Александр Баунов: Мечта античного авиатора

Facebook
ВКонтакте
share_fav

Колонки

Уже в воскресенье должен был быть в Москве, но греческие авиадиспетчеры запланировали на эти дни борьбу за права трудящихся, то есть себя, подрывая единственную ритмично работающую отрасль греческой экономики — продажу солнца, соленого воздуха, эгейской синевы и памяти об общем детстве человечества. Борьба должна была продлиться четыре дня с перерывом на один, в который предполагалась срочная эвакуация самолетами Air France, KLM, МЧС и люфтваффе туристов, заночевавших под придорожным кипарисом. Кроме того, что до шести утра ночь с субботы на воскресенье пришлось провести, выясняя, когда и через что «Эгейские авиалинии» отправят нас в Москву, где ночь под кипарисом невозможна, так как любые два часа, проведенные на улице без скафандра, гарантируют верную смерть от переохлаждения, я не пострадал. Живу не в аэропорту и не у дороги, а в особняке у друзей среди старинных книг, а это мало отличается от моей обычной рабочей обстановки.

Находясь в таких тепличных условиях, я даже начал понимать борющихся диспетчеров. В самом деле, за две недели в Греции кассовый чек в ресторане, кафе, таверне, кафе-закусочной я видел ровно два раза, все остальное — каракули ручкой на бумажке с цифрами (хорошо, я их могу прочесть, а как опознают в них съеденное те, кто не читают греческой скорописи?). В гостиницах картой платил один раз. Остальное по системе — «Букинг.ком» на один день, потом со скидкой хозяевам наличными без малейших следов бронирования в интернете или банковской системе. Машины в аренду на островах местные бюро выдают за наличные без карт. Ясно, что все эти деньги никоим образом не появились на дневной, аполлонийской стороне греческой (и европейской) экономики, а только на темной дионисийской. Рождение трагедии из духа музыки.

Но это что. Бывшая коллега по посольской работе рассказала мне, как знакомые врачи проводят нигде не зарегистрированные хирургические операции за наличные. Не на дому, слава Асклепию, а в клинике. Первичный прием и консультация проходят по кассе, а дальше приходишь в назначенный день с конвертом евро. Хирург делится с анестезиологом, вторым хирургом, сестрами по вере и братьями по несчастью, и так одна за другой проходят сложные хирургические операции, которых не видит ни один контролирующий орган, кроме святых бессребреников Космы и Дамиана. Иначе, жаловалась хирург, с ее частной практики снимают 56% налога, а грозятся еще больше.

Единственным местом, где всегда пробивали чек согласно купленным билетам, были корабли с острова на остров, хотя и про корабли мне тут рассказали историю. Один серьезный и образованный господин, бизнесмен-интеллектуал должен был вручать европейскую премию греческому острову Нисирос за хорошую работу по сохранению памятников культуры. Но как попасть на остров Нисирос, на котором, между прочим, постоянно проживает 1000 человек? Постоянно — значит, зимой, а летом, стало быть, в десять раз больше: на островах всегда так. 1000 — это много, мне случалось бывать на тех, где постоянное население и 200, и 500, и жизнь кипит, виноград возделывается, дети ходят в школу. На всемирно известном Миконосе всего-то 10 тысяч жителей. Кораблей на Нисирос нигде не числилось.

«Не волнуйтесь, — сказали с понимающей улыбкой серьезному господину, — а берите вашу премию и поезжайте на остров Кос». В порту острова Кос на вопрос о Нисиросе ему с понимающей улыбкой кивнули на соседний причал. Там он взошел на корабль, про который нигде и ничего не было сказано ни в одном расписании, заплатил 14 евро и оказался на Нисиросе. Таким образом, единственным способом попасть на один из не самых маленьких греческих остров оказался безымянный паром, совершающий ежедневные рейсы на Нисирос и обратно по нигде не заявленному, но всем известному расписанию.

И кто после этого сотрудники наземных служб греческих аэропортов? Несчастные неудачники, горбатящиеся за белую зарплату. Правительство не могло не пойти им навстречу. В пять утра авиакомпания прислала смс с объявлением, что забастовка отозвана после выполнения требований авиадиспетчеров. Я прочел ее в восемь утра, когда самолет Афины ― Москва уже весело катился в сторону взлета, оставив своих многочисленных пассажиров с билетами с пересадкой в Цюрихе, Стамбуле, Салониках, Кишиневе и Рейкьявике — всем, что успела на скорую руку подыскать им мечущаяся в панике авиакомпания. Требования выполнены, но, думаю, у авиадиспетчеров и прочего наземного и воздушного персонала есть настоящая мечта. Не отмеченный на карте аэропорт, откуда вылетают в разные направления нигде не зарегистрированные рейсы, а пассажиры приносят наличные капитану воздушного судна, второму пилоту, стюардессам, грузчикам и авиадиспетчерам.

посмотреть на Сноб