Нобель. Разоблачение работы "на показатель"

Нобель. Разоблачение работы "на показатель"

Polit.ru

Объявлены лауреаты премии памяти Альфреда Нобеля по экономическим наукам, которую традиционно имеют экономической Нобелевской премией. В 2016 году ими стали Оливер Харт (Гарвард) и Бенгт Хольмстрём (Массачусетский технологический институт). Премии они удостоились за вклад в теорию контрактов.

Напомним, формально Нобелевская премия по экономике называется премией по экономическим наукам памяти Альфреда Нобеля, поскольку ее учредил не сам знаменитый шведский изобретатель, а Банк Швеции (Riksbank) в 1968 году. Впервые премию вручили в 1969 году.

О том, кому в этом году достанется «нобелевка» по экономике, гадали достаточно давно. Большинство экспертов полагали, что премии удостоятся макроэкономисты. Что касается конкретных имен вероятных лауреатов, то среди них чаще всего, если судить по конкурсу, организованному Научно-исследовательским институтом Высшая школа экономики, Оливер Бланшар, Пол Ромер и Роберт Барро.

Чуть реже называли Дарона Асемоглу, Эдварда Лейсира и Марка Мелица. Ни Харт, ни Хольмстрём не попали даже в десятку самых упоминаемых претендентов на премию.

В то же время профессор Российской экономической школы, председатель Ученого совета РЭШ Сергей Измалков в беседе с «Полит.ру» отметил именно Харта и Хольмстрёма в числе тех, кто заслуживает награждения, и именно за их работу в области теории контрактов.

Оливер Харт и Бенгт Хольмстрём

Возможными претендентами на премию профессор Измалков также посчитал Мартина Вайцмана, Уильма Нордхауса и Роберта Таусенда за труды в области экономики окружающей среды и экономики развития. Кроме того, по его мнению, в шорт-лист тех, кто наверняка получит премию в течение 20 лет также могут быть включены Эрнст Фер, Дарон Асемоглу и Марк Мелиц.

Примечательно, что в данном случае премия досталась не макроэкономистам и дана была не за чистую теорию, а за разработку, касающуюся самой что ни на есть жизненной стороны дела, подчеркнул в беседе с «Полит.ру» Виталий Тамбовцев, доктор экономических наук, профессор и заведующий лабораторией институционального анализа экономического факультета МГУ.

«Хольмстрём уже, наверно, несколько десятков лет работает в этой области. Он – человек чрезвычайно известный, и прежде всего – за счет модели так называемой «агентской проблемы», agency problem.

О чем идет речь? Если вы кому-то что-то поручили сделать, но не можете наблюдать за каждым его шагом, у того, кому вы поручили это, появляется масса возможностей как-то его избежать. Эта ситуация повсеместна: в организациях, где есть начальники и подчиненные, там, где есть контракты – везде.

Вот мы заключили соглашение, но вы же не будете следить за каждым моим шагом? Ну, и я, соответственно, выполняю это как хочу, стремлюсь к каким-то показателям, зафиксированным в контракте, а все остальное – на мое усмотрение. В привычных нам терминах частный случай этого дела – это так называемая работа на показатель. Это то, на чем рухнула советская экономика – на работе на показатель.

Если помните, вот это все: «советские транзисторы – самые крупные в мире», «завод металлоизделий отчитался одним гвоздем весом в одну тонну» (потому что измерялось в тоннах – так вот вам, пожалуйста, один гвоздь весом в тонну и сдан). Ну, и так далее, и так далее – это проблема, что называется, вечная и всегдашняя.

Хольмстрём всем этим занялся (это было еще в конце 1970-х – начале 1980-х годов), и с тех пор была создана очень развитая теория, которая показывает, чего делать нельзя. И, в частности, то, чего делать нельзя – какие показатели не стоит задавать, как не надо стимулировать – это во многом то, что сейчас делается во всем мире в связи с так называемым новым государственным менеджментом.

У нас это всякие нелепые эффективные контракты, которые внедряются в здравоохранение, в образование. Хотя экономическая теория уверенно говорит: «Не надо этого делать.»

Планерка в офисе / pixabay.com

Так что, я считаю, это направление в теории контрактов действительно очень важно. И, может быть, то, что эти разработки признаны, может, как-то охладит пыл «реформаторов» в социальной сфере. Поскольку здесь работа на показатель – в действии. И это далеко не только у нас известно, просто на Западе всю эту чехарду с работой на показатель, KPI (Key Performance Indicators, ключевые показатели эффективности, то есть показатели деятельности подразделения или предприятия, которые помогают организации в достижении стратегических и тактических целей – прим. ред.) и так далее, проходили лет 20-30 назад и вроде бы начинают отползать от этого, а мы и сейчас еще грудью вперед, извините за выражение, к новым победам.

Вот в чем тут изюминка, как я понимаю.

Я, к сожалению, не следил за работами Хольмстрёма последних нескольких лет, но думаю, что премия выдана за те давние труды, которые положили основу целому направлению. Они широко используются, и в теории фирм это применяется. Так что Хольмстрём – основатель направления. Ну, и Харт – его давний соавтор, они вместе писали и исходные статьи, и сейчас работают вместе.

С моей точки зрения, это награждение очень оправданно. И важно, что награждена была не макроэкономика. Макроэкономика же вообще к жизни отношения не имеет – это особая область, там своя жизнь. А это как раз актуальная жизненная область экономической теории», – объяснил Виталий Тамбовцев.

посмотреть на Polit.ru