Радиоэлектронная борьба российских террористических сил в начальной фазе военного конфликта в Украине.

Информационное Сопротивление

(Продолжение) Начало Другой характерной особенностью радиоэлектронной борьбы начального периода военных действий России на Донбассе стали попытки групп РЭБ создавать и распространять ложную информацию.Распространение дезинформационных сообщений в радиоэфире практиковалось российскими специалистами РЭБ для создания ложных представлений о противнике у командования сил АТО. Нужно сказать, что в начальный период войны мероприятия по радиодезинформации оказались эффективным методом введения в заблуждение украинского командования. Ложные данные в радиоэфире в первые месяцы ведения боевых действий не позволили военному руководству Украины правильно оценивать обстановку. К сожалению, судя по сводкам боевых действий, это случалось не редко.Эффективность дезинформации была довольно высокой и наше командование неоднократно оказывалось втянутым в сценарии пророссийских террористических группировок.В качестве инструмента дезинформации российские специалисты РЭБ использовали не только традиционный диапазон военной радиосвязи (преимущественно УКВ), но и частоты транкинговой и мобильной связи.SMS-войнаОсобая роль в плане дезинформирования личного состава принадлежала развитию нового направления радиоэлектронной борьбы – SMS-войне. Российские специалисты РЭБ остановили выбор на GSM-диапазоне, поскольку каждый военнослужащий сил АТО имел, по меньшей мере, один личный мобильный телефон. А это – превосходный канал доведения необходимых сообщений. И если нужно было распространить дезинформацию, то это можно было сделать, во-первых, массово, во-вторых, с высокой степенью досягаемости объекта и в-третьих, в кратчайший срок. Именно по этой причине личные мобильные телефоны солдат, офицеров, волонтеров, врачей неоднократно использовались для рассылки вражеских SMS-сообщений. Их очевидной целью были:- введение украинских военнослужащих в заблуждение;- оказания на военных психологического давления.На мобильные телефоны украинских военных неоднократно рассылались подготовленные сообщения деструктивного содержания. Например, призывы перейти на сторону «ополченцев народных республик», предупреждения о якобы готовящемся наступлении, планировании обстрелов украинских позиций из артиллерийских систем или подстрекательство солдат и офицеров к массовому дезертирству. Более того, офицеры командования получали сообщения компрометирующего характера, а членам семей командиров рассылали месседжи открыто запугивающего содержания.По своим техническим возможностям, российская техника радиоэлектронной борьбы позволяет не только прослушивать разговоры, но и создавать базы телефонных номеров украинских военнослужащих с их идентификацией. Эти базы десятков тысяч номеров наших солдат использовались для массовой рассылки дезинформационных сообщений.Более того, в открытой печати существует множество подтверждений того, как противник, используя диапазон GSM и транкинговой связи, определял по пеленгу места нахождения украинских военных подразделений. Находящийся у бойца включенный мобильный телефон обозначался на мониторе, как источник радиоизлучения, а десятки таких источников на местности – место скопления личного состава.Выявленные группы источников радиоизлучений (мобильных телефонов, транкинговых радиостанций и других активных радиосредств) подавлялись помехами и накрывались артиллерийским огнем. В первые месяцы войны многие командиры пренебрегали соблюдением условий оперативной маскировки, имеется ввиду ограничением использования радиоэфира. Особенно это касалось личных гаджетов – планшетов, смартфонов, мобильных телефонов. Подобный «командирский скепсис» стоял многих наших потерь.Кроме того, следует вспомнить, что методики «распространения дезинформационных сообщений по телефону» использовались не только в зоне ведения АТО, но для подрыва стабильности внутри Украины. Как раз в это самое время происходили звонки «неизвестных лиц» в информационные агентства, торговые центры, вокзалы, метрополитен с предупреждениями о минированиях объектов массового скопления людей в Киеве, Харькове, Одессе и других городах. По заявлениям СБУ, почти все они были аналогичными по своему характеру и совершались по мобильным телефонам из оккупированных регионов Донбасса и Крыма.