Олланд не знает, нужно ли ему встречаться с президентом РФ в Париже

Военное обозрение

Президент Франции Олланд заявил о том, что у него «пропало желание встречаться с Владимиром Путиным». Напомним, что встреча президентов Франции и России была запланирована на 19 октября в Париже – причём по приглашению самой французской стороны. Теперь же в интервью TF1 Олланд заявляет о своей обеспокоенностью позицией России по Сирии и добавляет, что свой график на 19 октября jy «может пересмотреть». Президент Франции: Я задаюсь вопросом: будет ли это (встреча с Владимиром Путиным) полезным? Есть ли в этом необходимость? Можем ли мы сделать что-то такое, что заставит его (президента России) прекратить то, что он совершает совместно с сирийским режимом, а именно - бомбардировки Алеппо и его мирного населения. Далее Олланд добавляет, что если встреча в Париже и состоится, то он будет убеждать президента РФ в том, что «тот делает неправильные шаги». По словам президента Франции, нужно отказаться от операции в Алеппо и поддержки Асада. Выходит, что «правильными шагами» с точки зрения говорящей головы (Олланда), является прекращение борьбы с терроризмом, предоставление возможности боевикам пополнить запасы, перегруппироваться и вновь начать терроризировать Сирию при активной поддержке тех, кто настоятельно рекомендовал Олланду произнести свои слова. Учитывая тот факт, что Франция не поддержала даже предложения спецпосланника ООН Стаффана де Мистуры о выходе боевиков «ан-Нусры» из Алеппо в сторону Идлиба, со всей уверенностью можно говорить, что власти Пятой республики встали на одну позицию с США по поддержке международного терроризма. Видимо, покоя не даёт ливийский «успех демократической коалиции»... На этом фоне обращает на себя внимание заявление ещё одной говорящей головы – из страны, соседствующей (по морю) с Францией. Речь о британском министре обороны Майкле Фэллоне, который заявил буквально следующее (цитата РИА Новости): Мы очень обеспокоены. Мы наблюдаем гораздо более агрессивную Россию. Мы надеялись, что Россия станет партнером Запада, но, очевидно, она решила стать соперником. Удивительное заявление, особенно если учесть то, что в военной стратегии как США, так и самой Британии Россия открыто обозначена «врагом номер один». Или англосаксонская «логика» такова: "вы наши враги, а нас вы должны считать своими друзьями"?

посмотреть на Военное обозрение