Холодная войнушка. Почему Путин плохо понял Оруэлла

Холодная войнушка. Почему Путин плохо понял Оруэлла

Деловая столица

Путину очень нужно, чтобы ситуация походила на начало холодной войны. Однако новая холодная война закончилась так и не начавшись

С самого начала российской агрессии против Украины удивительным казался один момент. Произнесенная Путиным Крымская речь слово в слово повторяла речь Гитлера после аннексии Судет. Идея "русского мира" намекала на Российскую империю и СССР одновременно. Признание, что российский ядерный потенциал в дни оккупации Крыма был приведен в боевую готовность напоминало о Карибском кризисе. Так зачем же Владимиру Путину, стремящемуся к особому месту в истории, так усиленно подражать кому-то другому? Возможно для того, чтобы избежать сравнения другого, менее приятного, но более точного.

8 октября, глава МИД ФРГ Франк-Вальтер Штайнмайер в интервью изданию "Bild" рассказал, что нынешняя ситуация в мире опаснее, чем во времена холодной войны."Причин конфликта между Россией и США становится все больше. Кажется, что исчезает последнее доверие. Если так пойдет и дальше, мы вернемся во времена конфронтации между двумя крупнейшими странами", - сказал он и добавил, что сравнивать ситуацию со временами холодной войны не верно. По мнению Штайнмайера, актуальные региональные конфликты и все уменьшающееся влияние крупных стран делают мир для политиков "гораздо более непредсказуемым". Далее министр уже традиционно призвал США и Россию к продолжению диалога.

Заместитель главного редактора пропагандистской российской газеты "Завтра" Владислав Шурыгин высказался о "резком военно-политическом обострении в российско-американских отношениях" более красочно. "Я думаю, что в непрерывном обсуждении оружейного плутония было упущено главное - абсолютно ультимативные требования к США, которые они ни при каких условиях выполнять не будут!.. Мы 24 года признавали себя проигравшими в холодной войне, жили не поднимая головы. "Да, господин! Мы партнеры, господин! Наши западные партнеры..." Теперь, считай, взбунтовались. Холодная война началась! И пленных в ней брать не будут," - говорит Шурыгин, напоминая, что "брать" они будут едой и деньгами. Впрочем, как и СССР, когда холодная война закончилась его поражением.

Впервые выражение "холодная война" употребил Джордж Оруэлл 19 октября 1945 года в статье "Ты и атомная бомба" для британского еженедельника "Tribune". Так как прогнозы автора антиутопии "1984" в случае с Россией исполняются буквально, то и к его взгляду на холодную войну стоит присмотреться более внимательно. Рассуждая о новых видах оружия Оруэлл писал, что появление атомной бомбы может привести к возникновению 2-3 чудовищных сверхгосударств, которые став непобедимыми находились бы в состоянии постоянной холодной войны. "Предположим, - и это действительно вероятно - что развитые нации примут негласное соглашение никогда не использовать атомную бомбу друг против друга. Предположим, что они лишь будут использовать ее (или угрозу ее применения) против людей, которые не могут ответить тем же. В этом случае мы возвращаемся туда, где мы были раньше, с той лишь разницей, что власть сосредоточена в еще меньшем количестве рук, и что перспективы покоренных народов и угнетенных классов еще более безнадежны" - пишет Оруэлл.

Холодная война - политологический термин, обозначающий период глобального геополитического, военного, экономического и идеологического противостояния 1946-1989 годов между СССР и США. Геополитический, экономический, да и военный потенциал России и США сегодня не идет ни в какое сравнение. Что же касается идеологической подоплеки современного российского режима, то "русский мир" на глобальную идею, мягко говоря не тянет. Кремль стремиться пошатнуть влияние Соединенных Штатов, развалить ЕС, НАТО и систему международного права. Это не конкуренция. Это терроризм - разрушение ради дестабилизации и нагнетания страха.

Формальным началом холодной войны считается 5 марта 1946 года, когда Уинстон Черчилль произнес свою знаменитую Фултонскую речь, где выдвинул идею создания военного союза для борьбы с мировым коммунизмом. "От Штеттина на Балтике до Триеста в Адриатике, железный занавес протянулся поперек континента... Коммунистические партии, которые были очень небольшими во всех восточных государствах Европы, дорвались до власти повсюду и получили неограниченный тоталитарный контроль... Факты таковы: это, конечно, не та свободная Европа, за которую мы боролись". В ответ Сталин сравнил Черчеля с Гитлером и обвинил его в призывах начать войну против СССР.

Путин, аннексировав Крым и утюжа авиабомбами Алеппо, тоже обвиняет США в подготовке войны против России. Россия оказывает финансовую, военную и дипломатическую помощь всем мировым маргиналам и душегубам. Только если СССР уже обладал геополитическим весом, когда расширял сферу влияния, то Владимир Путин оказывает поддержку неспособным к выживанию марионеткам, как раз в надежде получить геополитическое влияние и записать вечно встающую с колен Россию в сверхдержавы.

Владимиру Путину очень нужно, чтобы ситуация походила на начало холодной войны. Намеки на "разделения мира" и некие "красные линии", должны скрыть тот факт, что новая холодная война закончилась так и не начавшись. Никакой супердержавы России попросту не существует. Есть огромная Северная Корея, нагнетающая обстановку ради пропитания. Что делать с Кореей мир прекрасно знает. Не дать ей дорасти до сверхдержавы, расширяющей сферы влияния на соседей. Перед нами не холодная война. Это имперский горячечный бред о геополитическом противостоянии супердержав, который лучше не поддерживать некорректными историческими параллелями.

Конец холодной войны - "новая внешнеполитическая доктрина Советского Союза", объявленная Горбачевым, были фактическим признанием зависимости экономики СССР от западных технологий и кредитов. Оружие современного мира - деньги и передовые технологии. У современной России деньги и еда кончились уже сейчас. Да и с технологиями дела обстоят не лучшим образом. "Плутониевом ультиматумом" Путин признался, что Россия безоружна в новом противостоянии, который она же и спровоцировала. Поэтому стоит послушать Оруэлла, а не Штайнмайера. В холодной войне воюют развитые нации, а не обезумевшие шантажисты. Пусть и ядерные.

посмотреть на Деловая столица