Кому достанется украинская земля?

From-UA

После долгих политических дебатов, Верховная Рада вот уже в восьмой раз еще на год продлила действие моратория на продажу сельскохозяйственной земли. Вопрос, вокруг которого давно уже развернулась нешуточная борьба, отложен до 1 января 2018 года. И не факт, что его не отложат ещё и ещё – ведь как за сторонниками, так и за противниками продажи земли стоят огромные деньги.Крах «второй Голландии»Четверть века назад, вместе с обретением независимости и переходам к рыночной экономике, украинцы увлеклись идеей частных фермерских хозяйств. Идеей, пришедшей из телевизора – в котором вислоусые дядьки клеймили коммунистические колхозы и рассказывали, как богато живут голландские и американские фермеры, собирающие фантастические урожаи. «И мы так можем!» - божились они, поясняя, что этого необходимо лишь распустить колхозы и распаевать землю между селянами, так сказать, вернуть её народу. И Украинцы загорелись желанием стать второй Голландией и завались Европу своей фермерской продукцией.Колхозы распустили, землю распаивали, однако фермерами стали менее 5% украинских селян – в основном те, кто исхитрился «прихватизировать» колхозные трактора или умудрился купить собственные. По статистике за 2011-2014 годы, в Украине насчитывалось 40-41 тысяча фермерских хозяйств, которые использовали 4,5 миллиона гектаров сельхозугодий страны - это 11% от 32 миллионов гектаров пашни, 9 миллионов гектаров садов и 79 миллионов гектаров пастбищ. Причем наибольшая часть фермерских хозяйств сосредоточены в южных областях: Одесской, Херсонской, Николаевской и Запорожской. Учитывая, что в украинском селе живут более двух миллионов полных семей , то можно сказать, что первый эксперимент с фермерством в Украине не удался. А для второго пока что нет экономических возможностей ни у селян, ни у государства.Поэтому остальные 95% селян, после нескольких неудачных попыток ведения сельского хозяйства с женой в качестве трактора и тещей в качестве комбайна, вновь сбились обратно в «агропредприятия» или же отдали свои поля в аренду. И с каждым годом число арендаторов в Украине всё увеличивалось: это были и удачливые фермеры с собственной техникой, и развивающиеся агропромышленные компании, и просто посредники, которые сдавали арендованную землю в субаренду, наваривая на этом неплохую маржу.Откровенный крах «второй Голландии» не смутил сторонников фермерства, но теперь уже они начали лоббировать идею свободного рынка земли сельскохозяйственного назначения. По их утверждениям, превращение земли в ликвидный товар позволило бы селянам использовать её как залог для получения банковских кредитов – на покупку техники, топлива и семян. Ну а те, кто фермерским хозяйством заниматься не желает, мог бы продать свой участок «более эффективному собственнику».Казалось бы, вполне логично, к тому же сторонники свободной продажи земли постоянно размахивали своим главным аргументом – примером зарубежных стран, входящих в число главных производителей сельхозпродукции. Однако не успели украинские политики принять законы о продаже-покупке сельхозугодий, как сами же наложили на это «временный» мораторий – продлеваемый вот уже в восьмой раз. Кстати, пока длиться эта тягомотина, около миллиона владельцев земельных паев уже умерли, прижимая к груди бесполезные бумажки.Украинские политики, выступающие как за, так и против продления этого моратория, по инерции всё ещё прикрываются интересами простых украинцев. Каждая из сторон заявляет, что пытается защитить селян от обмана и ограбления. Противники продажи земли вопят, что нынешние держатели земельных паев окажутся в положении украинцев, которые в середине 90-х за бесценок продали аферистам свои «приватизационные сертификаты». Сторонники, напротив, рвут узорчатые вороты своих вышиванок и кричат, что мораторий лишает украинцев права и возможности воспользоваться своим участком, вынуждает их за копейки сдавать его арендаторам.Но если прислушаться к этой демагогии, то можно сделать одно неприятное открытие: все они теперь рассматривают селян исключительно как держателей земельных паев, и не более того. И политики лишь заявляют о том, что они хотят помочь селянам выгодно распорядиться своим паем. А премьер Гройсман и вовсе сказал, что вопрос о снятии моратория нужно решать после принятия компромиссного решения с аграриями. Понятно, что под «аграриями» они мел в виду вовсе не держателей пая в 4 гектара.