Тихий легион: Исламский культурный центр в Бишкеке как мина замедленного действия

Тихий легион: Исламский культурный центр в Бишкеке как мина замедленного действия

Фергана

Окончание. Начало здесь, здесь и здесь

Пока общественность Кыргызстана увлечена проблемами государственного устройства, религиозные мужи продолжают своё наступление. Умы обывателей захвачены идеями и целью президента Алмазбека Атамбаева об изменении Конституции страны. Тем временем в Бишкеке вовсю кипит работа над созданием Исламского культурного центра (ИКЦ), спонсируемого, на минутку, центром ваххабитской идеологии – Саудовской Аравией. В парковой зоне села Маевка недалеко от киргизской столицы, на месте, где планировалось строительство детского сада, полным ходом возводится здание ИКЦ. К чему это может привести? Поразмышляем вместе.

Посол Королевства Саудовская Аравия в Кыргызстане Абдурахман бин Саид Аль-Жума еще в 2014 году обратился к местным властям с просьбой предоставить участок для строительства ИКЦ. По словам дипломата, Исламский центр – это не пропаганда религии, а культурный подход к ней. В центр будут входить мечеть, школа, спортивный зал, конференц-зал и многое другое. Думаю, не следует забывать старую истину: благими намерениями вымощена дорога в ад.

Учитывая показную религиозность главы государства и всего его окружения, я не удивлён, что просьба арабского посла была удовлетворена. В мае 2015 года тогдашний столичный градоначальник Кубанычбек Кулматов встретился с Аль-Жумой и обсудил вопрос о перспективах строительства центра. Посол тогда вкрадчиво отметил, что «неправильно считать, что центр будет предназначен только для мусульман. Он для всех граждан».

В поддержку арабов выступил известный в стране религиовед, директор аналитического центра «Религия, право, политика» Кадыр Маликов: по его мнению, Кыргызстану стоит посмотреть на это с точки зрения экономической выгоды.

«Такие исламские центры уже существуют в мире, например в Мадриде, - цитирует слова теолога Vesti.Kg. - Центр необходим для культурного присутствия и укрепления позиций ислама. А нашему государству стоит извлечь из этого экономическую выгоду. Я понимаю, что многих сейчас волнует вопрос о том, что могут распространяться радикальные течения исламизма. Если центр будет контролироваться на государственном уровне, то этого можно избежать».

В прошлых частях мини-цикла «Тихий легион» я приводил примеры того, как Кадыр Маликов поддерживает развитие и распространение идей религиозного движения «Таблиги Джамаат» на государственном уровне. Также было показано, что государство не всегда хочет, а зачастую и вовсе не в силах контролировать распространение религиозных идей радикального характера, которые вытекают как раз-таки из подконтрольной государству религиозной ветви. Так что все эти рассказы о том, что работу новоявленного Исламского культурного центра власти возьмут под контроль, на деле являются лишь пустыми словами.

Как пример можно привести деятельность подобного центра в 90-х годах прошлого столетия на Северном Кавказе. К созданию ИКЦ здесь приложили руку представители Саудовского Королевства и Катара. Открытый как «центр возвращения ислама в общество», он буквально за пару лет превратился в диверсионно-террористический центр, поставлявший боевиков на фронт кавказской войны, а также готовивший смертников для совершения терактов. Денежные потоки и военные инструкторы также регулярно направлялись из Саудовской Аравии.

Не секрет, что с распадом Советского Союза в страны СНГ ринулись сотни и тысячи проповедников ислама радикального толка, прошедших обучение в исламских школах Саудовской Аравии, Пакистана, Египта и других далеко не благополучных стран. Материальная помощь шла именно со стороны арабских государств. Идеи ваххабизма стали быстро распространяться, причем не без материальной заинтересованности: есть данные о том, что каждый вступивший в ряды ваххабитов получал разовую помощь в 500-800 долларов США (по тем временам большие деньги для нищих постсоветских граждан). Таким образом, исламским проповедникам на Кавказе удалось в короткие сроки реализовать задачи распространения в регионе идей сепаратизма и религиозного экстремизма.