Очевидно, подобные проявления методов радиоэлектронной борьбы имели целью создать психологический диссонанс и разбалансировать общественное мнение как в районе ведения боевых действий, так и внутри страны. Подобная дезинформация с использованием средствам связи носила откровенный характер «телефонного терроризма».РадиоимитацияПараллельно с созданием и распространением речевых и текстовых SMS-сообщений, в районах ведения боевых действий на Донбассе стали применяться методы создания ложных целей. В практике мероприятий РЭБ это направление носит название «создание сложной радиоэлектронной обстановки для технических средств разведки противника и имитации проведения операций (боевых действий) в определенных районах». Цель таких мероприятий – отвлечение внимания противника.Подобные мероприятия реализовывались путем резкой активизации переговоров по радиоканалам с соответствующим смысловым наполнением, а также созданием ложных пунктов управления методом имитации необходимого комплекта источников радиоизлучений. Например, в определенном районе одновременно проявили активность 5-7 УКВ-радиостанций, транкинговая сеть и 20-40 мобильных телефонов. Следует отметить, что практика создания ложных целей РЭБ продолжается до сих пор и реализуется российскими группами РЭБ практически по всей линии соприкосновения.Наращивание потенциала РЭБКак мы сообщали в предыдущих материалах, для войны на украинском Донбассе генштаб России привлек части РЭБ Южного военного округа. Основной среди них, 1270 центр РЭБ за полтора года плотной работы стал настоящей базой «обкатки» сил и средств радиоэлектронной борьбы в боевой обстановке. Очевидно, этот фактор сыграл определяющую роль в переформировании Центра РЭБ в полноценную оперативно-тактическую единицу. В декабре 2015 года 1270-й центр радиоэлектронный борьбы ЮВО (воинская часть № 62829) был переформирован в 19-ю отдельную бригаду РЭБ.Начиная с этого времени в Южный военный округ стала поступать самая современная техника РЭБ:БЛА «Леер-3» (для ведения разведки источников излучения);многофункциональные модули помех «Красуха-4» и «Красуха-2» (для подавления, соответственно, линий связи бортовых РЛС самолетов и вертолетов, а также систем ДРЛО);комплексы «Борисоглебск-2В» (для разведки и подавления КВ-линий связи в тактическом звене управления);«Лесочек» (для разведки и подавления УКВ-линий связи в тактическом звене управления, а также подавления каналов радиоуправления взрывными устройствами и предотвращения взрывов фугаса при проезде военных автомобилей и бронетехники) и другие изделия.Помимо российских групп КТК и маневренных групп РЭБ, которые работали непосредственно на украинской территории, в приграничной территории России наблюдались полеты российского самолета дальнего радиолокационного обнаружения и управления (ДРЛОУ) А-50. Факты нахождения воздушного комплекса А-50 у государственной границы Украины неоднократно фиксировались радиолокационными службами и космическими наблюдательными аппаратами.Следует отметить, что борт А-50 координировал работу российских радиолокационных комплексов ПВО и комплексов помех авиации (РЭБ-С), которые были выставлены на боевое дежурство вдоль украинской границы на территории РФ. Однако, информации об их боевом применении в начальной фазе военного конфликта не зафиксировано.***Таким образом, в начальной фазе боевых действий на Донбассе Генеральный штаб ВС России полноценно проводил мероприятия по радиоэлектронной борьбе против украинских сил АТО. С этой целью на оккупированную российскими войсками территорию Украины были переброшены специальная техника РЭБ и откомандированы российские военные специалисты.Кроме того, в ходе боевых действий российские оккупационные силы совершенствовали новые методы ведения мероприятий по радиоэлектронной борьбе – нарушение работы мобильных систем связи, SMS-дезинформирование, радиоразведка мобильных источников радиоизлучений, создание помех системам наземной навигации, имитация работы пунктов управления подразделениями и другое.Вячеслав Гусаров, эксперт по информационной безопасности, ЦВПИ, группа «ИС»

посмотреть на Информационное Сопротивление