По существу, к настоящему времени тема развития фермерства в Украине больше не стоит, и все понимают, что землю просто хотят прибрать к рукам крупные «латифундисты». Более того, все понимают, что в нынешний раз мораторий был продлен не ради защиты селян, а в интересах корпораций, уже приступивших к разделу земельного фонда страны.Украинские поля чудесНа сегодняшний день в споре о свободной продаже сельскохозяйственной земли в Украине чаще всего звучат два основных тезиса. Первый - что украинскую землю хотят скупить олигархи и иностранные агропромышленные корпорации . Второй - что украинские олигархи, чиновники и местные власти не хотят допустить свободную продажу земли, потому что им выгодно пользовать её за бесценок. Как видим, олигархам достается больше всего, и это тем более удивительно, что бросающиеся такими заявлениями политики сами являются олигархами или работают на них. Украинская политика – удивительная вещь!Что ж, стоит сразу уточнить один очень важный факт: иностранные АПК не пылают желанием скупить землю в Украине или в любой другой стране мира. Как так? Очень просто: агрокорпорации предпочитают не покупать землю, а брать её в аренду, вкладывая деньги не в чернозем, а в технологии и семена. Если подробно покопаться в отчетности крупнейших АПК, то вы удивитесь, узнав, что собственной земли у них лишь полгектара под главным офисом и парковкой. Точно так же поступают и украинские агрокорпоарции, вот уже два десятилетия ведущие свой бизнес на арендованных землях: в 2012 году двадцать крупнейших из них уже имели в своем «земельном банке» почти 3 миллиона гектаров.На сегодняшний день их земельные «маетки» стали еще больше: «UkrLandFarming» собрал уже 670 тысяч гектаров, а «KERNEL» 420 тысяч гектаров земли. Впрочем, следует знать, что зачастую украинские компании зарегистрированы в оффшорах, и фактически являются иностранными. Например, «UkrLandFarming», «Мрия агрохолдинг» и «Sintal Agriculture Public Ltd» зарегистрированы на Кипре, а своими акциями торгуют на Франкфуртской фондовой бирже.Но украинские законы запрещают иностранным компаниям лишь покупать сельскохозяйственную землю, а в аренду они могут брать её сколько душе угодно! Поэтому среди крупнейших арендаторов украинской земли можно встретить такие чисто иностранные агрокорпорации, как датско-британская «Trigon Agri», «United Farmers Holding Company» из Саудовской Аравии, франко-американская «AgroGeneration». Из западных компаний больше всего украинских черноземов прибрал к рукам американский инвестиционный гигант «NCH Capital», зарегистрированный в Бермудском оффшоре.Казалось бы, аренда – вещь временная. Однако крупные корпорации, тем более иностранные, не станут вкладывать деньги во временное. И действительно, основу их «земельных банков» составляют участки, арендованные у землевладельцев на 49 лет. Впрочем, полстолетия - это многовато для агробизнеса. На самом деле в Украине существует весьма замысловатая схема земельного рынка. Непосредственный владелец сдает землю компании-посреднику, которая непосредственно занимается именно арендой участков, их накоплением и передачей в субаренду уже агрокорпорации. В ряде случаев возникают целые цепочки субаренды, в которые встраиваются местные чиновники со своими карманными фирмочками!Субаренда земли – это столь же выгодный бизнес, как и выращивание на продажу сельхозпродукции. Однако еще более выгодным является игра агрокорпораций на бирже: когда бодрыми отчетами о своих основных фондах и урожаях они повышают кур своих акций, которые затем выгодно продают или используют как залог для привлечения кредитов и инвестиций. И вот тут многие читатели будут удивлены, узнав, что в Украине в этом бизнесе лучше всего разбирается нынешний глава министерства агрополитики Тарас Кутовой.Биография этого человека увлекательна: математический вундеркинд и финансовый гений начинал свою карьеру с работы в украинских филиалах Фонда Сороса , в соросовском Международном институте менеджмента он получил свой второй диплом, в 2004-2008 работал ЗАО «Инвестиционная компания XXI век», торгуя недвижимостью и акциями на Лондонской бирже. А затем он сменил поприще, занявшись повышением капитализаций и стоимости акций украинских агрохолдингов – по методике соросовских финансистов. Интересно, что в ходе этого Кутовой способствовал росту корпорации «UkrLandFarming» Бахматюка – крупнейшего латифундиста Украины. Так же Кутовой работал управляющим директором «А1 Глобал Холдингс Лимитед» - филиала российской «Альфа-Групп» олигарха Фридмана.