О первой и второй чеченской войнах, думаю, рассказывать не имеет смысла. Про них сняты десятки документальных и художественных фильмов, написаны тысячи статей и репортажей.

Особенностью исламского вооруженного движения на Северном Кавказе стало то, что после 2000 года в его составе были не только местные жители, но и представители соседних республик, не говоря уже об иностранных наемниках. А непосредственными исполнителями терактов на территории России стали представители северокавказских республик.

ИКЦ с иерархической системой исламских общин (джамаатов) стал рассадником ваххабизма. Молодые ваххабиты выступили против традиционных для Северного Кавказа ветвей ислама и старшего поколения. Во многих кавказских республиках количество мечетей в разы превышает количество школ. И несмотря на то, что официальная Москва вкладывает многомиллиардные дотации в кавказский регион, религиозные радикалы по-прежнему активны и затаились в ожидании сигнала к действию.

В 2011 году Верховный суд России удовлетворил иск Минюста о закрытии ИКЦ. Несмотря на отдельные возгласы недовольных, в мусульманской общине поддержали решение суда. Например, закрытие центра приветствовал глава исполкома Всероссийского муфтията Мухамедгали Хузин. По его словам, Исламский культурный центр приносил реальный вред как мусульманскому сообществу России, так и межрелигиозному миру в стране.

Хузин заявил, что глава ИКЦ Абдул-Вахед Ниязов «вместо декларируемых целей исламского просвещения, водил хороводы с известными экстремистами и террористами. Такими как братья Хачилаевы, Дудаев, Масхадов и так далее».

* * *

Понятно, что создание подобного «культурного» центра невозможно в соседних Узбекистане, Казахстане или Таджикистане, где с религиозными радикалами особо не церемонятся. Поэтому аравийские ваххабиты нашли поддержку в лице властей Кыргызстана, а уже отсюда можно будет засылать обученных салафитов в другие страны.

Не надо быть семи пядей во лбу, чтобы понимать, что данный центр в перспективе станет региональным источником распространения не свойственной странам Средней Азии салафитской идеологии, что в дальнейшем приведет к радикализации верующих, а также конфронтации с последователями традиционного ханафитского мазхаба и представителями духовных управлений.

«Дааватисты» из рядов «Таблиги Джамаат» станут распространять не свойственные для нашего региона идеи «салафия». Соответственно увеличение числа их последователей приведет к радикализации части мусульманской общины, в особенности симпатизирующих идеям вооруженного джихада. Всё это приведёт к дестабилизации обстановки в стране и увеличению числа джихадистов, выступающих против основ государственного устройства, выезжающих в зоны боевых действий, а по возвращении жаждущих проводить экстремистскую и террористическую деятельность в регионе.

Ведь, несмотря на заверения властей, раскол в движении «Таблиги Джамаат» набирает силу. А если к ним в «довесок» начнет функционировать Исламский культурный центр, то будет положена основа для потенциального соперничества и открытой конфронтации между сторонниками «чистого ислама» и радикалами в борьбе за влияние на верующих. Учитывая, что авторитет официального духовенства в Киргизии не особенно высок, подпольные салафитские сообщества вступят в противоречие с местными имамами и Духовным управлением мусульман (ДУМК).

И ладно бы, если это касалось только Кыргызстана. Деятельность ИКЦ напрямую повлияет на религиозную ситуацию в сопредельных странах, в том числе путем вытеснения сторонников традиционного для региона ханафитского мазхаба. Одновременно увеличится поток радикальных миссионеров в близлежащие регионы и осложнение на этой почве отношений с соседними странами.

Прогноз, как видим, неутешительный. За всеми государственными спорами обыватели не подозревают, что совсем под боком у них лежит гораздо страшная и опасная мина замедленного действия. И уже сейчас общественность, депутаты, официальное духовенство Кыргызстана, масс-медиа должны поднять этот острый вопрос, чтобы власти не допустили создания в стране Исламского культурного центра. Пока ещё есть время. Но его у нас очень мало.

Аликбек Маматаев

посмотреть на Фергана