов ожидать не приходится». Интересно, был ли Федорович в курсе, что сюжет мюзикла основан на шекспировской “Ромео и Джульетте”?

Милитаристы и расисты правят бал

Часто свой анализ фильмов советские критики основывали на политических событиях, происходившими в мире - даже если никакой явной связи не просматривалось. Например, уже упомянутая Янина Маркулан в той же книге “Киномелодрама. Фильм ужасов” углядела тонкий подтекст в голливудском дебюте Барбры Стрейзанд - мюзикле “Смешная девчонка”:

«Американский зритель хорошо знал, что Барбра Стрейзанд вышла из бедной еврейской семьи (как и ее героиня в „Смешной девчонке“, Фэнни Брайс). Знал он и о том, что знаменитый Омар Шариф — египтянин. Фильм снимался в период израильско-египетского конфликта, и такое внеэстетическое обстоятельство, как национальность исполнителей, сыграло свою роль…. Режиссер Уильям Уайлер сделал многое, чтобы наделить Фэнни добродетелями, и не пожалел черных красок для Ника… Может быть, это случайное стечение обстоятельств, и постановщикам в голову не приходило все это? Вряд ли. Страсть Голливуда к любым спекуляциям известна, авторы фильма не могли пройти мимо такого факта».

Что касается фильмов, посвящённых войне США во Вьетнаме, то они могли вызвать шквал критики, даже если не прославляли американскую армию и не содержали советских персонажей. Так произошло со знаменитой оскароносной драмой “Охотник на оленей” с Робертом Де Ниро в главной роли (изображавшей, по иронии судьбы, жизнь американцев русского происхождения, причём из рабочего класса). Один из самых маститых советских критиков Георгий Капралов назвал эту ленту «злобно антисоветской», чей «образный, эмоциональный строй… выражает крайнюю неприязнь, мягко говоря, его создателей к вьетнамцам. Все они изображены так же, как когда-то в самых злобных расистских поделках Голливуда изображались негры».

На Западе - дети и сумасшедшие

Выносили советские кинокритики и общие приговоры (а иногда - диагнозы) западной культуре. Тот же Капралов в вышедшем в 1971 году сборнике “Мифы и реальность” заявил следующее: «Нашествие шизофренических героев – следствие объективных условий жизни современного буржуазного мира, где, согласно медицинской статистике, почти каждый второй или третий страдает серьезным психическим расстройством». Никакой статистики, правда, при этом не предъявив.

Лив Ульман в “Персоне” Ингмара Бергмана - одна из таких “шизофренических героинь”А ещё один видный киновед Ромил Соболев в 1981 году передал большой привет в день сегодняшний, всем поклонникам “Марвел” и “ДиСи”, чьи герои уже почти десять лет не сходят с экранов всего мира: «Какими бы потенциальными возможностями ни обладали комиксы, их массовая, подавляющая часть продукции рассчитана именно на человека с интеллектом если не грудного, то все же младенца».

Шах и мат, бэтменолюбы!