Таким образом, нетрудно догадаться, чьи же интересы сегодня отстаивает нынешний министр агрополитики, который и сам является крупным субарендатором: ему ставят в вину скупку через фиктивных лиц более 4 тысяч гектар земли на Полтавщине.Неудивительно, что Тарас Кутовой выступает за продление моратория: ему, как и другим арендаторам-субарендаторам земель, неинтересно нарушать сложившуюся систему земельного рынка Украины, к которой все они уже приспособились. Начало земельных торгов может внести хаос в эту стабильность – а это непосредственно отразиться на курсе акций агрохолдингов, что может принести им намного больше убытков, чем неурожаи и природные катаклизмы.Куда селянину податься?За продление моратория, по сути, высказались все партии власти, а также правая оппозиция в лице Радикальной партии и «Батькивщины». Однако дальнейшие планы относительно рынка земли у них оказались разные. Так, представители Блока Порошенко заявили, что нужно подождать окончания войны – тогда, мол, стабилизируется экономика и подниматься цены на недвижимость. Что ж, судя по тому, что сам Петр Алексеевич рекомендует студентам ВУЗов после получения дипломов «год провести в АТО», власть заканчивать войну пока что не планирует – а значит и мораторий может быть продлен еще на несколько лет.А вот Юлия Тимошенко попыталась вдохнуть жизнь в уже заброшенную тему развития украинского фермерства – однако не получила поддержки даже в собственной фракции. И тогда предложила ввести некоторые ограничения на будущем рынке земли. К слову, они существуют в ряде стран Запада: так, купив сельскохозяйственную землю, продать её можно лишь через 7-15 лет после использования по прямому назначению. Данное ограничение направлено против спекуляции землями, что подрывает стабильность сельского хозяйства. Впрочем, в Украине на подобное ограничение уже найдено универсальное «противоядие»: владелец земли формирует долг перед кампанией или банком, которые через суд забирают у него пай в возмещение долга – в этом случае ограничения по продаже земли не действуют. Причем, подобным образом в Украине уже были «проданы» тысячи земельных паев.Продать пай через возмещение умышленно созданного долга – не самый оригинальный способ скосить с украинского чернозема немного «капусты». Тот же министр Тарас Кутовой предлагает парламенту принять законы, позволяющие торговать… правом долгосрочной аренды. Что ж, подобные законны крайне необходимы для субарендаторов! Более того, как талантливые соросовский финансист, специализирующийся на увеличении котировок акций, Кутовой наверняка уже рассчитал, что сделав право аренды товаром, его можно включить в состав капитала компании – и поднять курс её акций! Светлая головы нынешний министр агрополитики Украины, жаль только что непосредственно в сельском хозяйстве он мало что понимает. А еще очень жаль, что теперь украинские агрохолдинги больше заботятся котировками своих акций на западных биржах, чем качеством своей продукции.Но торговля правом аренды может быть неплохим ответом требованиям МВФ отменить мораторий и открыть рынок земли - но не для её скупки западными корпорациями, а для увеличения украинского ВВП и наполнения бюджета пошлинами со сделок купли-продажи.Кроме МВФ, за торговлю украинской сельскохозяйственной землей выступают лишь 23% владельцев паев – включая недавно приобретших их участников АТО. Подавляющее большинство просто желают получить за свою землю хорошие деньги и потратить их на свои потребности. Это вполне разумно для тех, кто не собирается заниматься фермерством и не хочет получать от своего пая лишь жалкую плату от посредников-арендаторов.Увы, но лишь считанные единицы хотят прикупить к своему паю еще несколько и открыть какой-то агарный бизнес. Как было замечено в самом начале, фермерство в Украине практически не прижилось, а производительность труда в современных «колхозах» намного ниже, чем в советские времена. Поэтому частные агрокорпорации имеют все шансы поглотить сельское хозяйство Украины даже в прямой конкурентной борьбе – а уж при помощи своих связей в министерствах и в местных советах, тем более! Процесс обезземеливания украинских селян неизбежен, и не важно, продадут ли они свой пай или отдадут в долгосрочную аренду.Проблема в том, что переход земли в собственность или в аренду корпораций внесет серьезные изменения в процесс ведения сельского хозяйства. Число занятых в поле работников сократится в разы, что пополнит армию украинских безработных на полтора-два миллиона. И всем им придется искать работу либо в городе, где её и так практически нет, либо за границей – что еще больше сократит население Украины.

посмотреть на From-UA