300 граммов паники. Почему резерв хлеба в Петербурге — это не война

300 граммов паники. Почему резерв хлеба в Петербурге — это не война

Аргументы и Факты

Напряженная обстановка в мире вызывает у граждан тревогу, которая периодически доходит до границы паники. 10 октября общественность была взбудоражена новостью о том, что губернатор Санкт-Петербурга Георгий Полтавченко якобы утвердил нормы выдачи хлеба жителям города на случай войны.

Как пишет петербургское интернет-издание «Фонтанка», за счет продовольственных резервов петербуржцам гарантируют получение 300 граммов хлеба в сутки в течение 20 дней. Такое решение 6 октября утвердил губернатор Полтавченко.

Речь идет о создании запасов сельскохозяйственной продукции в целях обеспечения продовольственной безопасности города.

Они состоят из неснижаемого («неприкосновенного») и оперативного резервов зерна: ржи и пшеницы.

Согласно новому постановлению общий объем запасов в ближайшие три года составит не менее 69,7 тысячи тонн. Неснижаемый запас составит 31 тысячу тонн. Как подсчитали журналисты «Фонтанки», этого хватит для обеспечения петербуржцев трёхсотграммовым пайком хлеба в течение 20 дней.

Как отмечают журналисты, гарантированная двадцатидневная норма обеспечения горожан хлебом вводится впервые. Кроме того, вступивший в силу с 1 января 2016 года городской закон не допускает снижения достигнутого уровня обеспечения продовольственной безопасности.

Материал мог бы не носить шокирующего характера, если бы не заголовок: «Полтавченко утвердил продовольственные нормативы на случай войны».

Вопрос «продовольственной безопасности»

Именно с таким заголовком информация разошлась по другим СМИ, и вскоре в соцсетях появились тревожные вопросы: неужели война на пороге?

Чтобы понять, насколько обоснована тревога, стоит обратиться к первоисточнику: постановлению Правительства Санкт-Петербурга от 6 октября 2016 года под названием «О мерах по реализации Закона Санкт-Петербурга "Об обеспечении продовольственной безопасности и поддержки сельскохозяйственного производства в Санкт-Петербурге"».

Нужно заметить, что речь идёт не о принятии абсолютно нового документа, а лишь о внесении изменений в уже существующие.

В законе «Об обеспечении продовольственной безопасности и поддержки сельскохозяйственного производства в Санкт-Петербурге» говорится: «Продовольственная безопасность — состояние экономики и социальной сферы Санкт-Петербурга, при котором достигается продовольственная обеспеченность населения Санкт-Петербурга и гарантируется физическая и экономическая доступность сельскохозяйственной продукции, сырья и основных видов продовольствия, соответствующих требованиям законодательства Российской Федерации о техническом регулировании, с учётом рациональных норм потребления пищевых продуктов».

«Региональный продовольственный фонд Санкт-Петербурга — государственный запас сельскохозяйственной продукции, сырья и продовольствия, являющийся собственностью Санкт-Петербурга, используемый для обеспечения срочных потребностей Санкт-Петербурга, а также проведения мероприятий по стабилизации товарного рынка Санкт-Петербурга, состоящий из неснижаемого и оперативного запасов».

«Неснижаемый запас регионального продовольственного фонда Санкт-Петербурга — минимально допустимый запас основных видов сельскохозяйственной продукции, сырья и продовольствия, используемый в целях обеспечения срочных потребностей Санкт-Петербурга и проведения мероприятий по стабилизации товарного рынка Санкт-Петербурга».

«НЗ» для города на Неве

Обращает на себя внимание то, что в документе нигде не фигурирует слово «война». Нет его и в постановлении, утверждённом 6 октября 2016 года.

Тот самый пункт, который вызвал наибольшее возбуждение, звучит так: «1.3. Дополнить пункт 3.1 Положения 1 абзацем следующего содержания: "Объём неснижаемого запаса должен составлять не менее 20-дневного объёма Продовольственного фонда, утверждённого Правительством Санкт-Петербурга на соответствующий год и на плановый период"».

Имея данные об утвержденных объемах неснижаемых запасов хлеба, двадцатидневном периоде и населении Петербурга, журналисты получили трёхсотграммовый паёк хлеба «на случай войны».

Надо понимать, что подобная информация вызывает нервную дрожь у многих, а особенно у жителей города, который пережил блокаду.

Но всё дело в том, что появление у города хлебного «НЗ» на фиксированное количество дней отнюдь не обозначает подготовку к военным действиям.

Запас на «крайний случай» может потребоваться и при стихийных бедствиях, и при чрезвычайных ситуациях невоенного характера, и при возникновении кризиса поставок.

Знатоки истории с лёгкостью вспомнят, что кризис хлебных поставок в Петроград в феврале 1917 года стал причиной беспорядков, вылившихся в Февральскую революцию. При этом хлеб в стране был, но из-за проблем с перевозками в столицу империи он не поступал.

Само по себе появление фиксированного двадцатидневного периода скорее говорит о расширении возможностей в создании запасов на «крайний случай», нежели о том, что этот случай уже наступил.

Один из распространённых мифов о Великой Отечественной войне гласит, что причиной голода в блокадном Ленинграде стало уничтожение Бадаевских складов. Это неверно: запасы, хранившиеся там, могли обеспечить город на очень краткий период времени. Крупны мегаполис обеспечивается не за счёт стратегических запасов, а за счёт регулярных поставок.

Кто на самом деле готовит запасы на случай войны

Тем же, кто так и не может успокоиться после петербургского «хлеба на случай войны», необходимо вспомнить о существовании такой организации, как Федеральное агентство по государственным резервам (Росрезерв).

На эту организацию возложены функции по формированию, хранению и обслуживанию запасов государственного материального резерва, предназначенных для обеспечения мобилизационных нужд Российской Федерации, неотложных работ при ликвидации последствий чрезвычайных ситуаций, оказания государственной поддержки различным отраслям экономики, организациям, субъектам Российской Федерации в целях стабилизации экономики при временных нарушениях снабжения важнейшими видами ресурсов и продовольствия, оказания гуманитарной помощи и оказания регулирующего воздействия на рынок.

«Обеспечение мобилизационных нужд» — это и есть то, что в просторечье называется «на случай войны».

Свою историю этот орган ведет с 17 октября 1931 года, когда постановлением Совнаркома СССР был создан Комитет резервов при Совете Труда и Обороны. В ведение Комитета резервов были переданы все мобилизационные запасы, находившиеся в разных учреждениях и на предприятиях, а также мобилизационный и государственный хлебные фонды, ранее находившиеся под управлением Народного комиссариата по снабжению.

С того самого момента и по сей день структура, ныне именующаяся Росрезерв, непрерывно работает над формированием, хранением и обслуживанием резервов, в том числе и хлебных.

Сколько и чего на самом деле в данный момент хранится в Росрезерве — государственная тайна. Зато известно, что накопленные запасы должны в случае необходимости обеспечить потребности армии, вступившей в войну, а также гражданского населения, в течение нескольких месяцев.

Эта работа не прекращается никогда, вне зависимости от того, что происходит: разрядка или новая «холодная война».

посмотреть на Аргументы и Факты